• Страница:
  • 1
  • 2

Theodor Horschelt

Theodor Horschelt 02 нояб 2016 15:22 #1

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Итак, в ГИПБ я нашла книгу с воспоминаниями немецкого художника Горшельта, который, как выяснилось, воевал в составе Шапсугского отряда. И кроме уже известной нам картины "Возвращение казаков с набега", сделал там множество других зарисовок, которыми сопровождал свои письма родным в Германию.

К сожалению, книга на немецком языке. Перевод существует, и опубликован, как говорят, в журнале "Пчела" за 1877 год. Но где ее взять, эту Пчелу, неизвестно. Продается подшивка в сети, за 12000 р. В открытом доступе не нашла. Да и неизвестно, полностью ли там опубликованы все тексты?

Горшельт участвовал так же в пленении Шамиля, писал много и из Тифлиса. Меня же больше интересуют его письма с берегов Шебша. Поэтому я решила немного поупражняться в вольном переводе с немецкого с помощью специальных программ. Конечно, жалко корежить высокий литературный стиль художника своими скромными познаниями в языках, но зато у нас сложится хоть какое-то представление о том, что видел немец своим нерусским взглядом на левом берегу Кубани в 1860 году.

"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 21 мая 2018 23:12 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Письма из Шапсугского отряда 02 нояб 2016 15:24 #2

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Лагерь на р. Шебш, 1860
....Среди всех лишений теперешней нашей экспедиции я все чаще ловлю себя на постоянно возвращающихся мыслей о доме. Особенно сильно это чувство становится в вечерние часы, когда небо становится красным и медленно спускается сумрак. Я мечтаю о чуде, как ребенок, и представляю, что эти светящиеся облака берут начало в небе над моей страной, где я оставил все, что когда-то любил. Я наблюдаю за светящимся небом под огромным дубом, стоящим на холме. Внизу музыканты из наших драгунов играют музыку из моей любимой оперы, а луна светит все слабее и слабее. Вы пишете мне, чтоб я быстрее возвращался. И по правде сказать, я рад бы был сейчас же уехать, но когда после однодневного перерыва вновь начинается движение огромной массы пехоты и артиллерии, свист ракет, выстрелы, когда горящие дома и деревья окрашивают небо в огненный цвет и закрывают его клубами дыма, то забываешь все сантименты и думаешь: нет, еще на один год хочу остаться здесь, быть может, я этого уже никогда не увижу. Уже начинается третий год моего пребывания здесь и я не знаю, сколько еще продлится война, сколько еще тоскливые вечера будут чередоваться с лихими буднями. Смогу ли я в Мюнхене забыть это раскаленное небо, так как здесь, на Кавказе, не могу забыть наши милые сельские просторы?.. Через три дня мы предпримем десятидневную экспедицию в горы. фургонов у нас не будет, все пожитки мы грузим на лошадей. Нам предстоит несколько больших сражений. А теперь прощай, пиши мне как можно больше! Приветствуйте всех наших друзей. Как всегда ваш, Теодор.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Фёдор, ToyFun, serg141-9, Алексей С.

Письма из Шапсугского отряда 02 нояб 2016 22:20 #3

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Р.Шебш, 7 июня.
Дорогие родители! В последние дни ничего особенного не произошло. Мы медленно передвигались, стреляли тут и там, жгли аулы, вырубали леса. Сегодня утром, в 3.00 мы начали переправу через Шебш, где будет построена крепость и вероятно, останемся здесь до осени. Река течет среди обрывистых берегов, поэтому переправа очень утомительна, особенно из-за пушек. Несколько сотен человек заняты тем, что с невероятными усилиями сначала спускают их вниз, а затем затаскивают наверх. Кроме того, на противоположном берегу противник занял крепкие позиции, был горячий бой со множеством жертв. Среди прочих был застрелен пулей в сердце мой друг, один из последних принцев Грузии, брат знаменитой княгини Чавчавадзе. Он был со своим отрядом, известным как "Ночные волки", о которых писал Дюма. Они занимались ночной охотой на черкесов и нарвались на группу шапсугов, от одного из них он и получил роковой выстрел. "Я ранен, - сказал он идущим вслед за ним, - вынесите меня". Затем сделал несколько шагов, упал и умер. Я никогда не знал более красивого человека, настоящий грузинский тип, к тому же очень сильный, в чем я убедился, когда мы боролись с ним на траве несколько дней назад. Нельзя представить себе лучшей смерти, чем в бою, в полном расцвете молодости (21 год) и будучи всеми любимым.

Я еле пишу от усталости, в течение нескольких дней мы были по 12-14 часов на лошадях и не было другой мысли чем спать, спать, спать... Но завтра - единственная возможность отправить мое письмо. Кроме того, я слишком голоден для того, чтобы уснуть. Сейчас я жду чай, который готовит один из моих казаков. Теперь у меня их трое, видите, как растет моя репутация? Этот особенный чай я считаю лучшим напитком и вряд ли когда от него отвыкну в этой жизни. Много месяцев я не видел ничего, кроме кофе. А теперь я расскажу что-то интересное. Когда мы были в Екатеринодаре, у нас в лагере был настоящий цирк. Солдаты разыгрывали пантомимы из Шарля Перро! Было очень весело. И тогда же прошел слух, что два виртуоза, пианист и скрипач, будут давать концерт. Представьте мое изумление, когда пианистом оказался мой старый друг из Мюнхена!


Шебш, 13 июля.
Барон Артур, мой добрый старик, как я и боялся - вы покинули Мюнхен. А как бы хотел я, сидя с вами вечерами, рассказывать о Кавказе, об этой чудесной стране, ущельях и ручьях, огромных горах и горцах, и их прекрасных женщинах... Это получился бы бесконечный рассказ. Рисунок на 1-й странице изображает ход событий 7 июня, когда мы брали нашу позицию на Шебше. Несмотря на то, что рельеф здесь еще плоский, реки образуют чрезвычайно крутые ущелья. Лошади прижимаются животами к земле от чрезмерной крутизны склона. Бой при переправе был короткий, но эта перестрелка стоила нам 50 людей.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 02 нояб 2016 23:00 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Фёдор, ToyFun, serg141-9, Алексей С., SensoR

Письма из Шапсугского отряда 03 нояб 2016 13:36 #4

  • Алексей С.
  • Алексей С. аватар
  • Не в сети
  • Давно я тут
  • Сообщений: 84
  • Спасибо получено: 64
  • Репутация: 6
Очень интересная книга "Кавказ", по ссылке ниже, в данном варианте перевода, много интересных иллюстраций


"Кавказ" А. Дюма
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 00:59 #5

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Дюма по Шебшу не скакал, не дартаньянское это дело! kon

Продолжим!

24 августа, лагерь на р. Шебш
После того, как несколько дней назад наш набег на соседние аулы оказался неудачным, то теперешний наш план мы продумали более тщательно. Один шапсуг сообщил нам, что двенадцать верст отсюда его односельчане ежедневно утром спускают стада на водопой к Шебшу. Он будет стоять там в ожидании и тотчас сообщит нам. Мы с нетерпением ждали на следующее утро сигнала. Лошади были оседланы, казаки и драгуны готовы. День обещал быть жарким. Минуло 9 часов, 10,11... И наконец в 12-ть, а наш шапсуг не появлялся. Не было ни малейшего ветерка, и солнце горело в безоблачном небе. Мы уже потеряли всякую надежду и говорили о разных, не относящихся к набегу вещах. И вдруг скачет присланный генералом казак с приказом "По коням!" и тут же казаки и драгуны вскочили в седла и пустились рысью из лагеря. Наш шапсуг очень торопил нас и уже через полчаса наша колонна представляла из себя несущуюся тучу из казаков, драгун и пехоты. Во время скачки жара была менее ощутима, но в пыли невозможно было видеть впереди несущихся всадников. Я только слышал топот копыт, фырканье лошадей и крики "paschol!", что означает "вперед". Думаю, так мы проли около 6 верст, из одного аула, слева от нас, раздались выстрелы. Затем мы увидели впереди еще одно облако пыли, видимо, заметив нас, шапсуги спешно угоняли стадо. Теперь мы помчались еще быстрее, развернув флаги, которые ранее несли в горизонтальном положении, дабы не быть замеченными преждевременно. Хотя это была бесполезная предосторожность, все равно нас выдавало облако пыли. Крики заполнили воздух. Пастухи, видя, что спасти стадо уже не получится, бежали, и скот оказался в наших руках. За сто шагов от нас был аул, перед ним стояли двухколесные телеги, груженые зерном. Казаки бросились грабить аул, а затем подожгли его, одного пастуха взяли в плен. Наш шпион-шапсуг, держа в руке зажженный пучок соломы, подошел к одной из сакель, ударил рукой в дверь и сказал: " Хозяин этого дома виноват в том, что я перешел к русским. И теперь я рад сделать это!" и бросил горящую солому на крышу. Пламя мгновенно ударило в небо. Так рассказывали мне, сам я этого не видел, так как перед этим наша колонна разделилась на две. Мы увидели еще одно удаляющееся облако пыли. Нас было теперь сотня казаков и эскадрон драгун, во главе которой был князь Воронцов-Дашков и последний из грузинских князей Амилахвари.
Местность стала еще хуже, появились глубокие овраги. Лошади устали и тяжело дышали. Вдобавок мы вошли в какую-то чащу, где вынуждены были продираться сквозь терновник и свисающие лианы. Внезапно кровь ударила мне в голову и я едва не потерял сознание. Лошади, очевидно, чувствовали то же самое, так как многие из них останавливались и больше не двигались с места. Мне было стыдно от своей внутренней слабости. К счастью, полоса леса оказалась узкой и через четверть часа мы снова мчались галопом, хотя лошади были истощены, мы проли около двух немецких миль. Еще несколько подъемов и спусков и мы подошли к склону, ведущему к реке. Но склон был настолько крут, что мы должны были тщательно вести лошадей. Перед нами, в русле реки было большое стадо, а татары бежали влево и вправо к горам, которые поднимались здесь уже на высоту около тысячи футов...

"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Фёдор, ToyFun, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 01:38 #6

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
... Долина огласилась криками "Гяур! Гяур!", тут и там раздавался грохот выстрелов. Вскоре мы захватили стадо, а казаки рассеялись по лесу, преследуя противника. Перед нами лежал аул, откуда раздался залп, но лишь ранило нескольких лошадей. Мы быстро согнали стадо и бросились за татарами, чтоб не дать им возможности собраться. Ружейный огонь был жестоким, драгуны стреляли непрерывно. Со всех сторон были видны толпы татар, собирающихся на пригорках. Мы должны были как можно скорее возвращаться, но трудно было заставить скот выйти из реки. Годовалый буйвол, довольно крупный, был настолько упрям, что прилось привязать его к казачьей лошади и тащить из воды. (Ох нелегкая это работа из болота тащить бегемота! - Марта). Теперь мы шли обратно и примерно на полпути, из сожженного нами аула раздался выстрел. Принц Эристов, один из драгунских офицеров, был убит пулей в плечо. А принц Махатази, который давеча рубил головы татарам и привез в лагерь горского ребенка, был контужен.
Тут мы увидели вдалеке поднимающуюся пыть, это была наша пехота и артиллерия. Наша экспедиция была завершена, Мавр сделал свое дело, Мавр может уходить! Теперь мы не спеша ехали в лагерь, позади слышался лязг пехоты и время от времени - оглушительный выстрел из пушки. Через несколько часов мы прибыли в лагерь, смертельно уставшие, но в хорошем настроении. Нашей добычей стало 457 голов скота, 17 аулов были сожжены. В этот день я был в казачьей форме, которая, как говорят, сильно впечатляет противника. Перед палаткой стоял полковник Т. и звал нас: "Ребятки, еда готова!" . В этот день был уже год как пленен Шамиль и в Тифлисе, наверное, был большой банкет...
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Фёдор, ToyFun, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 10:32 #7

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
К сожалению, целые куски текста приходится пропускать, так как непонятно, как их переводить.
А вообще, описания Горшельта меня впечатлили своей правдоподобностью, в них война похожа на войну, а не на гуманно-победоносное шествие добрых русских солдат. Это особенно будет видно из последующих текстов.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 12:38 #8

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
1 сентября, лагерь при р. Шебш

Так как завтра есть возможность отправить письмо, то я сейчас же спешу уведомить тебя, дорогой папа, что дела мои отлично, я здоров, так же как и мои лошади, побывавшие в изнурительной скачке. Это доказывет, что не следует скупиться при их покупке, хорошая лошадь в здешних условиях имеет большое значение. Тем более, что скоро мы снова отправляемся в поход.
Наш лагерь сейчас уже не выглядит так, как сразу после его устройства. Теперь мы не живем в палатках, а построили настоящие зимние дома, крытые соломой. Лагерь похож на небольшой город, в середине которого будет стоять укрепление. Я тоже стал домовладельцем! Участок шапсугской земли около 50 шагов в ирину и 100 ярдов в длину теперь моя законная собственность. Дом мой, даже еще не законченный, выглядит замечательно. Он состоит из 6 или 8 свай и прутяной крыши, скрепленной глиной. Я заранее нарисовал план, там будет спальня, кладовая и столовая. Но в результате хитрой постройки все это придется сочетать в одной комнате. О дух спекуляции, ты велик! Свой дом, в случае отъезда, я продам.
Несколько дней шел дождь, поэтому сейчас не сильно жарко, да и мух меньше. К сожалению, состояние здоровья наших солдат по-прежнему плохое, треть нашей маленькой армии лежит по больничным палаткам. Все мои друзья внезапно были вызваны в Тифлис, остался лишь один Шереметьев, но он так же постоянно болеет. Говорят, завтра мы идем по некоторым аулам и есть возможность взять полтысячи рогатого скота. Но неизвестно, чем еще это может закончиться.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 04 нояб 2016 12:40 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 13:34 #9

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
1860г, 15 сентября, лагерь при р. Шебш
Насколько я помню, в последнем письме я сообщал, что наутро нам предстоит новый набег, так оно и случилось. Мы вышли в 5 часов утра, два эскадрона драгун и две сотни казаков, споровождать колонну, следующую в Екатеринодар. На полпути мы расстались и поехали через поле, сопровождаемые шапсугом, уроженцем того аула, который предназначался к грабежу. Наш проводник переоделся в казака и завернул лицо башлыком, чтоб не быть узнанным родственниками. Примерно через час мы перешли довольно широкий и глубокий Шебш, так как в этом месте он уже сливался с Афипсом, и ворвались в густой лес. Черкесы жили здесь уже давно, необходимо было выгнать их, чтоб сделать безопасной будущую дорогу на Екатеринодар. Мы двигались тихо, чтоб ни одна душа не знала о нашем прибытии. Лес был настолько густым, что мы могли двигаться только гуськом по узкой дорожке. Примерно через час мы наткнулись на упряжку из двух волов, которые тащили арбу. С ними были два дровосека. Увидев нас, они убежали, сопровождаемые нашими выстрелами. Но так как местность здесь уже стала значительно просторнее, то они были быстро настигнуты и убиты казаками. Я слышал их стоны и агонию, видел их проломленные черепа, видел ухмыляющихся казаков и это шокировало. У нас не было времени для переживаний, так как из аула уже слышались выстрелы, мы были замечены. Через несколько минут мы достигли широкого поля и увидели по левую сторону два аула. Перед одним из них мы наткнулись на (корову?), которая стояла и смотерела на нас большими глазами, несмотря на то, что мы с шумом и гиком неслись мимо. С нею были два пастуха, старый и молодой. На молодого бросился капитан драгуноа Амилахвари, выхватив изогнутую шашку. Пастух же, бросив ружье, крикнул; "Амилахвари?", тогда князь крикнул следовавшим за ним драгунам "Не трогайте его!". Но этот призыв потонул в общем шуме и через мгновение черкес рухнул под лошадьми и ударами сабель. В это время казаки уже проникли в аул и жители, которые не успели спастись, падали от их выстрелов. Одна женщина получила удар по голове, а восьмилетний мальчик был ранен в грудь. Я видел одного казака на коне, тащившего почти голую женщину. На другом коне везли ее младенца, которому было около шести недель. Женщина постоянно протягивала к нему руки, но не могла бы удержать его, так как тоже была ранена. Рядом везли раненного в грудь мальчика, но к сожалению, у него уже началась агония. Минут через 10 он умер и казак медленно спустил его с лошади на траву. Это был очень красивый мальчик и душа моя раздиралась, видя страдания его матери. Короткая красная рубашка составляла всю его одежду, ноги были покрыты кровью. Кроме него, среди пленников был еще мальчик лет 6 с опухшим носом, получивший удар кнутом за то, что укусил держащего его казака, и девочка лет 5, дивной красоты. Я намерен нарисовать ее в ближайшие дни. В целом же нашей добычей оказались всего 800 голов скота, а не полторы тысячи, как мы надеялись.
Возвращались мы быстро, так как шапсуги начали съезжаться и становилось опасно. Ограбленные нами аулы догорали, часа через 4 мы прибыли к Кубани, откуда я и посылаю это письмо в Екатеринодар.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 04 нояб 2016 15:58 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Фёдор, ToyFun, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 16:37 #10

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Лагерь на р. Шебш, 30 сентября.
Лагерная жизнь сейчас протекает довольно приятно: теплые солнечные дни вознаграждают нас за все, что мы пережили. Последние события принесли мне много красивых образов. 21 сентября мы сделали рейд вглубь гор, откуда вернулись лишь через четыре дня. Сопротивление противника было неслабым, но поскольку среди них нет единства, то они не могли принести нам много вреда. А мы, в свою очередь, опустошили и сожгли несколько аулов. Думаю, потери шапсугов были огромными. Среди других, более мелких стычек, я участвовал в набеге драгун. Во время атаки на один аул, его жители скрылись в плотном лесу, при этом нескольких из них мы убили. Войдя за ними в лес, мы обнаружили там множество спрятанного сена. В то время, как казаки сгоняли лошадей, мы с Шереметьевым и Трубецким, и десятью казаками сделали небольшую рекогносцировку в заброшенный аул. Там мы неожиданно близко столкнулись с четырьмя черкесскими всадниками. Трое из них бросились от нас вскачь, четвертый же не успел вскочить в седло. За мгновение до сближения с нашими казаками, его товарищ схватил его, перекинул через свое седло и они исчезли в лесу. Вчера снова был набег, в котором нашим лошадям пришлось тяжелее, чем когда-либо. Но зато мы захватили около 1000 рогатого скота, лошадей, буйволов и овец, а так же 9 пленных. Теперь я вполне познал особенности локальной войны, так что если ничего важного не случится, то останусь в начале ноября в Тифлисе.
Прощайте! Ваш шапсугский домовладелец.


Перевод эпизода встречи с черкесскими всадниками весьма приблизительный. Может оно и не так все было... styd
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Фёдор, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 04 нояб 2016 21:21 #11

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Лагерь на Шебше, 23 октября 1860г
Жизнь в городе представляется мне полной всяких слабостей и болезней, в то время как здесь, на свежем воздухе, я защищен от всех недугов. За исключением редких опасных случаев, конечно. Несколько дней назад у нас опять был набег (в оригинале - "Skatschka"), захватили несколько сотен голов скота, 26 пленников и сожгли три больших аула. Но эти опасности быстро проходят, после чего мы живем, как древние германцы, под открытым небом, среди буйной зелени лесов, а осенью и зимой к этому добавляется грязь по шею. Сейчас идут дожди, иногда ударяют заморозки и в скором времени мы ожидаем снег. Сейчас я все еще живу в палатке, так как мой дом, который я так тщательно строил... (продолжение следует)
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 04 нояб 2016 21:26 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Письма из Шапсугского отряда 05 нояб 2016 13:04 #12

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
...полностью разрушился после обильных дождей. Этот дом, я так гордился им!.. Ибо что такое Мюнхен для того, кто владеет домом в Шапсугии? Дом, который так спасал меня от жары, в котором я отдыхал, как Гёте, он не выдержал и трех дождливых дней. вся система водоотведения оказалась бесполезной и он рухнул, подмытый ручьями. Мир его праху, вернее, его сырости! На некоторое время я, вероятно, останусь в Тифлисе. Начальство поменялось и вместо Филипсона теперь командует Евдокимов. Методы войни теперь будут другими и наш отряд двигается в сторону Абадзехов, где я уже был в апреле с братьями Орловыми-Давидовыми (?). Будут очень длительные экспедиции, которые я пережду в Тифлисе спокойно. Я ожидаю приезда князя Святополк-Мирского, чтобы получить некоторые пояснения, есть ли у меня возможность выехать сейчас в Тифлис. До тех пор Бог да благословит вас!


Особенно доставила эта фраза:
Что такое Мюнхен для того, кто владеет домом в Шапсугии? duma
Надо высечь ее в камне и повесить в с. Григорьевском на сельсовет. Чтоб знали они, что у них лучше, чем в Мюнхене.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 05 нояб 2016 21:31 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Письма из Шапсугского отряда 07 нояб 2016 22:57 #13

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Еще несколько записок, хронологически они должны были быть в начале.

Екатеринодар, 28 апреля 1860г
Вчера вечером я благополучно прибыл в Екатеринодар, а послезавтра мы выдвигаемся на вражескую территорию. Я надеялся, что встречу здесь кого-то из генералов, но все уже уехали. Я приехал, не зная ни души, что раньше привело бы меня в смущение, но сейчас я спокоен, ибо достаточно хорошо говорю по-русски, чтобы не оставаться голодным. К тому же, сегодня вечером прибыл и мой хороший знакомый, граф Воронцов. Благодаря ему, я огражден от скуки и мы ищем, чем бы развлечься в обществе. Вся масса войск левого крыла находится здесь, но мне не удалось встретить даже Шереметьева, которого не видел целый год, ибо он был отправлен в Петербург вместе с плененным Шамилем, затем пошел в отпуск и только после этого прибудет сюда.
Да, забыл сказать, что мое прощание со ст. Рудниковской было очень трогательным. Анатолий Орлов-Давидов, который находится там со своим отрядом, провожал меня. Я даже произнес небольшую русскую речь! Должно быть, это было неплохо. По-немецки это звучало бы так: "Братья! (так обычно обращаются офицеры), я ухожу, желаю вам оставаться здоровыми, может быть, я скоро вернусь". Так как у меня был эскорт из трех казаков, да еще меня сопровождали несколько конных офицеров, то на установленных по пути пикетах меня принимали за какого-то высокого чина. На каждом посту ко мне подходили с обязательным докладом: "На вашем направлении все спокойно!", на что я отвечал милостивым кивком.
Не знаю, смогу ли остаться в экспедиции хотя бы одно лето или зиму. Здешние народности не так еще сильно устали от 25-летней войны, как те, что мы покоряли до сих пор. Одно знаю: мне интересны и война, и сама страна, и это стоит потраченного времени. В любой европейской войне ее продолжительность измеряется численностью войска, здесь же трудно определить количество противника, который возвращается вновь и вновь, и состоит из многих народностей, ютящихся по уголкам гор, куда очень трудно добраться. Так что дело может продлиться еще долго. Однако мои друзья делают хорошо преуспели в этом, и однажды я вернусь, как знаменитый путешественник.
Как поживает наш друг Echter? Я с ностальгией вспоминаю о нем и его картине, изображающей битвы венгров. Здесь я с интересом рассматриваю гораздо более скромные работы. В каждом казачьем доме в углоках можно встретить литографии с подписями "Весна", "Осень" или "Эдуард и Валентина" и они радуют глаз и даже вызывают восхищение. Так, человек привыкает к лишениям! Бог да благословит вас, как я вас тысячу раз обнимаю и целую.


29 Апреля, 1860г
Наведя необходимые справки в Екатеринодаре, я выяснил, что заврта в полдень колонна собирается на одном из казачьих постов, Великолагерном, который отстоит от деташмента на 20 верст. Поскольку от Екатеринодара до Великолагерного было примерно так же далеко, то я решил встать утром пораньше, чтоб добраться туда задолго до отхода колонны. Вечер я провел в приятном обществе Исакова и графа Воронцова, лег в полночь. Не успел я заснуть, как полковник растолкал меня: "Горшельт!". Оказалось, мы должны тотчас отправляться, если хотим успеть вовремя, так как колонна отходит в 4 часа утра. Никогда я не одевался быстрее, чем в этот раз! Мы быстро побросали вещи на повозки, чтоб не обременять лошадей, и покинули на рысях Екатеринодар, где еще час назад надеялись выспаться. На рассвете мы достигли берега Кубани, где была намечена переправа. Здесь через реку был переброшен понтонный мост. Берега с обеих сторон были обрывисты и круты, грязно-желтая вода медленно текла в сторону Черного моря. После того, как мы пересекли мост, защищенный с другого конца стеной с несколькими пушками, мы оказались на вражеской территории. Пейзаж на этой стороне реки представлял из себя прекрасное зрелище. Трава росла высоко и густо, кое-где виднелись отдельные группы деревьев, рассеянные на фоне чернеющих вдали лесистых гор. Так как мы боялись опоздать, то прибыли слишком рано. Хотя уже тысячи людей с телегами пересекли мост, время приближалось к 9 утра. Переправлялись аккуратно, чтобы избежать несчастных случаев. Кавалерия и пушки перешли первыми, в середине шел обоз, по обе стороны - пехотные цепи. Я встретил множество своих знакомых из левого крыла и мне это было очень приятно. Время от времени мы слышали грохот орудий. Я узнал, что от нашего лагегя недалеко до аула Кабаницы, где несколько дней назад уже было жаркое дело. Этот аул был совершенно отличен от тех, что мы видели на левом фланге. Это было не одно целое, а множество поселений, растянутых на 16 верст, защищенных лесами и зарослями кустарника. Целый день требовался для того, чтоб совладать только с малой частью поселений.
На другое утро после нашего прибытия я как можно скорее отправился на арену боевых действий, около 1000 шагов от лагеря. Поваленные деревья, курящиеся руины, лежащие тут и там убитые и раненные, на все это я смотрел с таким чувством, какое бывает, когда встретишь старого знакомого, которого не видел много лет. Я ходил и к пехотинцам, и к артиллеристам, и везде встречал своих друзей, с которыми в давних походах провел столько счастливых и тяжелых часов. Что же касается самого боя, то я не увидел ничего нового. Пехота бежала вперед или ползла на брюхе, прячась за деревьями и кустами. Противник редко показывался, виден был только дым от выстрелов. Только иногда, когда они вынуждены были покидать свои укрытия, можно было несколько секунд наблюдать их бегство. Тогда наша пехота с криками "ура" бежала снова вперед, пустив перед собой несколько зарядов картечи. В 3-м часу пополудни неприятель удалился далеко в лес, мы сожгли дома и вырубили деревья. Послезавтра снова начнется что-то в этом роде, а назавтра у нас назначена дневка. На следующий день пришли посланные от горцев и предложили по паре волов за каждого их убитого или раненного, оказавшихся в наших руках. Их просьба была удоволетворена.
Подозрения, что в ближайшие дни не придется применять оружие, оправдались. Противник неожиданно покинул весь район и во время рекогносцировок мы ничего не нашли, кроме нескольких маленьких заброшенных аулов, окруженных великолепными садами и хорошо возделанными полями. В этой стране хлебные колосья были настолько высоки, что пехотная колонна полностью скрывалась в них, а от всадников были видны только головы. Дома в здешних аулах не из камня, как на левом фланге, а более напоминают крытые соломой деревянные домики в Нижней Баварии.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, ToyFun, serg141-9

Письма из Шапсугского отряда 08 нояб 2016 13:51 #14

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Шапсугия, 20 мая

Дорогой барон R.! "Май, май! - пишет Гейне - пришел со своими золотыми огнями и пряными запахами..." Не помню, как там дословно. Помню только что "тысячи цветов как тысячи глаз смотрят в небо, старательно расцветают деревья, мужчины завивают бороды, девы открывают грудь". Мы здесь давно не видели женщин, кроме двух цирковых наездниц Матильды и Розали. "Цирк в кавказском лагере?" - спросишь ты. Да, и такое у нас было. В отличие от французов, которым в Севастополе жилось несладко, мы находимся здесь в относительной безопасности. Только ночами иногда тревожат пушечные выстрелы. Сейчас мы стоим прямо у входа в горы, так что дамам еще долго не догнать нас. О, я еще не видел более удобных условий для похода, чем здесь. Местность ровная, по ней хорошо доставлять все необходимое, да и дальше горы не очень высокие. Так что вряд ли мы будем иметь нужду в чем-либо. От аула Кабаницы, о котором я писал раньше, мы уже ушли, так как непрятель неожиданно покинул его.
.....
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Фёдор

Письма из Шапсугского отряда 21 мая 2018 23:09 #15

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Theodor Horschelt: sein Leben & seine Werke : Spanien, Algier, Kaukasus

Еще несколько фрагментов из воспоминаний Горшельта. Лагерь под Ведено, накануне пленения Шамиля.


стр 97

Между тем генерал Евдокимов отдал приказ полковнику Черткову изгнать противника с его позиции. Это был храбрый юноша в возрасте 29 лет, высокий, сильный и очень воинственный. Он был командиром (отряда, состоящего из) третьего батальона кабардинцев, пятой стрелковой ротой Куринцев и второго Беловинского (?) батальона с двумя маленькими горными пушками.
Во время штурма он приблизился к горе, у подножия которой была глубокая и широкая канава, образованная рукавом Хулхулау и неумолимо должен был подниматься по крутому склону в глубоком снегу.
Часть татар подошла к нам примерно на полпути к вершине горы, сделала несколько выстрелов, а через некоторое время это был уже мощный поток, катящийся вниз между приглушенными выстрелами из орудий, на фоне неба поднимались клубы дыма.
Спокойный и уверенный Чертков будто находился не в бою, а на соревнованиях по верховой езде, сел на своего белого коня, взял белый флаг, снятый его нукером, и поднялся на гору. Казак, последовавший за ним, был убит пушечным ядром.
"Хей, хей!" - кричали татары, "Ура!" - кричали русские, продвигаясь всё выше. Татары постепенно отступали и вскоре бой начался на краю обрыва. Враг, сделав залп, хотел забрать пушку, но вскоре последние из (татар) бежали по противоположному склону горы.
Как можно скорее, из двух горных орудий были пущены несколько гранат вслед бегущим. теперь Евдокимов, наблюдавший с крыши сакли за ходом боя, мог осмотреть завоеванную местность. Мертвых и раненых несли в лагерь. Это были жалкие призраки, непохожие на тех, которые недавно так мужественно и решительно шли на врага. Некоторые из них стонали, поддерживаемые товарищами. Убитые лежали на носилках, их тела и лица были покрыты плащами, а ноги в тяжелых сапогах, набитых снегом, болтались из стороны в сторону.
Я помню молодого солдата, который радостно показывал нам свой мизинец, слегка задетый пулей. По всему было видно, что он был счастлив, что так легко отделался.
На полпути к вершине лагерь Ведено выглядел совсем по-другому. Несмотря на то, что он находился на мягко восходящем склоне, он был недоступен, так как река Хулхулау расщепляется под обрывом на три части и глубокие овраги делают Ведено островом с обрывистыми берегами. Связь с землей проходит только через большие ворота, через которые проходит перемычка. Вокруг аула были построены укрепления из палисада. Дом Шамиля с несколькими окружающими его зданиями также был заключен в прямоугольник из палисада.
С горного хребта, взятого Чертковым, ничего особенно интересного не просматривалось. Местность под нашими ногами резко уходила вниз, образуя широкое безлесое ущелье, иссеченное многими бороздами и трещинами. На другой стороне от нас долина вновь поднималась таким же хребтом, на котором стояли мы. Враг притащил туда свои пушки, его артиллерия иногда смолкала для того, чтобы подобрать еще несколько гранат. В это время они что-то пели. Кроме того, были видны повозки с убитыми и ранеными.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70

Письма из Шапсугского отряда 21 мая 2018 23:10 #16

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
стр 98

Генерал выбрал удобную площадку для закладки небольшого редута, строительство которого началось сразу же. Успокоившись, что по крайней мере с этой стороны по лагерю стрелять не будут, мы поехали домой.

На следующий день мой товарищ по палатке князь Иван Обрелиани был отправлен в Тифлис с известием о нашем прибытии в Ведено и покинул лагерь под прикрытием колонны из 200 казаков. Так как известий о том, по какой дороге придет колонна из Bassen не было, то отряд разделился на две части, чтобы не пропустить войска. Две сотни (то есть, по сто человек) кизлярских казаков вышли на узкие, крутые подъемы по лесу, двигаясь гуськом. Вдруг мы в лагере услышали винтовочный залп и сильный отряд варваров ворвался в лагерь, размахивая изогнутыми шашками. Тут же они были встречены ночной охраной, главарь их был убит одним из первых, затем еще одиннадцать, шестеро остались тяжело ранеными, а остальные рассеялись, убегая от лагеря.

В руки татар попало много лошадей, но казаки, видимо, дали хороший отпор, так как враг оставил на поле, что редко бывает, троих убитых. Жертвы, вскоре доставленные в лагерь, были покрыты страшными ранами. У главаря было рассечено лицо от носа до ушей, грудь и живот вспороты кинжалом и выглядели как кровавая масса. У другого был отрезан кусок головы, словно ломтик яблока, это было ужасно мерзко. В снегу лежали 12 человек, покрытые бурками. Мы все были рады, что колонна Орбелиани благополучно ушла по другому пути.

10 февраля у нас появились более крупные пушки, после чего люди и лошади должны были делать невероятные усилия в долгих походах. В то время, как татары усиленно работали над своими укреплениями, пришло известие о том, что Шамиль покинул Ведено, поручив защиту своему сыну Кази Магомеду. Разумеется, все недоумевали, как это связано с клятвой "умереть в Ведено, но не сдать его русским". По этому поводу мы узнали, что Всевышний повелел Шамилю уйти и собрать новые силы для защиты страны. В этом он подражал пророку Магомету, который всегда получал откровения с неба, если хотел изменить прежние решения.

В этот же день я посетил пикет рядом с грушевыми деревьями, где днем находилось сто человек, а ночью - двести. Он выгодно был размещен на высоком холме, хотя оттуда просматривалось лишь немногим больше, чем из нашего лагеря.
Вечером мы были у генерала Розена, который жил на другом склоне горы, в маленькой неопрятной сакле. Мы сидели у костра и пили, когда вдруг услышали ружейные залпы. Несколько солдат усердно стреляли в направлении, где увидели неприятельские вспышки. Послышалось несколько криков татар и воцарилась тишина. Один из солдат был ранен. Остальные положили ружья на палочки, воткнутые в землю и снова принялись за свои любимые занятия - петь и танцевать. Я отправился к себе, пробираясь в тумане по грязи, среди палаток и лошадей.

стр 99

Двенадцатого к нам прибыл один из сторонников Шамиля, Tawlin по рождению, бежавший из Ведено в наш лагерь. Он привел с собой двух лошадей, захваченных на прощание у (бывших)друзей. Трое горцев были замечены на новом, более коротком пути к Bassen Berdü. Мы с генералом провели небольшую рекогносцировку, чтобы посмотреть на работы.
В четыре часа прекрасная погода взорвалась метелью, ветер рвал и тряс палатки, воздух сделался ледяным. Все в лагере ходили с красными носами, растирая руки. Я взял альбом и пошел к грушевому пикету.

- Как только возьмете бумагу, они сразу начнут стрелять - сказал мне офицер, - по крайней мере, вчера было так. Когда инженер вытащил лист, чтобы нанести несколько штрихов, последовало несколько пуль. Похоже, у этих джентльменов где-то есть телескоп, от них ничего не ускользает!

И правда, едва я прислонился к маленькому кривому дереву и взял карандаш, как из большого редута раздался треск выстрелов, смолкнувший, в татарской манере, через пять минут. Но когда вдруг раздался звук от разорвавшейся гранаты ( он немного отличается от пушечного ядра), несколько солдат, стоявших передо мной, попадали на землю. Я не мог сопротивляться общему движению и тоже низко пригнулся, в следующий момент над нашими головами пролетела граната, никого не задев. Для приличия я подождал еще некоторое время, так как не имел желания рисовать канонаду по нашему бедному пикету. Выйдя из лагеря, я встретил священника, что считается дурным предзнаменованием. Я тут же отступил вправо, решив не совершать ни малейшей стратегической ошибки.

В следующую ночь так называемые ночные охотники из кабардинского полка взяли небольшой реванш за поражение наших казаков. Они прокрались под стены Ведено и установили там пикет. В крепости забили тревогу, начали стрелять, кричать, барабанить, думая, что начался штурм.

Последовали скучные дни. Поначалу нас утешала мысль, что завтра, может быть, будет штурм. Но когда мы узнали, что тяжелые осадные орудия, 84 мортиры, только что были отправлены из Тифлиса, лица заметно удлинились.
Всё это совпало с нехваткой корма для лошадей. Поэтому все казаки, вплоть до эскорта генерала, были отпущены. Иногда татары привозили на лошадях сено, но требовали за него 5-6 рублей. Такое количество одна лошадь съедала за три дня. Бумажных денег татары не брали, а серебро мало у кого водилось. Вскоре владеть лошадью стало невыносимо, приходилось каждый вечер спрашивать себя :Что я дам ей завтра поесть?" или точнее, "дам ли я завтра ей что-нибудь поесть?". Недалеко от моей палатки были привязаны три лошади моих знакомых офицеров. Одна из них от голода съела хвосты стоявших поблизости лошадей. Так как я видел, как эти бедняги стояли без хвостов, лишенные главного своего украшения, то никто не мог заподозрить в этом проделки татар.

На двадцать третий день Ведено погрузилось в безмолвие, никто не отвечал на выстрелы. Несколько вражеских пикетов поспешно отступили. Никто не знал о причине этого, так как генерал любил делать тайну из малейшей вещи.

стр 100

На следующее утро мы с изумлением увидели небольшой редут, быстро построенный на вершине холма. Мы сразу же отправились туда. Нужно было пересечь реку и забираться на вершину около 10 минут. Редут был построен из ветвей и предполагал пространство для двух рот. Местность спускалась к Ведено до притока Хулхуллу. На другом берегу находилось плато в 500 шагов шириной, вокруг которого также бежала река.

Около ста шагов ниже нашего редута лежали снайперы, 12 человек, которые стреляли по каждой папахе, увиденной на поверхности.
Ведено казалось длинным, узким и чуть угловатым, но подробно его нельзя было рассмотреть. Мы находились лишь немногим выше уровня аула, поэтому внешние сооружения - колья, столбы и т.п. - не давали рассмотреть внутреннюю часть. Мое воображение рисовало картины ужасного уличного боя ( в ауле), но ничего подобного не могло там происходить. Позади Ведено копошился рой людей, которые работали, кричали и жестикулировали, время от времени посылая нам по ядру. С нашей стороны работали две маленькие пушки и один наш выстрел попал в середину толпы рабочих, вызвав большое смятение. Но высокий парапет не дал возможность разглядеть, убит ли кто-то из них.

Вернувшись в лагерь, мы нашли его в движении: все стояли возле палаток и на крышах домов, вооруженные биноклями. На хребте виднелась фигура Шамиля, осматривающего наш лагерь. Из-за большого расстояния мы видели только белый тюрбан и белую черкесску. Один из его спутников все время кланялся и наши предположили, что это был европеец, ибо поклоны не были в обычаях азиатов.
Я был очень горд, что видел Шамиля. Тогда я не подозревал, что через шесть месяцев познакомлюсь с ним лично.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Alexander, Benja70, serg141-9

Theodor Horschelt 22 мая 2018 23:45 #17

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Перевод, конечно, несколько сумбурный. Всё-таки немецкий. Плюс неизвестные фамилии и обстоятельства. После детального изучения истории с Ведено исправлю эту писанину.

Шпионы докладывали, что Ведено получил пополнение и теперь насчитывается 11 000 человек, способных носить оружие. Женщины и дети давно покинули аул, но об этом шпионы не могли точно знать, вероятно, чтобы получить деньги, они говорили всё, что взбредало им в головы. Кроме того, ранее опальный наиб Осман вновь был в милости у Шамиля, так как нападал на наших казаков.
По лагерю пронёсся слух, что татары покидают Ведено. Поводом для этого были столбы дыма за редутом. Считали, что они как обычно, перед уходом уничтожают укрепления.
Нашим единственным занятием в эти дни было и изучать Ведено из редута с постоянными перестрелками. Боеприпасы и большие пушки имелись, но их было недостаточно, чтобы производить бомбардировку с успехом. Тем более, что мортиры еще не прибыли. Кто был когда-либо на транспортировке, тот знает, с каким трудом солдаты тащат орудия по горным тропам вверх и вниз.

стр 101

На днях генерал приказал начинать строительство крепости "Ведено" и войска начали копать траншеи перед лагерем. Хотя противник тут же начал энергичную и прицельную канонаду, день обошелся без потерь. Снаряды били по площади, а в канаву, где находились рабочие, упала лишь одна граната. Никто не пострадал. В последующие дни стрельбы не было и это позволило людям спокойно продолжать строительство.

Вскоре пришли оставшиеся пушки и три ожидаемых мортиры, которые были установлены в строящейся крепости. От скуки мы пошли туда, как будто никогда не видели пушек.

Пятнадцатого до рассвета, между взятой Чертковым горой и аулом сделали небольшой окоп и установили несколько пушек с тем, чтобы сильнее сжать кольцо, что противник попытался предотвратить, устроив канонаду. Однако дождь и снег вскоре превратили лагерь в озеро грязного желтого бульона, среди которого стояли солдатские палатки и привязанные лошади. Туманы висели так низко, что мы теряли Ведено из виду часами.

Окопные работы велись на левом фланге и постепенно Ведено было взято в большой полукруг. Генерал Ганецкий с сильным отрядом пересек поле, обойдя расположение врага и расположился левым крылом на длинном лесистом холме, образовавшем вход в долину, ведущую к андийским горам. Другой отряд стоял у подножия горы, взятой полковником Чертковым, чтобы, как я полагаю, быстро оказаться под рукой в ​​случае крупного нападения на наши редуты.

Военная пословица велит строить противнику "золотой мост". Этим мостом стал открытый выход по горе, где стояли его укрепления и где в день нашего прибытия располагался Баженов с войсками в течение нескольких дней.
Во второй половине дня враг открыл огонь по позиции Ганецкого, в результате чего погибли 7 солдат и офицер. В двенадцать часов вечера полковник Чертков перешел на вышеупомянутое плато, которое лежало ниже нашего нового редута. У него были потери 17 человек, частично от пуль, частично от вражеской артиллерии. В тот же день, под руководством капитана Шванбаха, адьютанта Великого Князя Николаевича они стали копать ямы и устанавливать пушки. Дождь и ветер сделали эту работу еще тяжелее.

стр 102
Здесь я оставлю свой рассказ и процитирую короткие заметки, содержащиеся в моем дневнике.

Около 9 часов вечера наш лагерь обстреливали с нескольких сторон.
День 19: на редуте время от времени канонада
День 20: без проишествий
День 21: неприятель так был близко от батареи Черткова, что во время рисования около меня пролетели три пули.
День 22: я у Черткова, так же как и в 23 день. Траншеи находятся в 60 шагах от аула.
день 24: в тех же траншеях, которые продвинулись еще дальше, снова (построена) батарея из двух пушек, позже - в траншее недалеко от Корфа. Утром в бою Ганецкий потерял 7 офицеров и 40 солдат. Укрепление неприятельского редута, подземные ходы, о которых рассказывали русские дезертиры.
Дни 25,26,27: никаких новостей, за исключением того, что сапёрные работы продвигаются вперед со всех сторон. В окопах Черткова стрельба и метание камней.
День 28: был в окопах Розена и на батароее Баженова. Плохая погода.
День 29 и 30: Розен закончил большую батарею. Шамиль удалился к чеченцам и хотел убедить Кази Магомета покинуть Ведено, так как Бог не хочет удерживать его, а повелевает идти в Дарго. Однако Кази хочет сделать нам как можно больше вреда.

День 31: Передвинули батареи Черткова и Розена.

1 апреля в 7 часов утра началась бомбардировка, в это же время музыканты начали бить в барабан и играть. Один тавлинец взлетел от взрыва на воздух. В 10 часов пошли из траншеи на прорыв - радостное впечатление! Никогда не думал, что буду так заинтересован в чужих делах. Всеобщее признание мужества противника.
В 6 часов вечера - штурм, по сигнальной ракете. Прощание с Крузенштерном. Полковник Баженов дает команду: Вперед! Ребята, на штурм!. Музыка играет Национальный гимн, вечернее солнце, вражеская канонада по нашей батарее. Наши пушки работают по второму (андийскому) редуту. Корф ранен, но полон юмора и энтузиазма. Невыносимый пушечный гром и дым. Солнце садится, наступает темнота. Из редута слышна стрельба и пение в ауле, когда мы отправляем туда бомбы. В завоеванном редуте играет национальный гимн, а тавлинцы поют и стреляют.
Возвращаемся в лагерь. Ведено в лунном свете. Горы освещены огнями (горящих саклей) отступающих.


"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 23 мая 2018 00:03 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Benja70, serg141-9

Theodor Horschelt 26 мая 2018 22:56 #18

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
стр 103 и 104 еще не переведены

стр между 104 и 105

Все эти события могли бы порадовать самого избалованного (искателя приключений), но судьба приготовила для меня нечто большее. Конечно, я уже давно был об этом проинформирован, но годы сделали меня подозрительным и заставили верить только в то, что я держу в руках. Поэтому я не сообщил вам об этом ранее, но теперь - слушайте! Я стал кавалером ордена Святого Станислава третьего класса с мечами за лезгинскую экспедицию под руководством Вревского, а генерал Зотов лично вручил мне медаль и диплом. Хотя в экспедиции были вши, они не могли отвлечь меня от радости по поводу "Станислава".

И теперь я хочу рассказать вам, как это произошло. Вечером, после тяжелой битвы в Китури, тяжелораненный Вревский доверительно сообщил Шереметьеву, что напишет обо мне приказ. Но поскольку мы сделались с Шереметьевым большими друзьями, то он разыскал меня вечером и под печатью секретности сообщил: "Вас наградят Станиславом!" Смерть Вревского стала для меня вдвойне мучительной, во-первых потому что я его очень любил, а во-вторых потому что с ним я похоронил прекрасные надежды.

Но это было преждевременно, князь Барятинский, проинформированный Шереметьевым и фон Крузенштерном о намерениях генерала, представил их императору. Так же я был независимо представлен штабом нашего армейского корпуса. Конечно, я далек от мысли, что заслуживаю эту награду, но еще более далек от мысли, чтобы от неё отказаться! Сегодня доброжелательный князь благодарил меня. Я двигаюсь в своем новом положении с легкостью и изяществом! Возможно, позже я снизойду, чтобы немного порисовать.

Шереметьев получил самый красивую и высокую русскую награду - Крест за его грандиозную храбрость, поздравляли его от всего сердца. В середине июня мы отправляемся с ним в экспедицию, ура! Князь объявил, что я пойду с ним! Скорей всего, мы пойдем на Дарго в Дагестан, где никто еще не мог проникнуть. Если это удастся, то несомненно, что все горские племена на левом фланге могут сказать "до свиданья" своей знаменитой свободе.


стр 105

18 июня 1859 г
Дорогой папа! В это время Тифлис начинает задыхаться от пыли и я счастлив, что у меня есть 4-5 дней чтобы ускользнуть в экспедицию. Поскольку Шереметьев ... должен сформировать для князя конвой из казаков и привести его к нему, то мы вместе отправляемся в Ведено. Конечно, теперь я иду в экспедицию без прежнего энтузиазма, так как всё время думаю об этих французах (имеется ввиду австро-французская война 1859 г, где русский император принял сторону французов. А Горшельт, на минуточку, австрияк) И если даже правда, что Германия объявила им войну, меня не должно это сдерживать. Я должен видеть (эти сражения) и быть художником для своей страны. Это даст мне возможность снова и снова возвращаться на Кавказ и теперь я уверен, что смогу закончить учебу."

Заметки на эскизах:
Уезжаем из Тифлиса 27 июня 1959 г, страшный ветер и пыль. Казаки поют на весь город, останавливаясь в тавернах. Вино и казачьи танцы. Лезгинка с мушкетными выстрелами, импровизированное пение. Это настоящее удовольствие - служить у графа Шереметьева!

День 28. посклок Пасанаури.
День 29. В горах Коби
День 30. По дороге на Ларс покупаем лошадей. Пастухи с лассо. Незначительная авария у Захара.
1 июля во Владикавказе. 2-го - в Назрани. Мой друг Саризо, его французский и рассказ о новогоднем визите.
День 3. Был в Троицкой у Тимофеева, а затем ночевал у Слепцовского в другой станице.
День 4. В Алханюрте снова набирали казаков. Мать одного из них принимала нас, как леди. Красивые казаки, красивые фруктовые сады. Вечером пришли в Грозную, через час после нас - князь. Прием у жителей на закате солнца. Пушки и стрелки. Мы живем в Дайнке. До 9-го июля находимся в Грозной, в управлении линейной казачьей артиллерии, у ее полковника Веревкина.
9 июля - в Шали. Множество саранчи, лошади боятся. (Рой саранчи) в версту шириной движется три часа. 10 июля - привал. 11 июля - Ведено. 12 июля - высота - 8 тысяч футов. 13 и 14 - в том же месте. 15 - прибытие князя, праздничный прием, великолепная группа Тромбовского (?).

Высокая гора, называемая Андийский Карачи, 16 июля.
"Дорогие родители! С позавчерашнего дня я нахожусь здесь, около 30 верст над миром, который потерял для меня всякий смысл, как старое перед новым. Низкие горы Чечни позади, сегодня мы достигли врага у входа в гигантскую горную долину, называемую воротами Анди. Я никогда не видел более великолепных гор, к сожалению, я не мог сегодня рисовать, но мы вернемся сюда через несколько дней. Большая горная дорога, которая меня очень порадовала, - всего лишь малая часть против этих размеров. Справа от нас князь показал мне гору, на которой он стоял 14 лет назад в несчастной экспедиции Дарго, где он был ранен.
Как я уже сказал, мы настигли врага, который поспешно отступал перед нашими конниками и отправили ему вслед три или четыре выстрела сожгли три больших аула.

стр 106

После этого мы вернулись в лагерь. Русские еще никогда не проникали с этой стороны. Теперь мы покидаем Дарго, который после взятия Ведено пал без сопротивления и продолжаем движение по лысым вершинам вместо того, чтоб идти по лесам."
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 07 июнь 2018 13:12 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Theodor Horschelt 26 мая 2018 22:59 #19

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
Андийские горы, Дагестан

"Дорогие родители! Пишу в большой спешке. Через час князь уезжает в Петербург, блестящие успехи нашей экспедиции (к сожалению, без единого выстрела) заставляют его делать это. Мы прибыли на огромную гору, отсюда были видны четыре вражеских лагеря. Но едва мы достигли ближайшего аула Тандо, как сотни чеченцев, андийцев, тавлинцев ежедневно стали приходить в наш лагерь, предлагая свою покорность. Даже если этого не произойдет, то экспедицию князя все равно можно считать триумфальным шествием, ибо все, кто бегут к нам, хотят укрыться от деспотизма Шамиля.

"Тяжелая жара, скалистые зигзагообразные тропы - транспортировка пушек - террасные поля на склонах гор - узкий вход в аул - четыре лагеря Шамиля стоят напротив нас. - по дороге назад страшная гроза.
23 и 24 июля оставались дома. Замечательные вечера, каких мало бывает в экспедициях. Снова 300 горцев прибыли на конях с покорностью - бесчисленные флаги.
28 июля - еще один покорившийся, сообщили, что сдался Гумбад.
29 - молодой Граббе принял посла с сообщением, что Дилитль и Чох сдались, а крепость Гуниб отказала беглому Шамилю в приёме. В то же время известие о страшной битве при Wrangl, 20 наибов убито.
30 и 31 - ничего нового.
1 августа - окончательно стало известно, что Шамиль находится в неприступном Гунибе. Видел русского солдата, который из милосердия взял маленького чеченца в лохмотьях и накормил большим куском хлеба.
2. Нет новостей. Две неприятных встречи с наибами.

стр 107

3. Поездка в Койсу, прекрасный ручей, кладбище, фруктовые сады. Продолжаем движение по скалистой дороге до Konchida, подвесной мост через Койсу. Скандал с голодающими жителями из-за денег. Танз - их военная песня, когда они вышли в поле с Шамилем. Обратный путь - через другой аул, тоже всё сожжено. Бедность, попрошайничество, прекрасные сады. Мертвецки уставший вернулся домой. Три лошади по пути (пали?), 16 - неспособны к маршу.
4. спустились снова вниз и разбили лагерь на Койсу, река грязная и песчаная.
5 утро, Меликов прибыл с Лезгинской линии, Tuschiner и Kewsuren, старые знакомые встретились. Страшная жара.
7. Прибыл Даниэль султан
8 проход по Койсу в Карат. Прием князя, аулы Эльхан и Konchida.
9 В Konchida рисую, дружелюбные жители. Я отправляю скучный конвой и остаюсь в Konchida. Мулла наблюдает, как я рисую.
10 день: чудесная сова, ореховые деревья, тыквы, дыни, кукуруза. Аул Гумбад, маленький Хаджи Мурат и его спутник, который был в России. Продолжаем движение через прекрасные земли, разбили лагерь.
11 утро, идем вдоль Койсу, встретили русских беглецов, которые живут здесь уже 6 лет, некоторые очень похожи на туземцев. Говорят, что судьба у всех одна: они появились здесь как пленники и были проданы за овец. Высокими горами следуем вдоль Койсу на Ахульго. Милютин рассказывает нам всё, я остаюсь с конвоем. Наших вьюков еще нет и мы ночуем на открытом воздухе голодные. Я уже засыпаю, когда приходит охотник с курицей и шашлыком. Наконец появляется первый вьюк, а 12-го - все остальные. Много лошадей пало. Сегодня - день отдыха на горном хребте, напротив Ахульго.

окончание страницы не переведено
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 07 июнь 2018 13:07 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70

Theodor Horschelt 03 июнь 2018 00:07 #20

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3748
  • Спасибо получено: 1480
  • Репутация: 153
стр 109

...Укрепления Шамиля защищались пушками, размещенными по мере необходимости на каменных выступах. Кроме того, как я уже упоминал, по стенам устроены узкие проходы, забаррикадированные кучами камней, которые предназначались для неприятеля. Короче говоря, позиция была бы неприступной, если б не содержала ошибку, как и всё в мире, будучи слишком обширной для небольших сил Шамиля.

Понимая этот недостаток, Барятинский отправил на следующее утро полковника Лазарева и султана Даниэль Бека, которые передали Шамилю предложение сдаться, оставив 24 часа на размышления. Хотя сначала депутация была встречена пушечными залпами, встреча тем не менее состоялась. В конце назначенного времени прибыли посланники Шамиля и потребовали еще 24 часа. Видимо, Шамиль хотел выиграть время, потому что внезапно переговоры были прерваны его словами " Гуниб высок, Аллах еще выше, а ты - внизу!" и было объявлено начало военных действий. Это был полдень 22 августа.

23 и 24 дни использовались для необходимых диспозиций. Шамиль, как он сам признался позже, думал, что главная атака в любом случае будет направлена на батареи, упомянутые выше. А так как его основные силы сильно сократились, то считая невозможным защищать все стороны, он укреплял эту. Однако перед рассветом 25-го три пехотные колонны начали подниматься по камням с разных сторон и внезапно появились в тылу противника. В великом ужасе Шамиль покинул укрепления и успел скрыться в ауле. Тем не менее, от 130 до 140 человек заняли вторую стену, подождали поднимающихся и открыли ворота, начав атаку на солдат. "Мы сдаемся!" - кричали горцы, но едва наши подходили к стене, как начинался дождь из пуль, и после него - страшная резня. Хотя число русских росло, они были отбрасываемы три раза, так как земля была скользкой. Только с четвертой попытки они овладели местностью. Большая часть горцев была убита, оставшиеся пытались бежать в окрестные скалы. В основном это были русские дезертиры, бежавшие к Шамилю несколько лет назад и не надеявшиеся на милосердие. Их было от 15 до 20. Перепрыгнув через стену, они попали в руки поднимающегося батальона и все были изрублены.

Русской стороне эта битва стоила 60 человек убитыми и ранеными, жертвы на других склонах горы были незначительными. Особенно ужасными были раны, полученные от падающих камней.

Главное внимание было к аулу, куда скрылся Шамиль. Князь бросился туда. Путь от Койсу до первого укрепления был чрезвычайно утомительным и крутым, покрытым скалами и валунами. Солнечный жар жег лошадей и всадников, а особенно бедных раненых, которые тащились вниз с горы.

стр 110

В одном месте группа окружила солдата, о котором было непонятно, лежит ли он на спине или на животе, настолько он был покрыт кровью. В другом месте лежал татарин с разрубленной головой, в его залитой кровью бороде роилось множество насекомых. Особенно поразил меня вид человека, совершенно раздетого, с совершенно сгоревшей верхней частью тела. Его скрюченное положение говорило о страшной боли, с которой он умирал. Его руки сжались на груди, ноги судорожно поднялись, голова была закинута назад, словно он смотрел на голубое небо. Никак нельзя было объяснить такую кремацию, за исключением того, что человек был застрелен с близкого расстояния и был тяжело ранен, отчего не смог потушить пылающую одежду.

За второй стеной стояла крепостная пушка с лафетом самой примитивной формы из куска сырого дерева. Убитые и раненые покрывали землю. Солдаты, стоявшие на вахте, развесили свою добычу: кремни, перочинные ножи, кинжалы и пистолеты. Все это можно было очень дешево купить прямо здесь.

Но никто не терял времени, все спешили к аулу, надеясь принять участие либо в последней победоносной битве, либо в величайшем позоре. Вскоре путь немного выровнялся и мы увидели аул, как бы образующий острый угол. Слева и справа к плато поднимались крутые склоны; в середине между низкими, но острыми, террасированными скалами протекала река, а на одном из многих мысов лежал аул. Напротив его, разделенный рекой, стоит небольшой березовый лес, под его деревьями принц Барятинский поселился со своим штабом. Аул был окружен солдатами и милицией, чтобы ни одна кошка не могла сбежать.

Завязалась перестрелка, некоторые из захваченных пушек, нацеленные на своего бывшего владельца, разбили стену в нескольких местах. Наконец Шамиль понял, что настал его час и послал мюрида с предложением своей капитуляции. Огонь был остановлен, вскоре круг солдат разомкнулся, чтобы пропустить эмиссара, который подскакал к князю. Эмиссар был безоружен, широкие рукава его черкески были засучены до локтей, чтобы показать отсутствие кинжала или пистолета.

Я никогда не видел более хитрого лица: нос висел над плотно сжатыми губами, глаза лежали глубоко, словно в настоящих скальных пещерах, щеки были бледными и впавшими. Борода была черной, а белый тюрбан мюрида обматывал его меховую шапку. Звали его Янус. "Шамиль, - сказал он, - послал посмотреть, действительно ли здесь губернатор (Барятинский), и только ему он хотел сдаться. Какие условия он даст?" Барятинский ответил, что нет никаких условий, но если Шамиль выйдет незамедлительно, то ему и его семье будет подарена жизнь. "Шамиль не уверен, что ваши солдаты позволят ему остаться в живых" - сказал Янус. "Но я ручаюсь за это" - ответил Барятинский. "Якши" - произнес мюрид, что значило "Хорошо" и снова умчался.

Прошло мучительных полчаса, в каждом сердце билось ожидание увидеть знаменитого человека, так долго сопротивлявшегося русскому оружию с бесспорным остоумием и смелостью. Наконец раздалось протяжное "ура" солдат, окружавших аул и между домами показалась толпа людей.

стр 111

Это был Шамиль, окруженный сыновьями Кази Магомедом, защитником Ведено, младшим Муххамедом Шерифом и четырьмя десятками мюридов, решительной внешности, вооруженными до зубов.

Недалеко от аула генерал Врангель принял Шамиля. Встав с лошади, генерал сообщил, что пленник должен расстаться со своими спутниками и предстать перед князем один на один. В этот момент начались жаркие споры, ни сыновья, ни мюриды не хотели покидать Шамиля, будучи уверенными, что он непременно будет убит. Шамиль колебался но, наконец, уступил требованию генерала. Он отправился к князю на лошади, в окружении офицеров, но последние сорок шагов сделал пешком. Его товарища Януса оставили с ним.

Князь Барятинский сидел на камне. Круг солдат разомкнулся, позволяя Шамилю пройти. Он указал на Барятинского спросив, это ли губернатор? Тут я отступаю, чтобы описать внешность этой замечательной личности. Шамиль был среднего роста, худой и , несмотря на свои 63 года полной трудностей жизни, совершенно стройный. Его лицо было не особенно благородно, но большая борода темно-красного цвета, каков есть местный обычай, густые брови и большой белоснежный тюрбан делали его величественным. На нем была черная черкеска и зеленая (нижняя одежда). Шамиль хотел сдать кинжал и пистолет, но Барятинский разрешил оставить ему оружие.

Хотя до сих пор все шло хорошо, многие были уверены, что всё это лишь затяжная игра, в результате которой Шамиль исчезнет так же изобретательно, как исчез из Гимри и Ахульго. О его способностях свидетельствовали лучшие наши союзники, а также генерал Евдакимов, который много лет назад посещал встречу Шамиля с Клюки-фон-Клюгенау, что оставляло нашим сомнениям еще больше места.

Но Шамиль, который давал так много примеров чрезвычайного мужества, сейчас боялся. Он застенчиво, украдкой водил глазами в полной убежденности, как он признался позже, что будет изрублен и даже дрожал. Тем не менее, он захотел поговорить об условиях, которые давались ему несколько дней назад, на что князь ответил ему примерно следующее: "Три дня назад я предлагал вам наиболее выгодные условия: уйти с Кавказа и проводить жизнь где угодно. Но вы ничего не хотели знать. Теперь никаких условий не будет. Вот полковник Тромбовский, мой друг, хороший и дружелюбный человек. Он отвезет вас к императору В Санкт-Петербург.

Шамиль хотел возражать, как в восточных картинах змея, извивающаяся перед львом, но всё было бесполезно. Князь уехал в наш лагерь, оставив Шамиля под присмотром генерала Евдокимова и полковника Тромбовского. По пути Шамиль дважды сходил с лошади, чтобы помолиться. Возможно, он хотел убежать, когда наступит ночь, так как один раз его молитва заняла около часа. Но ему было спокойно разрешено молиться.

Когда мы спустились с горы, князь был встречен войсками бесконечным "ура". Он поздравил всех с тем, что война со всеми её бедами закончилась.

стр 112

Солдаты были вне себя от радости, что Шамиль пленен, бросали в воздух шапки и не хотели прекращать своё "ура". Никто в Германии не верит в такие свободные выражения радости в седце русского солдата, но я сам видел это.

Когда на следующий день был большой смотр и парад, Шамиль был твердо уверен, что идут приготовления к его расстрелу и не успокаивался, пока все не разошлись. В тот же день жены Шамиля и его сыновья прибыли в наш лагерь. Кази Магомед был неинтересен: около 23 лет, высокий, совершенно безбородый и болезненный. Его младший брат Моххамед Шериф 16 лет был совершенно безобидного вида: густо-красное лицо, широкие и толстые бёдра и медлительность ленивых движений. Как ни странно, среди своих соотечественников он имел репутацию этакого дон-жуана Дагестана. Хотя я не отрицаю, что встречал здесь красивых женщин, но должен засвидетельствовать, что так много уродливых я не видел ни в одной стране. Я слышал о целых районах Дагестана, где женщины славились своим уродством! То, что я сейчас сказал, противоречит слухам о великой красоте кавказских женщин. Если добавить к этому грязные тряпки землистого цвета, в которые они облачаются, то так и хочется воскликнуть вместе с героем из "Fliegende Blätter": "Боже, где спасение?"

Но всё это - второстепенные вещи. Поэзия заключается в дерзости воинов, их диком виде, неприступности скал и бурных потоков. И хотя кое-что при ближайшем рассмотрении теряет свой величественный вид, Кавказ всё же остается чудесной страной.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 03 июнь 2018 00:15 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Benja70, ToyFun
  • Страница:
  • 1
  • 2