• Страница:
  • 1
  • 2

Theodor Horschelt

Theodor Horschelt 03 июнь 2018 05:59 #21

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4339
  • Спасибо получено: 1807
  • Репутация: 171


Ротонда в Гунибе на месте пленения Шамиля. Под ней находится валун, на котором сидел Барятинский, ожидая плененного имама. Беседку неоднократно взрывали во время горских волнений 20 века, последний раз - в 1992 году. Но валун всегда оставался цел.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70, ToyFun, serg141-9

Theodor Horschelt 07 июнь 2018 12:16 #22

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4339
  • Спасибо получено: 1807
  • Репутация: 171
стр 112

Тифлис, 26 сентября 1859г
Дорогие родители! Вчера, вернее, сегодня в час ночи, я вернулся в свой старый Тифлис. Если я и не писал в течение долгого времени, то лишь потому, что шатался после экспедиции еще по нескольким неисследованным районам. У меня есть четыре прекрасных портрета Шамиля, фотографии, сделанные одним из моих друзей, графом Ностицем на третий день после пленения, кроме того, еще пятый набросок мой, который оказался плохим, так как Шамиль тогда заболел и ни на минуту не оставался спокойным. Есть у меня также его сын Кази Магомед, который защищал Ведено, он теперь стал моим другом, и фотография, и эскиз. В следующем письме я напишу, куда отправляюсь. На днях князь сказал мне " Я не позволю тебе покидать нас, ты принес мне удачу в экспедиции и хочу, чтобы ты и дальше участвовал во всех моих предприятиях". В другой раз я попросил его разрешения отправиться в Правое Крыло, на что он ответил: "ты старый кавказский волк и можешь не требовать разрешения".

Тифлис, 30 октября 1859 г.
Шамиль стал поводом хорошего анекдота в Санкт-Петербурге. Когда один местный генерал стал давать ему советы о том, как он должен был вести оборону, как укрепляться и т.д., Шамиль ответил, что генерал совершенно прав, но Бог захотел так. После Шамиль спросил у переводчика, был ли этот генерал высокого сана? Получив утвердительный ответ, расстоился: "Жаль, что он не командовал осадой Гуниба. Тогда я не оказался бы здесь, в Петербурге".

В пост №18 добавила письмо Горшельта родителям по поводу получения им ордена Станислава. Гугл-книги постоянно путает страницы, поэтому приходится подолгу разбираться в хронологии и редактировать посты. Так что следите, как говорится, за обновлениями!)
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 07 июнь 2018 13:14 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, ToyFun, serg141-9

Theodor Horschelt 19 нояб 2019 23:50 #23

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4339
  • Спасибо получено: 1807
  • Репутация: 171
По просьбе коллег из Чеченской республики да и просто из любви к познаниям возвращаемся хронологически немного назад и отправляемся с Горшельтом под Ведено, в февраль1859 года

стр 91 (не сначала)

Я выехал из Владикавказа, оставив горы справа, степями маленькой Чечни на санях и с конвоем позади из двух конных людей. Мы направлялись в Троицкую, где жил мой казак Тимофеев, симпатичный парень тридцати лет, который имел разрешение от Барятинского побыть там несколько дней.
Наш путь тянулся по бесконечной, покрытой снегом пустыне, усеянной бесчисленными казачьими пикетами и чеченскими аулами. Вся эта территория завоёвывалась в течение нескольких лет. Каждые полчаса мои конвои сменялись на пикетах и, поскольку в этом районе не бывает лавин, мы без опаски ехали навстречу судьбе.
В полдень мы миновали небольшую крепость и через несколько вёрст поравнялись с первой казачьей станицей. Эти станицы - большие, всегда четырёхугольные деревни с деревянными, крытыми соломой невысокими домами, прямыми и широкими улицами и большой площадью посередине, где стоит церковь. Вокруг тянется ров глубиной около 12 футов, за ним - мощная изгородь из палок, а выход только через мост. Сторожевая вышка на высоких шестах, где сидит бородатый казак, смотрящий направо и налево, обычно располагается над входным мостом, а недалеко от насыпи мрачнеет длинный ствол пушки. Если обнаруживается группа чеченцев, то поднимается тревога, чтобы сообщить об этом соседней станице. Затем все вскакивают на коней и несутся за исчезающим противником. Такое проишествие было только этим летом, поскольку все, вот уже несколько лет как покорённые чеченские деревни попытались восстать, но вскоре были подавлены.
В этих станицах каждый житель - казак. Казаками были и их прадеды, есди не здесь, то на Линии. Они никогда не раздумывают, кем будет сын: рабочим, портным или художником? Они не знают другого дела, как выслеживать врага, преследовать и выбивать из седла. Даже маленькие мальчики уже носят кинжалы. Однако они не растут в полном невежестве: в каждой деревне есть школы.

стр 92
Когда мы проезжали мимо одной из них, я видел детей, играющих под присмотром капитана станицы. Они выстроились в линию, как взрослые, и в единодушии отвечали капитану на обычное офицерское приветствие: здравия желаю! - которым русские солдаты всегда обращаются к своим начальникам.
Мой казак Тимофеев, который два года не был дома, попросил меня обождать несколько минут, чтоб обнять старого друга. Когда наконец мы увидели вдалеке его дом, он сильно покраснел от волнения и подгонял кучера. В нескольких шагах от дома он внезапно спрыгнул с саней и бросился на шею молодого красавца-казака - своего брата.
Через несколько минут мы остановились у его дверей. Там стояла старушка-мать, плача от радости, второй брат - капитан и множество детей, часть его собственные и часть - брата. Сердечность, с которой они обнимались и целовались была совершенно трогательной, но главного героя - его жены - не было видно. И вот она выбегает из соседнего дома, вытягивая руки, не в силах говорить из-за рыданий. Она не была хорошенькой, но как сказал мне Тимофеев - "она прекрасна для меня".
После этого капитан отвел нас в свой дом и вскоре комнаты уже не могли вместить всех пришедших повидать нас. Среди них была женщина, которая ошибочно подумала, что её муж тоже приехал, но теперь, прояснив недоразумение, громко плакала и стенала. Эта, хотя и незначительная сцена тронула моё сердце и послужила доказательством того, что грубые воинственные люди тоже имеют чувства. Казак также нежно обнимает своего грязного лохматого ребенка, как и мы, гордые цивилизованные европейцы.
Храбрость и мастерство линейных казаков известны на всём Кавказе. Я услышал, что наиболее отважны гребенцы и сунженцы. Любому, у кого есть провожатый из них не о чем беспокоиться. В первый же день он узнаёт все потребности подопечного. Тимофеев - это всё для меня! Он знает, когда я голоден, видит, что у меня заканчивается трубка и уже стоит с пакетом табака, вечерами укутывает меня в мех, чистит мои ботинки пучком сена, отряхивается сам перед тем, как сесть в сани и даже понимает, что я пытаюсь сказать по-русски! Короче говоря, я чувствую себя как тот избалованный русский крестьянин, который говорит своей жене: перекрести меня, а уснуть я постараюсь сам.
Погостив у капитана, брата моего Тимофеева, поздно вечером я поехал в сопровождении большой колонны добровольцев в более крупную станицу - Слепцовскую, в штаб-квартиру первого казачьего Сундженского полка, к полковнику Едлинскому, которого порекомендовал мне мой дорогой друг капитан Коррадини. Едлинский принял меня очень сердечно и я остался на три дня. Он командовал всеми окружными казачьими станицами, 28-ю казачими сотнями и еще несколькими батальонами пехоты.
Вместе с ним я совершил небольшую экскурсию на вражескую территорию, а затем, пятнадцатого, переправился через Алханюрт в Грозную, к небольшому городку и крепости. Там я бродил некоторое время и наконец, отправился с отрядом генерала Евдокимова за 30 верст. Это было 7 февраля, кругом раскинулись покрытая глубоким снегом равнина и горы.
Позиции на реке Басс, называемой также Бассен Берду, были недавно заняты и находятся у входа в горы. Двенадцать верст дорога идет вдоль реки, уже поднимаясь круто вверх и выводит к аулу Таузен, который генерал недавно захватил умелым манёвром без потерь. Там, примерно в восьми верстах за авангардом находился передовой лагерь, окруженный густым лесом. Деревья были вырублены справа и слева, чтобы обеспечить дальность стрельбы для намеченного движения против Веддина (или Ведено), резиденции Шамиля, и обеспечить отступление.




село Тевзана (бывший аул Таузен) на р. Басс
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70, serg141-9
  • Страница:
  • 1
  • 2