Бог управляет миром. Это очевидно!

Моя А-экспедиция

Моя А-экспедиция

(В абхазском языке просто решается проблема иностранных слов: впереди ставится буква "а" и вот, слово уже звучит по-абхазски: абанк, авелосипед, аэкспедиция...))

Дорога на Акармару, справа - священная гора Лашкендар

Наиболее удачной находкой этого лета для меня явилось объявление о наборе волонтеров в археологическую экспедицию, с 2006 года ежегодно проводящуюся в Ткуарчальский районе Абхазии. Поскольку Абхазия – моя любимая заграница, то размышлять было не о чем, и 25 июля рано утром я второй раз за этот сезон пересекла границу, и в первый раз без велосипеда. За окном старого автобуса полетело сухумское шоссе, десятки раз измеренное 26- дюймовым колесом. Тогда это было целое приключение на двое- трое суток, а сегодня – всего лишь несколько часов автобусной поездки. Это все равно что есть десерт не маленькой ложечкой, а откусывать большими кусками и глотать, не разжевывая. В сильно преобразившемся Сухуме постояли час, попили традиционного абхазского утреннего кофе и снова в путь, по сельскохозяйственной части страны.

Река Галидзга

К 12 часам дня со скрипом добрались до неизвестного еще мне Ткуарчала, бывшей шахтерской столицы Кавказа. С 30- х годов 20 века здесь начали добывать уголь, а в годы Великой Отечественной войны, когда Донбасс был оккупирован, Ткуарчал переживал расцвет как единственная угольная артерия страны. Конечно, все погубили 90- е, и теперь Ткуарчал живет прошлым, среди заваленных шахт, ржавеющей техники и высоких гор.

Одичавшая герань

Я всегда с некоторым трепетом вступаю в неведомые земли. Пока озиралась в пустом пространстве конечной остановки, водитель уже догадался о цели моего путешествия и показал нужную дорогу, уходящую в туманное ущелье под священной горой Лашкендар. По этой неведомой суровой гравийке мне предстояло топать еще 9 километров, чтоб достичь верхних горняцких поселков, расположенных выше по течению реки Галидзги. У меня был телефон главного археолога экспедиции Аркадия Ивановича Джопуа, начальника сухумского музея. Он лично приезжал за каждым прибывающим волонтером из Акармары, где базировался лагерь. Но я постеснялась звонить ему из- за своей персоны, тем более хотелось пешком пройти этот совершенно новый для меня путь.


Совсем рядом грузинская граница, впереди виднеются острые гребни серьезных высот, где- то шумят ручьи и водопады, надо мной возвышается уступ Лашкендара. Погода отличная, впереди топают женщина и двое детей. Иду за ними, любуясь окрестностями, ожидаю попутные машины. Садиться в попутки на этой дороге мне было разрешено без страха, ибо здесь принято подвозить « археологов», все местные знают, что в Акармаре стоит экспедиция. На четвертом километре меня догнал грузовичок и подвез половину пути. Далее я продолжила подъем в горы, считая мосты через Галидзгу, третий должен был быть ориентиром.

Акармара

Наконец бодрым маршем я вошла в роскошный шахтерской поселок Акармара. Третий мост протянулся над шумным потоком с шестиметровым водопадом и перешел в центральную улицу, окаймленную величественной сталинской архитектурой. Через серые арки и колонны смотрели выбитые окна, когда-то декоративная герань разрослась в непроходимые джунгли, асфальт разьедали протекающие ручьи из лопнувших водопроводов. Где- то послышались голоса и лай собак. В одной из не сильно разрушенных пятиэтажек обитали пять семей местных жителей и члены экспедиции. Дом когда-то был шикарен, планировка указывала, что предназначался он для небедных акармарцев. Но все это в прошлом, теперь во дворе гуляют утки и поросята, капает единственный кран с водой, а собаки дружно приветствуют новеньких.

Археологи на раскопе, меня встречает дежурная, приветливая девушка Эля из Сухума. За чаем я узнаю подробности нехитрого быта экспедиции и до вечера помогаю Эле бороться за чистоту на кухне. Видя, что я неплохо умею мыть посуду, мне доверяют помыть находки. Это большая честь и я сажусь чистить черепки. К вечеру возвращаются трудяги, знакомлюсь с начальниками экспедиции Александром Скаковым и самим Аркадием Джопуа, который слегка обижен на меня из- за отказа воспользоваться его извозом. В Абхазии не принято отказываться от подобных предложений. Скаков всегда смягчает ситуации конфликта между абхазским и русским мировоззрениями и все кончается миром.

Наша кухня

Утренний вид из окна

Моя кровать

Ну, а далее потянулись будни археологии, привыкнуть к которым я смогла лишь когда уже надо было уезжать. Жили в квартирах на разных этажах, мне достался четвертый. Конечно, цела была только крыша. О стенах и окнах говорить нечего, но на счастье еще работали канализационные стоки. На полу, в тех местах, где еще не был провален настил, мы стелили спальники для сна. На балконе стоял единственный стул для утреннего курения и размышлений с видом на красивую гору с альпийскими лугами и скалами на вершине. Столовая – в такой же квартире, пониже. После завтрака не спеша тянулись на раскоп, расположенный на горе Джантух. Для этого нужно было преодолеть чуть более 300 метров подъема по каменистой скотопрогонной тропе. По пути сопровождают красивые пейзажи и постоянный шум реки.

По дороге на раскоп

Работа представляла из себя зачистку каменных курганов, из которых состоял могильник. Сидя в тенечке и ковыряясь в земле шпателем, я вспоминала свою прошлую экспедицию, где работала лопатой и на жаре. Находок было мало, каждый черепок от грубо слепленного глиняного горшка становился событием. Наша « бригада» должна была определить границы каменной насыпи, поэтому даже само наличие камней под слоем земли радовало. Чуть ниже располагался основной раскоп, на котором работали уже не один год. Там находки были поинтереснее: стрелы, бусы, колокольчики и прочий загадочный погребальный инвентарь. На этом раскопе крутились художники, геодезисты с теодолитом и целых два бравых парня с лопатами. Все остальные скребли мастерками, ножичками и пальцами, воскрешая покойников, которые думали, что их покой будет бесконечным. Сами погребенные представляли из себя мелко раздробленные косточки, тоже крайне немногочисленные. Все это было связано со способом погребения. Сначала тела подвешивали на деревья в шкурах, а через год- два, когда их хорошенько обьедали звери и птицы, оставшиеся кости дробили и складывали компактно в могилу. Предварительно их могли еще и сжигать, так как в раскопе попадаются обожженные камни, черепки и спекшиеся бронзовые амулеты в виде животных. Колокольчики интересной формы использовались неизвестно на каком этапе, но так же оставались в могиле. Все находки фиксировались на плане.

Все помыла и разложила сушить

Вечером в пять часов можно было складываться и отправляться вниз на базу. Там уже был готов нехитрый ужин и вкусное домашнее вино. Пыль веков мы романтично смывали в живописных купальных ваннах Галидзги с « джакузи». Вода холоднющая, но быстро привыкаешь. Купалки есть « ближние» и « дальние». Дорога к ним полна своих красот и памятников шахтерскому труду.

Вот такой мостик надо преодолеть по пути на речку

Наша купальня

После купания и ужина – потягивание вина, произнесение тостов и беседы на разные темы, иногда песни под гитару от харизматичной девушки Ксюши из Архангельска. Всегда присутствует Аркадий Иванович с лекциями о кавказском благочестии по разным поводам. «В тык» получают девушки, наливающие чай не по старшинству и юноши, нерешительные в любви. Слушать поучения Аркадия неожиданно интересно, хотя растягиваются они до бесконечности. Затем провинившихся гладят по головке и ободряют хвалебными тостами. До безобразий никогда не доходит и к полуночи все уже валяются на своих спальниках в ожидании следующего прекрасного утра. Не спят только вездесущие блохи, составляющие основные неприятности экспедиции.

Прогулка в пос. Джантух

В воскресенье всеобщий отдых. Народ отправляется в Сухум на море и поесть вкусняшек. В Акармаре отчаянно не хватает сладостей и молочных продуктов. Мне ехать неохота и, узнав о наличии в пяти километрах от посёлка высокого водопада, я собираю компанию еще из трех ленивых и мы отправляемся его смотреть. К счастью, у водопада расположен ресторанчик и там совсем недорого можно насладиться абхазским блюдами. За этим путешествием мы проводим почти весь день. Молодой научный специалист Дима из Сухума рассказывает нам множество абхазских баек, а местные джигиты угощают нас в ресторане соком и пирожными. В это время над горами небеса разверзаются грозой и ливнем, после чего вдоль хребта протягивается яркая радуга.

 

В этом прекрасном месте неделя моего пребывания пролетает незаметно. Подходит последний рабочий день и вечером звучат тосты в мою честь. Какая я хорошая да пригожая, и чтоб приехала на следующий год. Спасибо вам, друзья! За короткое время мне удалось так легко вписаться в ваш коллектив, что удается мне весьма редко. Утром Аркадий Иванович отвозит меня в Ткуарчал, по пути успеваем наконец побеседовать на интересующие меня темы по археологии и вообще, о жизни. Далее я уже самостоятельно преодолеваю путь до дома.

На одном из мостов через Галидзгу (два москвича, две северянки и казачка)

На фоне здания жд-вокзала Акармары

Поставьте свой рейтинг этой записи блога:
Про пепелац и гравицаппу
Неправильный шабат

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии

+1

Марта

Краснодарцам нет нужды так изгаляться. Такой способ был выдуман жителями гор в связи с нехваткой ровных территорий для захоронений. На Джантухе, предположительн о, хоронили даже не всех подряд, а убитых молнией. Ну, или разрядом от газонового аккумулятора...