Обо всем, понемногу. Из сети, и собственное.

85 суток в горах Памира

85 суток в горах Памира

Самолёт с регистрационным номером Л-3316 стал героем предвоенной фотосессии, благодаря которой нам теперь известен его внешний вид. Вдали от фронта подобная «мирная» окраска наверняка сохранилась и до 1942 года.

16 февраля самолёт ПР-5 с регистрационным номером Л-3316 (пассажирская версия биплана-разведчика Р-5), следовавший из Сталинабада (ныне Душанбе) в Хорог, около 15:00 по местному времени произвёл вынужденную посадку в сложных метеоусловиях (низкая облачность, туман) в урочище Калаи-Вамар на высоте около 4000 метров.

На борту, помимо пилота Княжиченко, находилось шесть пассажиров: начальник 66-го Памирского погранотряда майор Масловский, сотрудники НКВД Вихров и Жуковский, а также жена начальника хорогского аэропорта Гуреева с сыновьями в возрасте 10 лет и шести месяцев.

При аварии пилот и пассажиры остались живы, получив лёгкие травмы. Прождав впустую почти две недели помощи, 28 февраля четверо мужчин ушли вниз искать помощь, оставив в самолёте Гурееву со старшим ребёнком — младенец к тому моменту уже умер. Во время перехода Жуковский погиб, сорвавшись в пропасть. Когда его тело нашла поисковая экспедиция, рядом лежал пистолет ТТ с полностью отстрелянными патронами: после падения Жуковский остался жив, но не мог двигаться, и спутники его оставили, чекист стрелял, чтобы привлечь чьё-то внимание.

За несколько дней трое мужчин дошли до кишлака Матраун, где их подобрали местные жители и переправили в Хорог. Там Масловскому и Вихрову ампутировали отмороженные ноги. Княжиченко повезло: ему, как лётчику, полагались меховые унты, и он отделался лёгким обморожением. Странно, но никто из троих ни разу не упомянул о Гуреевой с детьми. Местные жители потом утверждали, что если бы узнали об этом сразу, то женщину могли бы спасти самостоятельно. Лишь в Хороге лётчик и чекисты вспомнили о брошенной ими женщине, прибавив, что она, скорее всего, уже умерла вместе с сыном от голода и мороза.

В начале мая 1942 года в Душанбинское управление гражданской авиации пришла телеграмма из Москвы, которая предписывала найти все разбившиеся до этого времени Р-5, снять с них пригодные для ремонта других машин детали и отправить в центр. Прибывшая на место крушения экспедиция, включавшая мужа и отца пропавших Ивана Гуреева, обнаружила в самолёте выжившую Анну Гурееву. К тому времени скончался от голода и старший мальчик, и женщина выжила, питаясь его мясом.
 

Памир в районе вынужденной посадки самолёта ПР-5. Горы в этом районе гораздо выше высот полёта самолётов тех лет, и лётчикам буквально приходилось петлять среди вершин. Увы, неизбежны были и ошибки.

Было возбуждено уголовное дело по факту оставления в беде женщины с детьми и неоказании помощи. Княжиченко, Масловский и Вихров получили разные сроки заключения, при этом пилот был направлен на фронт в штрафной батальон. Свой проступок младший лейтенант Василий Княжиченко искупил ценой жизни — в ночь на 12 октября 1943 года пилотируемый им Ли-2 110-го дальнебомбардировочного авиаполка не вернулся с боевого задания по бомбардировке тыловых объектов.

Узлы и детали разбившегося ПР-5 были вывезены с гор в 1985 году и использовались для восстановления Р-5, который в наши дни экспонируется в коллекции Музея ВВС в подмосковном Монино.

Поставьте свой рейтинг этой записи блога:
Ожидание зимы
Щедрiй вэчир в Пашковке

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии

LeshaK

Я не слышал этого случая, описанного в материале выше.
Однако, прецеденты, подобные, были. В1993 году, на экраны вышел фильм "Живые". Кстати, очень неплохой фильм. Насколько мне помнится, в 1972-ом, футбольная команда из Уругвая, перелетавшая через Анды, так и осталась среди снегов и вершин на десятки дней вместе с разбитым самолетом. Выжили, за счет поедания останков погибших и умерших.