• Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

Лоренс Олифант

Лоренс Олифант 06 июль 2018 22:39 #1

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Подошла очередь еще одной известной книги, воспоминаний английского путешественника Лоренса Олифанта. Если помните, он был спутником уже читанного нами Вильяма Симпсона Крымского и побывал на побережье Черкесии в середине 50-х годов 19 века, на исходе Кавказской войны.



Воспоминания посвящены Абхазии и Убыхии, а сама книга называется
ПАТРИОТЫ И ФЛИБУСТЬЕРЫ

из них патриоты - это наши черкесы, а флибустьеры - американцы, им посвящена вторая часть книги, которую мы не трогаем.

Сам Лоренс Олифант был личностью незаурядной. Мечтой его жизни было переселить евреев из Европы на Землю Обетованную. Вообще, в его голове было много взрывных идей. Проявятся ли они в этой книге - пока не знаю. Посмотрим!
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 30 сен 2018 23:17 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 06 июль 2018 22:41 #2

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Лоуренс Олифант

Патриоты и флибустьеры

Часть 1
Введение

Одним из наиболее важных и интересных эпизодов войны, хотя и привлекшим сравнительно мало внимания, было уничтожение британскими кораблями русских фортов на Черкесском берегу Черного моря. Если государственному деятелю, наблюдавшему за политикой России на Востоке это показалось поводом для рассуждений о замыслах грозной и агрессивной державы, с которой мы тогда воевали, то путешественнику предоставилась возможность, которая может больше никогда не повториться, исследовать земли, никогда еще не виданные европейцами. К сожалению, большие политические победы, на которые я позже буду ссылаться и которые могли быть получены от успехов нашего оружия на этом побережье, были полностью перечеркнуты договором, досрочно завершившим войну и до сих пор не решивший восточный вопрос, из-за которого и возник. Он только взбудоражил мутные воды этого бассейна и заложил основы, которым предстояло вскоре нарушить мир в Европе.

Сейчас было бы нецелесообразно обсуждать нынешнее состояние восточной политики. За короткое время могут сформироваться новые условия, многое зависит от интриг в высших эшелонах власти. Однако, поскольку общественное внимание снова привлечено в этом направлении, не лишним будет рассказать о малоизвестной Кавказской "цепочке", которая так долго представляла серьезный барьер для русской агрессии против Турции и Персии.

К сожалению, со времени моего визита Кавказ уже потерял эту важность, в этой романтической стране стало больше меланхолии от того, что дикие племена, населявшие эту землю, частично подавлены, а частично, не желая подчиняться своим традиционным врагам, перекочевали в Османскую империю, близкую по духу и религии. Единственная часть, которая еще остается квази-независимой - это та провинция, которая стала объектом наших исследований, хотя всё более вероятно, что она также будет поглощена ненасытной силой, окружающей ее со всех сторон.

Почти полное покорение Восточного Кавказа, что было результатом пленения Шамиля и его наибов, неизбежно долно привести либо к уничтожению, либо к покорению последних племен, сопротивляющихся русскому оружию. Недалек тот день, когда эти долины и ущелья, которые мы исследовали с помощью черкесских проводников и под покровительством султана, посетит путешественник с русской подорожной и русским извозчиком.

Турист, блуждающий по этим горам в новых условиях, возможно, найдет интерес в следующем коротком рассказе о нашем путешествии в провинцию Убыхия в очень дикой, до сих пор неисследованной части хребта.

Я уже несколько дней плавал на одном из кораблей Её величества вдоль побережья Черкесии. В начале октября 1854 г, по возвращении в Сухум-Калех, после поездки во внутренние районы Абхазии, столицей которой является этот город, я был рад воспользоваться представившейся мне возможностью сопровождать экспедицию в более отдаленную часть страны.

Сама Абхазия в то время была пограничной провинцией России, лежащей между Мингрелией и независимыми племенами Кавказа. Население её составляли частично мусульмане, частично христиане, а преданность была чисто номинальной. В столице Сухум-Кале стоял большой русский гарнизон. Таким образом русские надеялись привлечь на свою сторону горцев, подверженных влиянию князя Михаила (Шервашидзе), и присоединить всю провинцию к Российской Империи.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 06 июль 2018 22:42 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 06 июль 2018 23:32 #3

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Защищенные своими горными крепостями, горцы бросили вызов имперским войскам, которые так и не осмелились проникнуть во внутренние районы. Линия русских фортов вдоль побережья, однако, существует за счет покорности местных жителей, предпочетших имущество свободе. Жители равнин, простирающихся в юго-восточном направлении от Сухум-Кале за счет отступающих от моря гор, уже признали сопротивление безнадежным и смирились со своей судьбой. Тем более, что они были противниками мусульманской религии северных соотечественников, а сочувствовали христианству, которое несли им коварные завоеватели.

Князь Михаил, которого турки называли Хамид Бек, сам христианин, хотя отец его был мусульманином и большая часть его семьи исповедует ислам. Он имеет две резиденции, одна расположена в Очамчире, около 36 миль к юго-востоку от Сухум-Кале, а другая - в Соук-Су, в 15 милях к северо-западу от этого места. Первую я уже посетил. Это был большой деревянный особняк с резными нависающими карнизами и комнатами почти без мебели, выглядящими еще более пустыми в отстутствие хозяина. В одной был только диван, во второй и третьей - стулья, стол и куча подозрительных постельных принадлежностей, сваленных в углу. Четвертую комнату украшали рога благородного оленя - результат охотничьих погонь в горах. Князь Михаил часто просил меня нанести ему визит и мне жаль было обнаружить его отсутствующим, поскольку он был в это время в своей северной резиденции в Соук-Су. Это давало мне повод посетить другую часть его княжества.

Тем временем Абхазия становилась значительным курортом. Когда я впервые прибыл в эту страну, она была практически пуста и неизвестна, а сейчас британские и турецкие военные корабли стоят на якоре в прекрасном заливе Сухума, а английские путешественники и солдаты сталкиваются друг с другом на прежде пустынных улицах.
Среди моих спутников здесь были герцог Ньюкасл, г-н Кальторп и г-н Симпсон, чьи крымские эскизы сделали его известным. Никогда прежде не было такого удобного случая для изучения этого горного региона, на который я часто смотрел с тоской, когда плыл вдоль берега.

Вскоре была сформирована группа, в которую входил капитан Мур, мистер Лонгворт, позже эмиссар в Черкесии, его секретарь г-н Эдиссон и я. Нашей целью было нанести визит князю Михаилу в Соук-Су, а потом расширить наши скитания и пройти, насколько позволит время и обстоятельства, доселе неизвестные долины Черкесии.



Мыс Соук-Су (Бомборы, Гудаутский район Абхазии)
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 00:11 #4

  • ToyFun
  • ToyFun аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 496
  • Спасибо получено: 266
  • Репутация: 16
Марта, играешь с огнём. Мы теперь специально периодически будем подкарауливать тебя в тёмной подворотне и чего нибудь ломать, дабы ты с больничного не вылезала и ещё больше всяких замечательных книжек переводила gy-gy
" Я измеряю жизнь количеством друзей "
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 10:22 #5

  • LeshaK
  • LeshaK аватар
  • на форуме
  • Администратор
  • Сообщений: 9164
  • Спасибо получено: 4704
  • Репутация: 198
Чаво-чаво??? ooo!
уничтожение британскими кораблями русских фортов
Это какие русские форты уничтожили британские корабли?
Защищенные своими горными крепостями,
Это откуда у горцев крепости?

Звездюк твой Лоуренс. Писал на потребу английского снобизма. "Путешествовать" он отправился, ага... В компании с Лонгвортом. То же мне недоТеффик-бей.
Но когда-то, но когда то, кто-то помнил имя. Неизвестного Солдата...
Последнее редактирование: 07 июль 2018 10:36 от LeshaK.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 11:46 #6

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
уничтожение британскими кораблями русских фортов
Сама удивилась. Ну, может он имел ввиду бомбардировку Новороссийска, да и на Ингуре были стычки...
Про горные крепости явно в переносном смысле.

ToyFun, погоди, я еще аудиокниги записывать стану... chitat
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 13:11 #7

  • Benja70
  • Benja70 аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 773
  • Спасибо получено: 82
  • Репутация: 9
Марта, на счет аудиокниг тема хорошая,воткнул наушники в уши и глаза напрягать не надо! comp
Размышления над прошлым могут послужить руководством для будущего... У.Черчиль.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 20:22 #8

  • LeshaK
  • LeshaK аватар
  • на форуме
  • Администратор
  • Сообщений: 9164
  • Спасибо получено: 4704
  • Репутация: 198
Марта пишет:
ToyFun, погоди, я еще аудиокниги записывать стану... chitat

Сначала тебе нужно будет поставить голос...


ToyFun пишет:
Марта, играешь с огнём. Мы теперь специально периодически будем подкарауливать тебя в тёмной подворотне и чего нибудь ломать, дабы ты с больничного не вылезала и ещё больше всяких замечательных книжек переводила gy-gy
Алексей - это шикарная идея! Главное - не бить по голове, и оставить правую руку! rgaka
Но когда-то, но когда то, кто-то помнил имя. Неизвестного Солдата...
Последнее редактирование: 07 июль 2018 20:26 от LeshaK.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоуренс Олифант 07 июль 2018 21:37 #9

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
стр 7



князь Михаил Шервашидзе

Часть 2

Соук-Су расположен на расстоянии 5 миль (откуда?) и мы отправились в эту маленькую деревушку, недалеко от разрушенной русской крепости Бомборы на двух военных пароходах. Прибытие и высадка столь грозного отряда в этой отдаленной гавани вызвали определённую сенсацию. На крутом берегу, нависшем над водой, был водружен турецкий флаг небольших размеров и вскоре все дома опустели, так как любопытствующие жители собрались на пляже группами.

Наряды и фигуры кавказских горцев делают такие собрания вдвойне интересными. И в Черкесии, и в Мингрелии, и в Абхазии я всегда считал местных обитателей самой живописной чертой страны. Пейзажи, конечно, не имеют себе равных в мире, но если бы они не были заселены этими крестьянами, то потеряли бы своё очарование.

Узкая улочка с деревянными домами вела на вершину обрывистого берега, где (сошедший зимой) сель облегчил подъем.

стр 8

На краю обрыва стояли причудливые старинные дома с большими верандами, где сидели старики и курили трубки, обсуждая, несомненно, абхазскую политику. Дети и собаки играли на траве, а когда мы приблизились, собаки прервали игру, чтобы облаять незнакомцев. Один из патриархов, чей сложный костюм выдавал человека власть имущего, встал и предложил нам лошадей, на которых можно было ехать к князю Михаилу. Пока готовили лошадей, мы сели в кресла среди восхищенных абхазов.

Наконец появилось несколько миниатюрных, но жилистых пони со скользкими, неудобными сёдлами, на которых мы держались с трудом. Нужно достаточно долго жить в Черкесии, чтобы примириться с обычаями этой страны. Лука седла была 6 дюймов в высоту и заканчивалась острым углом. Сзади было нечто похожей формы и создавалось впечатление, что вы застряли между двух острых ножей. Стремена были такие короткие, что колени находились выше холки лошади и была опасность упасть назад. Тем не менее, мы отнеслись к этому с юмором и, не думая о последствиях, помчались галопом, ударяясь коленями в подбородок и расставляя руки, чтобы сохранять равновесие.

стр 9

Мы не посетили Бомборы, так как там не было ничего, что отличало их от других фортов побережья. Не было времени также осмотреть разрушенные замки Анакопии или Псцырхи, оставшихся в четырех или пяти милях вправо. Переехав волнистую равнину Бомбор, покрытую папоротником и остролистом, мы вошли в благородный лес, состоящих из деревьев гигантских даже для Абхазии размеров. Можно было оценить их правильные пропорции, так как росли они не так густо, чтобы мешать друг другу. Не было и подлеска, который не позволял бы нам скакать под раскидистыми ветвями величественных буков и лип. С самых их вершин, проникая сквозь ветви гирляндами, наших голов мягко касались изящные усики дикого винограда. Кое-где самшит выделялся своей темно-зеленой листвой и необычными размерами.
В таком великолепном убежище находилась маленькая деревушка, к которой мы вышли по травянистой поляне. Она состояла из аккуратных деревянных домиков, затерявшихся среди деревьев, в переплетенных ветвях которых крестьяне сложили недавно собранную кукурузу. ее золотистый оттенок поблескивал из-под зеленых листьев на высоте 20 или 30 футов над землей, производя необычный эффект. Все мужчины, жители этой деревни, собрались на лужайке, где находился дом князя Михаила.



стр 10

Это было большое, массивное здание, построенное частично из грубо отесанного камня, и частично из дерева. К нам подошли люди, окружая нас и борясь за честь оказать нам помощь, чтобы спешиться. Мы последовали за нашим проводником по узкой лестнице в комнату князя, который, окруженный большим количеством слуг и очень скромным количеством мебели, принял нас довольно ласково, а манеры его говорили о знакомстве с салонами Санкт-Петербурга.
Хотя мы не могли похвалить хозяина за комфорт его жилища, мы могли бы искренне поздравить его с великолепием его владений. Прекрасная страна, через которую мы ехали, простиралась к морю словно английский парк, отличаясь лишь внушительными размерами деревьев, увитых виноградными лианами. Таким образом эти лесные великаны были свиты одним любящим объятием. Внутри страны парк превращался в настоящий лес, пейзаж постепенно менялся от изысканной мягкости до величия.

стр 11

Глубокие ущелья разрывают хребет Кавказа, доселе не тронутый ногой западного путешественника и порождают мучительное желание проникнуть в тайны этих мрачных закоулков.
Стремясь вниз по изрезанным склонам, огромные ледники спускались в темно-синюю дымку и над всем этим возвышалась цепочка сверкающих вершин, вокруг которых парили облака.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun

Лоуренс Олифант 09 июль 2018 13:12 #10

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
В нескольких метрах от дома князя была живописная древняя церковь, которую мы отправились осматривать. Это была византийская архитектура, датируемая 8 или 9 веком. Стены, сложенные из дикого камня имеют форму квадрата и увенчаны восьмигранным куполом. Внутри церковь украшена множеством грубых фресок и плит с грузинскими надписями, означающими погребения бывших правителей Абхазии.

Интеллигентный молодой священник с ниспадающими на плечи волосами показал нам любопытную грузинскую библию. Говорят, что Император намеревался превратить эту церковь в монастырь для абхазского духовенства.
Пока мистер Симпсон был занят увековечиванием пейзажа, мы прогуливались по неухоженному саду и лакомились гранатами. Затем мы вновь усадили себя в наши сёдла и , попрощавшись с князем и его очаровательными владениями, поскакали вниз к морю, чтобы продолжить наш курс на север.

стр 12

Обойдя круглый мыс Пицунда, мы подошли к северной границе Абхазии. Холмистые равнины, отделяющие хребет от моря, постепенно сузились и через них прорезались многочисленные ручьи. Ущелья стали более отчетливыми и смотрелись как мрачные порталы в таинственные долины. Выше всех вздымался грандиозный Оштен, подняв свою снежную голову почти на 13000 футов (Думаю, что Оштеном здесь названа г. Арабика).

Отдаленная почти на 25 миль от нашего корабля, его высота казалась еще большей. По сравнению с ней промежуточные вершины казались незначительными, хотя и составляли от 7000 до 8000 футов в высоту. Они были свободны от снега и были сложены из прочного известняка.
От Оштена до Djoumantau (?) основной хребет состоит из пиков одинаковой высоты и образует северо-восточную границу Абхазии, отделяя северные черкесские племена и образуя непреодолимый барьер. Нас заверили, что единственным практически осуществимым для лошадей перевалом из Абхазии является проход из Сухум-Кале на Карачай, в провинцию, расположенную на западном плече горы Эльбрус. В свое время мне в голову пришла идея попробовать пройти этой дорогой с несколькими карачайскими вождями, отправляющимися в свои дома. Как позже выяснилось, мне повезло, что обстоятельства вынудили изменить планы. Несколько неделю спустя наши друзья вернулись в Сухум, найдя свои владения в руках русских,

стр 13

разгромивших тамошних наибов так далеко в горах, куда раньше они не осмеливались заходить. Народ Карачая, оставив свои дома на милость завоевателей, укрылся в труднодоступных горах зная, что приближение зимы заставит врага покинуть долины.

Путешествие из Сухум-Кале в Карачай из-за плохого качества дороги занимает около недели, хотя расстояние не такое большое. В течение летних месяцев дорога свободна от снега.

Причудливая природа, более замечательная, чем мы видели до сих пор, знаменует западную границу Абхазии. В этом месте горы обрываются к морю, раскалываясь длинным и узким ущельем, похожим на глубокий разрез от гигантского меча. В этой тесной долине Гагра растут высокие тополя, но солнце едва касается их верхних листьев, а ручей, выходящий из мрачных закоулков, лишь на мгновение сверкает на свете дня, пересекая узкий пляж, а затем теряется в море (Жоэкварское ущелье).

В этом месте построен массивный форт Гагра, охраняющий единственный вход в Черкесию в этом направлении. Он считается самым нездоровым на побережье и русский солдат, попавший сюда, обречен на несчастья. Форт полностью закрыт скалами, стискивающими ущелье, которые не пропускают сюда свежий воздух.

стр 14

Не имея возможности выйти за стены форта, люди ограничены несколькими ярдами галечного пляжа для прогулок. Перед ними - бескрайнее бушующее море, куда они не решаются войти, за ними - огромная пропасть, куда они не смеют взглянуть. С каждой стороны возвышаются обрывистые известняковые скалы, на вершинах которых собираются враждебные черкесы и стреляют по самым казармам. Обитатели форта зависят от поставок кораблями из Сухума, поэтому временами им грозит голод и мор. К такому существованию приговариваются те из солдат, верность которых вызывает сомнение. Как ни странно, подавляющее большинство из тех, кто пал от рук Черкесов, борющихся за свою независимость, сами являются мучениками за дело свободы (видимо, имеются ввиду декабристы).

Мы остановились в Вардане, откуда начиналась наша экспедиция во внутренние районы, так как главным начальником округа был наш друг. Вардан расположен примерно в 60 милях от Гагры и является важным местом у черкесов, так как может похвастаться заливом и отсутствием русских фортов на несколько миль в обе стороны. Здесь излюбленное место для торговли, которую русские называют контрабандой, так как для нее требуется прорвать блокаду, установленную ими же самими в ходе войны против черкесских племен.
С моря видны несколько домов, холмы не такие обрывистые, как у Гагры,

стр 15

а ущелья расширены в плодородные долины. Сразу после того, как мы бросили якорь, пустынный берег усеялся человеческими фигурами и мы были приняты с глубоким уважением. Друг мистера Лонгворта, Исмаил-Бек, к сожалению был болен и находился в своем доме. В его отсутствие никто ничего не мог предложить нам, когда мы объяснили цель своего визита. Однако мы послали гонцов известить его о нашем прибытии и прогулялись до домов, спрятанных среди деревьев. Здесь мы стали центром внимания местных жителей, которые заметив корабли в бухте, стекались посмотреть на нас.

Мы увидели небольшой домик для отдыха, открытый со всех сторон, общей для всех черкесских деревень конструкции, крыша которого поддерживалась колоннами из резного дерева, а внутри были места для уставших путников. Он ничем не отличался от беседки. Здесь мы встретились с начальниками разной степени важности и великолепия нарядов. Эти дворяне явно не желали помочь нам в нашем стремлении проникнуть в их страну. Они с подозрением отнеслись к столь крупной партии, требующей допуска в регион, еще не посещаемый европейцами. Мы не могли назвать никакого другого повода сделать это, кроме любопытства, но они не верили, что оно может быть достаточно мощным стимулом для столь опасного предприятия. Особенно не верили они в "любопытство" военных, высадившихся в бухте.

стр 16

Поэтому они самым убедительным образом описали трудности предстоящего похода, невозможность покупки лошадей и нанятия проводников. Однако мы решили дождаться результата нашей миссии к Исмаил-Бею, а я отправился исследовать долину.


У. Симпсон, Вардане

Мы шли по берегу прозрачного потока, полного форели, в деревню, где женщины с любопытством смотрели на нас через двери. Пришлось подниматься по склону холма среди полей проса и кукурузы, чтобы добраться до гребня, откуда можно было осмотреться. Здесь мы остановились на отдых, а наш черкесский проводник послал в деревню мальчика принести нам что-нибудь поесть. Пока мы грелись на солнышке, наблюдая, как синий дым поднимается из-за деревьев, которые то тут, то там обозначали деревушку, подошел оборванный человек, почти голый, несущий связку дров. Бросив груз к нашим ногам, он присел отдохнуть. Посмотрев на его черты, я и без комментариев проводника догадался, что он русский. Носильщик рассказал, что 11 лет был рабом в Черкесии, нося воду и дрова. Несмотря на это, казалось, он не желал каких-либо перемен. Он смотрел на нас тусклыми свинцовыми глазами и то выражение, которое еще сохранялось в его лице, была смиренная тоска.

Мы пообедали грецкими орехами и сваренными вкрутую яйцами, а также попросили симпатичную черкесскую девушку дать нам огня для сигар, что она сделала с большой грацией и скромностью, держа на лице белый платок, достаточно тонкий для того, чтобы и удоволетворить ее совесть, и продемонстрировать прелести. Мать изнутри дома ругала ее за нескромное поведение, хотя мы видели лишь один ее глаз.

стр 17

Мы не столько сожалели о прикрытом лице девушки, сколько о возмущенных упреках матери в адрес дочери, которая накрывшись покрывалом, бросила гордый взгляд на мать и, попрощавшись с нами, скрылась в доме. Мы же, задумчиво покуривая, спустились с холма.

Внизу мы обнаружили, что наши спутники запрягают лошадей, чтобы ехать к Исмаил-Бею, так как этот выдающийся персонаж был слишком нездоров, чтобы прийти к нам. Наш путь вел вверх по другой долине, очень похожей на первую, тоже с прозрачным ручьем, который нужно было постоянно пересекать, через зеленые луга, поля и леса, и мимо усадеб. Следуя примерно в двух милях от берега, мы достигли солидного особняка, резиденции Исмаила Бея, которого посетили в его комнате, где он был прикован к своей кровати, некоторые из членов нашей партии, чтобы договориться о завтрашнем путешествии.

Исмаил-Бей был достаточно энергичен, чтобы выслать нам навстречу свой гарем из жен и дочерей. Сначала они держались на почтительном расстоянии и громко хихикали между собой, подталкивая друг друга. Однако когда они увидели подарки, то приблизились, посылая вперед самых маленьких детей. Дети робко двигались вперед, держа пальцы во рту, как и все европейские младенцы, пока не оказались в пределах досягаемости подарка. Тогда они с жадностью схватили свои призы и торжествующе помчались назад.

стр 18

Наконец нас окружила целая плеяда красавиц, рассматривающих наши удивительные лица в очках. Мы подарили им замысловатые дамские вещицы и научили смотреть в оперный бинокль. Герцог, у которого было достаточно много интересных вещей, вскоре стал популярен. Но вскоре тени вечера и неудобство перед хозяином этого очаровательного гарема заставили нас расстаться после обоюдных выражений восхищения и сожаления. Одна или две девушки из этого общества были чрезвычайно красивы, их мягкие темные глаза, окаймленные длинными черными ресницами, пышные волосы, правильные черты, блестящие лица, розовые и белые, как у любого европейца, вместе взятые делали их особенно привлекательными. В то же время у них было сладкое и изысканное выражение, которое едва ли можно было ожидать среди дикарей.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 09 июль 2018 13:18 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, ToyFun

Лоуренс Олифант 09 июль 2018 21:16 #11

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Мы вернулись на корабль вполне довольные результатом нашего визита к Исмаил-Беку, он обещал нам четырех проводников и столько же лошадей, и их, в дополнение к нашим десяти, вполне хватало для такой грозной партии. Несмотря на ранний час, на следующее утро мы были готовы. Но приготовление лошадей, погрузка вьюков и другие приготовления неизбежно создавали задержку. Пляж представлял собой сцену живописной путаницы. Моряки и черкесы объединили свои усилия со слугами различных национальностей, здесь были представлены самые разные костюмы и царило полное смешение народов.

стр 19

Надсмотрщик был одет в характерный для англичанина жакет, высокие сапоги и пояс, снабженный пистолетами.
Наконец, грузы были распределены, каждый из нас сел на лошадь, а наиболее предусмотрительный из нас обеспечил себя английским седлом. Был дан приказ к движению. Сначала наш путь лежал вдоль пляжа. Когда мы скакали по песку и гальке, то видели, как наши корабли Highflyer и Циклоп пускают пары и оставляют нас на милость наших черкесских друзей. Первый был отправлен в Сухум, последний должен был вернуться за нами из Трапезунда.

Наша кавалькада, насчитывающая пятнадцать человек, выглядела довольно внушительно. Мы посвятили трех лошадей перевозке багажа, большая часть которого состояла из подарков для местных вождей, в домах которых мы ожидали поселиться, так как деньги в этой стране неизвестны, и единственный способ обеспечить себе гостеприимство - это пожертвование небольших предметов европейского производства. Животные, на которых мы восседали, были простыми пони, оборванными и несчастными на вид, но, как показал наш опыт, обладающими большой выносливостью. Зеленые склоны холмов спускались почти к морю, оставляя лишь узкую полосу пляжа в качестве дороги. Из-за труднопроходимости горной страны берег моря является основной дорогой и наши гиды высказывали явное нежелание покидать его, чтобы по нашему желанию двигаться в сторону гор. Море является как бы средством сообщения у черкесов, хотя они и не склонны к торговле с его помощью.

стр 20

Мы наблюдали за перевозкой по воде, который не встречается у жителей Британских островов. Погода была спокойной, волн не было за исключением мелкой ряби. Обогнув мыс, мы увидели на расстоянии нескольких ярдов от берега большой объект, который буксировали двое мужчин. Приблизившись, мы увидели плот, управляемый третьим человеком. На плоту было размещено небольшое деревянное жилище. Нам сказали, что так семьи, выражаясь языком янки, перекочевывала с вещами в другую, более благоприятную долину.

Наконец, когда другая река засверкала между зелеными лугами, впадая в море, мы повернули к горам, предварительно устроившись на отдых в одном из очаровательных домиков, более изящном, чем тот, где мы отдыхали в Вардане. Затем мы стали подниматься по крутым склонам долины, путь становился все более пересеченным и вел нас среди пышной растительности, достигая того места, откуда у нас появился панорамный вид на широкое ложе Субаши. Далее тропа должна была вести нас по землям, которые, как мы знали наверняка, еще не были исследованы европейцами.
В устье реки мы наблюдали большую крепость, ныне необитаемую, как рассказали черкесы, собравшиеся под ее стенами.

стр 21

Вскоре мы начали движение, спотыкаясь о каменистое русло Субаши. В это время года река суживалась, а сухие камни обозначали ее зимний характер. Русла рек, спускающиеся с гор Кавказа, являются единственным средством сообщения с внутренними районами. Когда вода поднимается, черкесы остаются дома. В течение нескольких месяцев все связи между противоположными сторонами долины приостанавливаются. Мы были вынуждены пересечь эту реку дважды, и поскольку течение было очень быстрым, а вода доходила до седловых ремней, то операция эта была отнюдь не приятной.

Когда наступил вечер, мы добрались до кунака Бея, у которого должны были провести ночь. Жилище его было расположено на правом берегу и состояло из нескольких одноместных домиков, стоящих отдельно на зеленой лужайке, затененных благородными буками и каштанами и окруженных частоколом. По соседству были другие коттеджи, окруженные полями кукурузы и проса. Положение деревни было очаровательным, из нее открывался вид на плодородную долину и высокий горный хребет.

Наш приезд, конечно, произвел большую сенсацию. Бей принял нас с особой теплотой и радушием, предоставив в наше распоряжение два коттеджа. Каждый влиятельный человек в Черкесии имеет одну или две комнаты, которые называются гостевыми домами и посвящены приему незнакомцев, потому что сами черкесы всегда бродят, как крымские татары или английские бродяги, совершая визиты и встречи в гостевых домах.

стр 22

Не бывает домов, состоящих из нескольких комнат. Каждый номер стоит отдельно, на расстоянии 10-15 м друг от друга. Стены состоят из обмазанного плетня из кукурузной соломы. Дверь держится на шарнире примитивной конструкции, редко существует какой-либо другой проем для пропуска света. Наиболее характерной чертой жилища является дымоход. Это огромное полукруглое отверстие около четырех футов над землей, занимающее почти половину кумнаты. Следовательно, печь никогда не дымит, что является необычным для дикого жилища, где обычно дым сам находит себе выход, изъедая глаза тех, кто не предоставил его ему.

Нижняя часть дымохода как правило украшена грубой росписью. Мебель состоит из низких деревянных настилов, а спальное место обозначено лишь земляной насыпью, приподнятой на несколько сантиметров над полом.
Сразу же после нашего прибытия были принесены многочисленные роскошные одеяла и пуховые подушки, которые были расстелены на полу. Ничто не может быть прекраснее отдыха, предоставляемого путешественнику таким образом. Здесь он протягивает свои усталые конечности и наблюдает за потрескивающим пламенем у его подошв, в то время как голова его покоится на башне из подушек.

Субаши, как я понимаю, это р. Шахе. Тогда крепость в её устье - укрепление Головинское.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 09 июль 2018 21:59 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70

Лоуренс Олифант 09 июль 2018 22:39 #12

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
стр 23
Поначалу такой комфорт показался нам подозрительным и мы боялись, что удобства будут недолговечными. Мы слышали о том, что в диких странах в постелях обязательно заводятся некие животные. В этом отношении, однако, мы были приятно разочарованы, так как в течение всей нашей поездки в своих самых разнообразных постелях я не обнаруживал ни одного животного, кроме себя.

Но путешественник в Черкесии нуждается в еще каком-то виде комфорта, который примирит его с длительным периодом, который занимает приготовление обеда. Когда хозяин убедился, что его гости удобно расположились возле огня, он обменялся с нами несколькими выражениями вежливости и с достоинством вышел. Мы знали, что только сейчас он направился в овчарню, чтобы выбрать овец для заклания нам на обед. Постепенно вся компания впала в настроение угрюмого недовольства. В это время побеждается самая невозмутимая дружелюбность. Оскорблённый желудок впадает в состояние коллапса, а человек проникается ненавистью к представителям своего вида. Но по мере того, как аппетит удоволетворяется, вы чувствуете возвращение любви к своим соплеменникам. Вся ваша возвышенная нравственная природа возвращается, пока наконец вы не простите повара и всех своих врагов.

стр 24

В то время как готовился ужин, наш хозяин пришел поговорить с нами. Он был прекрасным стариком и был тяжело ранен в стычке с русскими, из-за чего потерял одну ногу. Его зеленый тюрбан означал паломничество в Мекку, но он ни в коем случае не был фанатичным мусульманином, о чем говорило его неодобрительное суждение о наибах, служащих проявлением высшей святости. Этот старый бек имел возвышенное мнение о доблести англичан. Он видел ту нацию (русских), которая имела обширную власть и потратила тысячи людей и миллионы рублей в Черкесской войне, которая установила линию фортов в его собственных долинах, несмотря на решительное сопротивление, чей флот заполнил море и блокировал берега. Он видел, как эта нация эвакуировала свои форты при одном только появлении английских солдат и его страна освободилась от захватчиков как по мановению волшебной палочки. Не удивительно, что старик был щедр на вежливость к представителям английского королевства, с которым, по его убеждению, была связана будущая независимость его любимой родины.

стр 25

Если проявления той цивилизованности, с которой мы повсеместно сталкивались в черкесской глубинке, исходили из желания соединиться с теми, в чьи руки черкесы вверили судьбы своей страны, то вряд ли можно считать их наемниками, поскольку это был настоящий патриотизм. Несомненно, к этому чувству были добавлены подлинное гостеприимство и естественная надежда получить оружие в знак благодарности. Черкесы, как и их соседи, движимы смешанными мотивами.

Бек сказал нам, что русские никогда не могли проникнуть так далеко в эту долину, где стоял его дом, и что уроженцы его страны были полны решимости не подчиняться московскому игу. Мы, разумеется, не могли дать ему никаких гарантий в отношении того, о чем он в основном беспокоился, а именно о дальнейшей судьбе его страны.

В то время, как наша беседа утомительно затянулась, наши слуги нашли способ убить время и, разведя большой костер перед кунацкой, занялись приготовлением чая. Яркий огонь бросал отблески на лица, фигуры и романтические костюмы адыгов, наблюдающих за нашей суетой, а так же на лежащих коней, бегающую челядь, разложенные вьюки и седла. Думаю, эта картина достойна памяти. Вскоре г-н Симпсон изобразил ее в своем акварельном рисунке.

"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Benja70, ToyFun

Лоренс Олифант 10 июль 2018 14:35 #13

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Наконец, примерно за полчаса до полуночи нам принесли жестяные тазы и воду. Мы с величайшей охотой умыли руки, так как эта церемония свидетельствовала о приближении ужина. Овца появилась в

стр 26

тщательно расчленённом состоянии на круглом подносе около 18 дюймов в диаметре и чуть больше в высоту. Куски баранины были сварены в простой воде и на них была построена пирамида из своего рода пшенной каши, очень даже приятной на вкус, когда к ней привыкаешь. Конечно, тарелки, вилки и стулья в Черкесии неизвестны и наша группа из семи человек с величайшим трудом разместилась вокруг маленького стола, несущего драгоценное бремя, на котором были сосредоточены все наши желания.

Выглядели мы достаточно гротескно: один присел на пятки, другой уперся подбородком в колено, третий стоял на коленях, четвертый бесцеремонно расселся на полу, мешая своими ногами соседу, пятый жадно ел где-то в углу, подходя с ножом только за тем, чтобы подцепить очередной кусок и с триумфом уносить его в свое укрытие. Зная людей, можно было многое сказать по их поведению. Щедрые радовали соседей, делясь своими открытиями. Вспыльчивые неосторожно сверкали в воздухе ножами, привередливые поспешно поедали пищу, представляя себя на лондонском обеде в клубах табачного дыма.

За мясом последовал подозрительный жирный суп. Он был налит в большую миску, куда мы беспорядочно опускали деревянные ложки, которыми были обеспечены. Затем, снова растянувшись на пуховых перинах, мы смирились с мрачными последствиями обеда около полуночи.

стр 27

Хотя я и желал поскорее воздать должное удобной постели, мне не удалось наслаждаться ею без помех. Едва впав в крепкий сон, я был разбужен странным сочетанием звуков, какие только может издавать человеческий голосовой аппарат. Черкесы, сторожившие наших лошадей, подбадривали себя пением. Я лежал, слушая неожиданные каденции и прерывистые тона, погружающиеся то в жалобный вой, то в победный вопль и считал, что эта необычная серенада вполне компенсировала мою бессонницу.

ЧАСТЬ 3

На следующий день нам снова долго пришлось ждать завтрак. Он оказался гораздо сложнее чем ужин: шесть или семь маленьких столов сменили друг друга. После мяса и супа появилось подобие сырного пирога, курица в соусе карри восхитительного вкуса, рис в молоке, и в финале был подан "йогурт" - сквашенное молоко. После того, как мы наедались от каждого стола, блюдо подавали слугам, которые очищали всё без остатка. Этот долгий завтрак обещал нам совсем короткий переезд в течение дня, но считалось непростительным нарушением правил гостеприимства, чтобы отпустить гостей без завтрака или предложить ужин без убоя овцы. И так как мы были первыми иностранцами на земле наших хозяев, то не хотели оставить неблагоприятное впечатление.

стр 29

Следствием всего этого было то, что мы соблюдали принятый в самых модных салонах режим: завтрак в 10, обед в половине второго, чашка чая после поездки у нас была после шести и ужин - в девять или десять.
Наш хозяин сопровождал нас в течение первой половины дня. Тропа вновь спустилась к руслу Субаши и пересекла этот стремительный поток. В некоторых местах наши пони едва держались на ногах. Иногда сами черкесы заблуждались, по нескольку раз ища брод. Затем нам пришлось поплескаться, был даже волнующий момент, когда мы плыли на конях вверх по течению на противоположный берег. При этом лошадь переводчика герцога Лукки упала, споткнувшись о камни и всадник почти скатился в воду, едва успев схватиться за шею. Они оба тут же были сметены течением на несколько ярдов. Мы слышали испуганный крик переводчика, к этому моменту уже наглотавшегося воды и видели его красную феску на голове. Все это выглядело бы смешно, если бы мы не опасались за его судьбу, так как слышали, что он не умеет плавать. К тому же черкесы рассказывали нам многочисленные случаи утопления в этой реке. К счастью, благодаря упорной борьбе и удобному изгибу берега, Лукка выбрался на берег, мокрый и унылый. Прошло много времени, прежде чем он восстановил свои разговорные способности, которыми внес большой вклад в наше путешествие.

стр 30

Лукка был грузином по происхождению, но но некоторое время жил в Черкесии вместе с мистером Беллом и Лонгвортом, а потом приехал в Англию. Он свободно говорил на двенадцати языках, и его знание черкесского сделало его бесценным; действительно, он единственный человек, из тех кого я знаю, кто может говорить на черкесском и любом европейском языке, кроме турецкого и арабского. Многие черкесы научились последнему после своих визитов в Константинополь. Шамиль и его наибы говорили на арабском, как хорошо образованные мусульмане.

Сам черкесский язык является самым непрактичным диалектом из тех, которые путешественники пытаются изучить. Он состоит из звуков, похожих на череду чиханий и кашляний, мало напоминающих слова. У них нет письменности, а следовательно, невозможно записать эти слова и приходится доверять слуху. А потом, как бы ни был идеален ваш слух, придется много практиковаться, чтобы поймать своеобразную интонацию.

Я попытался составить словарь, но ни одно сочетание наших букв не может составить хотя бы похожие звуки, поэтому я отказался от этой затеи и попытался выучить хотя бы фразы. Однако и это был трудный процесс. Мой учитель прекрасно понимал меня, но больше - никто, хотя я не видел никакой разницы между своим и его произношением.

стр 31

Говорят, что на Кавказе около 30 разных языков. Я слышал шесть и не могу уловить ни малейшего сходства между ними. Сами туземцы говорят, что они разные. Можно легко предположить, что в таких условиях черкесы с удовольствием перенимают турецкий или арабский язык.

Я был поражен скудным населением долины Субаши. Холмы лишь частично были обработаны. Северная сторона была больше заселена, чем южная, и большая часть культивируемых земель находилась на возвышенностях. Мы прошли одну деревню и поднялись на отвесный отрог, который изящно огибал ручей. Оттуда мы смотрели на горные ущелья, откуда он вытекал и затем спустились по каменистой тропе.

Все дома деревни были аккуратно огорожены, женская часть населения одета в длинные шаровары, прилегающие е щиколотке, и длинные туники ярких цветов. Однако у нас не было возможности получше рассмотреть женщин, потому что они были очень застенчивы. Мы могли лишь мельком увидеть их, когда они быстро перебегали из дома в дом, меняя посты наблюдения по мере нашего следования. Когда мы снова спустились к реке, то увидели всю их живописную группу, рассматривающую нас с вершины холма.

Хотя черкесы и весьма беспокойная нация, мы не часто встречали их путешественников. Но однажды заметили двух, отдыхающих под великолепными конскими каштанами.

стр 32

Один из них привлек наше внимание богатым костюмом узденя (джентльмена), а другой держал коня и был одет в рваный плащ раба. Уздень был человеком со зловещим выражением лица и короткой рыжей бородой. Наш гид обратился к нему. Он оказался единственным представителем бродячего торговца, которого мы увидели в этой стране. Толку от них было мало: жителям нечего было дать в обмен на его товары.

Раб оказался русским. Калторпа вдруг охватило желание стать его покупателем. В ответ на наши упреки о незаконности такого деяния, Калторп отвечал, что намерен освободить раба. Сделка стала обсуждаться всерьез. Черкес сначала оценил своего раба в 30 говоря, что тот привык к этой стране и мог говорить на черкесском, а также имел хорошее телосложение. Наш переводчик презрительно посмотрел на предмет бартера и сказал, что он стоит не более 3 фунтов стерлингов: сам русский ни в коем случае не был оскорблен таким обесцениванием его заслуг. Очевидно, он очень хотел сменить владельца, но боялся проявить в этом деле много чувств. Черкес, видя что мы можем уйти, снизил цену до 10, а Калторп поднял свою до 5 и заявил, что не намерен ублажать жадность торговца дальнейшими расходами. Черкес решил, что не может расстаться с рабом менее, чем за 15 и сделка была расторгнута.

Слуга, которого мы пытались купить, был дезертиром и очевидно предпочел бы свое нынешнее положение предыдущему.



рис. А. Рейпольского

Во второй половине дня мы покинули долину и пошли по течению горного потока, русло которого было более суровым чем то, которое мы только что покинули. Сжатый между нависающими берегами поток, с которым нам приходилось бороться, волновался и пенился в его узких пределах; высокие деревья встречались над головой и бросали свои широкие темные тени на мутную воду, их гигантские корни свисали с подорванного берега или скручивались и искривлялись, как извивающиеся змеи в глинистой почве.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 10 июль 2018 14:42 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Benja70, ToyFun, serg141-9

Лоренс Олифант 13 июль 2018 21:01 #14

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Боже, такая жарища, что даже переводить неохота! Охота только лежать под кондюком и лопать холодные сливы.

Временами скалистый уступ растягивался поперек пути и образовывал небольшой водопад и рассеянные солнечные лучи играли в брызгах. Местами встречались глубокие заводи, которые приходилось обходить, карабкаясь по берегу. Иногда долина расширялась и мы находили облегчение, следуя по островкам. Но в целом это было узкое ущелье густо поросшее лесом с полосой неба над головой.

Наконец, к моей радости, мы покинули эти мрачные закоулки, где бурлящая вода вызывала беспокойство, а острые камни обдирали голени, и стали взбираться на крутой склон. Наши прежние приключения были детской забавой по сравнению с тем, что нам пришлось испытать на этот раз! Не успели мы ценой невероятных усилий затянуть за собой лошадей на высоту около 100 футов, как одна из вьючных лошадей сорвалась вниз. К счастью, скорость ее падения была невелика и вьюки защищали от ударов. С трудом удалось поставить лошадь на ноги, после чего она долго хромала.

Такие приключения стали обычным явлением, наши несчастные лошади падали еще пару раз в течение дня, хорошо, что не с большой высоты.

Наконец мы достигли такой высоты, что река казалась серебряной нитью далеко внизу. Тем не менее тропинка продолжала виться среди неприятных каменных выступов, иногда не оставляя ничего между нами и вечностью, едва достигая 18 дюймов в ширину и очень скользкая после недавних дождей. Однако на склоне было достаточно деревьев, чтобы остановить сорвавшееся тело. Местами склон становился более пологий, достаточно, чтобы построить дом и обработать несколько акров земли. Такие места всегда были тщательно огорожены и наш путь таким образом блокировался. Но владелец участка никогда не замедлял выбежать и услужливо удалял все препятствия.
На полях редко выращивалось что-то кроме проса или кукурузы. Однажды мы прошли через тутовую плантацию, вскоре вся страна покрылась фруктовыми деревьями и виноградными лозами, дикими и специально посаженными. Однако последние здесь не выращивались так бережно как те, что мы увидели впоследствии.

Ближе к вечеру мы обнаружили, что почти достигли вершины и улеглись отдыхать в роще грецкого ореха.

стр 35

Один из наших черкесов ушел дальше подготовить бея, у которого мы должны были ночевать, к нашему прибытию. Мы стали собирать свои силы, разбросанные следованием по страшной тропе. Члены команды подходили уставшие, один за другим. Забавно было слушать о разных приключениях, что каждый считал своим долгом рассказать. Бедный носильщик пошатнулся над очередной пропастью и, видимо, пожалел о том, что нанялся на эту работу.

Наш художник, слишком плотно пристегнувшийся к седлу, свалился с лошади, поднимавшейся на почти перпендикулярный склон. В то время как он исчез со сцены по хвост своего пони, проницательное животное продолжало подъем как ни в чем ни бывало, обремененное лишь примитивной уздечкой. Но всадник с его завидной преданностью карандашу не растерялся и, пока отходил от синяков и ушибов, нарисовал романтическую картину своего бедствия.
Калторп разрывался между восхищением природой и своей любовью к роману Дюма-сына. Я верю, что он чудом спасся, чему обязан своему умному коню. Его йоркширский слуга Метли послушно следовал в черкесском седле, страдая от ссадин.

стр 36

Переводчик Лукка шел в арьегарде, невидимый для остальных членов партии, и пережил там несколько приключений, о которых рассказывал так страстно, что мы пожалели, что у него не было ни одного свидетеля. Лукка предлагал немедленно вернуться в более цивилизованные районы и называл наше желание рисковать жизнью из простого любопытства величайшей глупостью. Он утверждал, что видел уже достаточно отвратительных ситуаций и никакие финансовые соображения не оправдывают того риска, который может лишить госпожу Лукку ее лучшей половины.

Да это же в натуре LeshaK!!! rgaka rgaka

Мы заверили его, если это может быть утешением, что мы также будем огорчены его безвременной кончиной, как и г-жа Лукка, ибо никогда не видели более веселого и услужливого человека. Во время долгого ожидания обеда он изливал причудливым и красочным языком всю информацию, которую слышал от черкесов в течение дня, с комментариями полными здравого смысла и оригинальности. У него было ненасытное любопытство, неослабевающая энергия к приобретению знаний и страстная готовность делиться ими. Ничто, кроме падения в реку или скатывание с обрыва не могло охладить его пыл. И теперь, претерпев оба приключения, он был временно подавлен.

Он обратился к старому черкесу, который заботился о нем, не будет ли дальнейший маршрут еще более опасным, чем

стр 37

тот, который мы уже прошли. Видя нашу непоколебимую решительность следовать дальше, несмотря на утвердительный ответ черкеса, Лукка сдался.

Этот старик был старшим проводником партии, почтенным хаджи с длинной бородой и чем-то еврейским в лице. Совершив паломничество, он повидал слишком много людей, чтобы быть достаточно приятным собеседником, чем менее искушенные туземцы. Я убежден, что он до последнего подозревал нас в каких-то тайных мотивах и делал все возможное, чтобы мы увидели как можно меньше. Действительно, было нелегко убедить наших проводников, что мы просто хотим совершить экскурсию по стране, без определенных точек маршрута. Им казалось странным, что мы не имеем целью прийти в конкретное место, а просто хотим карабкаться по их горам.

Если бы время позволяло, мы хотели бы пересечь Abbasack и достичь кубанских равнин, что стало бы очень интересной экспедицией. Но нельзя было полагаться на заявления аборигенов о времени и расстоянии, поэтому пришлось сократить маршрут. Но я уверен, что если бы проводники стремились бы показать нам как можно больше, то такой путь был бы возможен.

стр 38

Племянники и спутники старика были братьями и чрезвычайно красивыми юношами, совершенно англосаксонской внешности. Они были настолько изысканны в манерах и осанке, что если бы были одеты в сюртуки, а не шерстяные одежды, если бы их гетры были заменены на брюки, их красные кожаные тапочки превратились бы в сапоги, а тощие шеи были бы обернуты белым льном, а не торчали на всеобщем обозрении, если бы их волосы были хорошо смазаны и разделены точно посередине, а не коротко обрезаны, если бы их покрывала хорошо почищенная шляпа, а не высокий шерстяной колпак, если бы место короткого меча заняла бы златоглавая трость, а грудь украсил бы gigantic pin (??) , а не эти трубки с боеприпасами, которые составляют наиболее поразительную черту их костюма, если бы осуществились все эти преображения и трое моих друзей отправились бы гулять рука об руку по Rotten Pow (королевская улица в Гайд-парке, Лондон). то этом случае, не сомневаюсь, все английское мужское общество исполнилось бы завистью и тревогой.

Наконец самый младший из Адонисов вернулся с приветствиями от хозяина и мы, поднявшись, снова двинулись по узким тропинкам в деревню, расположенную на вершине холма. Здесь мы обнаружили опушку, окруженную частоколом, посередине которой стояли несколько домов, а у ворот - рослый и почтенный человек, наш хозяин.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 14 июль 2018 06:31 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun

Лоренс Олифант 14 июль 2018 12:29 #15

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Процесс позапрошлого вечера повторился: овцу убили и продолжили разговор с нашим хозяином. К счастью, солнце еще не зашло и ничто не могло превзойти красоту сцены, которую мы наблюдали, сидя у дверей кунацкой. Мы находились на высоте от 4 до 5 тысяч футов над уровнем моря и с нашей обсервации смотрели на горы, отделявшие нас от линии горизонта. По мере того, как солнце садилось, огни и тени причудливо играли над всей беспорядочной массой горной страны. Мы могли видеть, как надвигается ночь, перетекая из долины в долину, светлые пятна горных вершин становятся все резче и меньше, пока не исчезли совсем, а фантастические контуры облаков все еще отражали былую славу. Наконец длинный и насыщенный день закончился. Открывшийся перед нами вид был достойной компенсацией за выпавшие нам труды.

Над уснувшими пиками гор поднялась яркая луна, проникая своими серебряными лучами в темные закоулки ущелий, которые не посещал еще ни один путешественник. Я думал, сколько же еще неизведанных закоулков есть в этом мире, которые из года в год озаряются спокойным, лунным светом, но останутся на века на уровне непознанного и неизученного. Сколько времени пройдет прежде, чем другая группа англичан увидит закат с этого места или пересечет тот хребет, над которым взошла луна?

стр 40

И все же нет в мире страны, более исполненной достопримечательностей для путешественника: он ступает не по заброшенной земле; каждая деревня, которую мы проходили, до сих пор не была посещена иностранцами. Каждый человек, встречающийся на его пути, с удивлением впервые в жизни смотрит на незнакомца с Запада. Молот геолога ни разу не касался этих скал, пышная растительность еще не была объектом внимания ботаника. Растительные и минеральные ресурсы этой страны еще неизвестны, как и ее обитатели. Они знают о нас больше, чем мы о них. Наиболее предприимчивые из них время от времени совершают поездки в Константинополь или Мекку, навещая своих жен и дочерей, находящихся в гаремах этих городов. Там они часто остаются на время, чтобы поближе познакомиться с франками, о которых они в своих высокогорных деревнях ничего не знают кроме того, что они - гяуры и страны их называются Англия и Франция. Они ненавидят "московитов" и поэтому не были удивлены, когда наши пароходы подошли к побережью, хотя возможно, не ожидали такого быстрого результата. Это вдохновляло их сознанием нашего военного мастерства.

Но к желанию свободы у них примешалось подозрение в нечистоте наших мотивов. Теперь, когла наши корабли покинули их бухту, оставив партию англичан на берегу, самым вероятным мнение у них будет то, что мы остались с целью изучить Черкесию в своих интересах.

стр 41

И теперь, когда мы убедились в непрактичности этой скалистой страны и дикости ее жителей, мы вероятнее всего уступим их России.

Среди многих черкесов, а также в Турции, распространено такое мнение, что Султан - это король мира, и что последняя война произошла из-за упрямства одного из его вассалов - Российского Императора, который посягнул на авторитет Падишаха. Чтобы наказать этого упрямца, Султан призвал своих подданных - императора Франции и королеву Англии, которые обязаны поддерживать целостность и независимость Османской империи, частью которой является и Россия, а следовательно, французы и англичане борются за правое дело.

Черкесы, которые питают самое высокое почтение к главе своей религии в Константинополе, не желают ничего кроме как быть его подданными, чего, по их мнению, желают и другие народы, чтобы быть защищенными. До сих пор они считали, что Россия, Англия или другая ненасытная держава имеют желание аннексировать их. Поэтому чтобы путешествовать по тем частям Черкесии, которые еще не являются русскими, нужно иметь предписание от Султана, который пользуется всеобщим уважением. В то время как путешественник, не аккредитованный таким образом, будет везде встречать подозрение и недоверие.

стр 42

Чем более фанатичен мусульманин, тем более он не хочет принимать у себя гяура, хотя и обеспеченного фирманом Султана. В будущем не следует ожидать, что англичане, пытающиеся путешествовать по независимой Черкесии, будут приняты также благосклонно, как и мы, ибо наш авторитет был подорван позволением русским восстановить блокаду. И пока вся страна не будет завоевана, она останется такой же неприступной.

Тем временем ночной воздух постепенно стал прохладным, и звуки оживленного разговора, исходящие из кунацкой, предупредждают меня не говорить о запущенном состоянии Черкесии до тех пор, пока я не приведу в порядок сам себя. Действительно, я позволил себе слишком длинное отступление. На закате солнца овец уже поймали, зарезали и маленький круглый стол уже доставлен в кунацкую. Так что, как говорится, "вернемся к нашим баранам".
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun

Лоренс Олифант 14 июль 2018 22:42 #16

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Глава 4

Одно из самых тяжелых испытаний, которому подвергается путешественник в дикой стране, это непрактичность проводников. Черкесия, к сожалению, не стала исключением.

Прежде чем выйти из Вардана, мы объяснили Исмаил-Бею, каким путём и сколько по времени мы хотели бы путешествовать. Он заверил нас, что нашим гидам будут даны четкие указания. Когда мы оказались в отдаленной провинции, куда не ступала нога европейца, мы без особого беспокойства выслушали вопрос проводников, куда мы хотим отправиться дальше. Мы следовали за ними в слепой уверенности над обрывами, через стремительные ручьи, по узким скалистым долинам в течение двух дней и вскарабкались на вершину этого холма лишь затем, чтобы вновь ответить на вопрос гидов, куда мы намереваемся отправиться дальше.

стр 43

Проводники намекнули (их предложение было решительно поддержано Луккой), что забравшись так далеко нам лучше вернуться тем же путем, а не искушать судьбу на более диких склонах Черкесии. У нас же было иное мнение. Мы решили, что претерпев столько трудностей будет недостойно испугаться опасности или неопределенности будущего. Мы объявили гидам, что несмотря на пропасти, мы еще не насмотрелись на Черкесию, нам безразлично куда идти, так как кругом была неизведанная и совершенно новая земля.

Было совершенно ясно, что нашему эскорту было дано указание вести нас в самую труднодоступную резиденцию Бея, где мы сейчас и находились. Наш хозяин, сводный брат Исмаила, был уверен, что к этому времени нам надоест путешествовать и мы будем рады вернуться. У проводников, видимо, не было указаний, как поступать в случае нашего желания продолжить тур. Главной трудностью было размещение на ночлег. Исмаил-Бей имел лишь ограниченное число друзей в стране и его влияние распространялось лишь на ограниченный район, за пределами которого было сомнительно получать такое же гостеприимство, какое у нас было до сих пор.

Провинции, находящиеся под влиянием Бея назывались Убых и лежали между Абхазией и Шапсугией, последняя находилась под управлением Сефер-паши, который пытался создать зависимое государство под османским протекторатом в противовес своему сопернику Наибу (о ком идет речь?).

стр 44

Село, где мы ночевали, было одним из самых отдаленных районов Убыхии и находилось на западном склоне хребта, отделяющего ее от Абадзехии. По сути мы были в 5-6 милях от границы и, следовательно, на таком же расстоянии от истоков рек, впадающих в Кубань. Однако мы решили не переходить этот рубикон, становившийся еще более опасным по мере приближения к вершинам. И поскольку мы также решили не поворачивать назад, то оставалось только следовать вдоль западных склонов, пока нам не заблагорассудится повернуть обратно к морю.

Это намерение мы объявили нашим проводникам, надеясь также, что ночлеги также будут обеспечены. После того, как этот важный вопрос был решен, мы повели интересную беседу с нашим хозяином, который также был Хаджи и исповедовал решительную неприязнь к Наибу. Он считал, что этот джентльмен слишком увлекся формами и церемониями, что делает его отвратительным в глазах низшего общества. Он вводит фанатичные обычаи, которые разрушают простоту черкесского менталитета и конечной целью имеют возвеличивание самого себя. Хозяин также имел глубокое уважение к Шамилю, но Шамиль теперь жил за двести миль от него, поэтому он мог позволить себе его уважать. Наиб был ближайшим его соседом и угрожал его влиянию в собственной стране. Кроме того, он выразил очень низкое мнение о военном потенциале "лейтенанта" Шамиля, с насмешкой напомнив об особом обычае, который существовал у него во время войны. Наиб, по его словам, имел высокую репутацию за отвагу в бою лишь потому, что во время боя его постоянно сопровождали четыре человека, чьи функции были удерживать Наиба от побега.

Позже мы могли поздравить себя с либеральными религиозными взглядами нашего хозяина, который презирал предписание Пророка о том, что женщины должны закрывать свои лица. Мне довелось после обеда прогуляться в одну из соседних комнат, и там нашелся один из наших путешественников в окружении стайки прелестниц, с которыми ему уже удалось наладить дружеские отношения. Разговор, конечно, был несколько ограниченным, так как у нас не было переводчика, и мы старались передать наши чувства восхищения и уважения самыми выразительными знаками, которые только приходили нам в голову. Однако молодым дамам нисколько не мешала ограниченность наших разговорных способностей. Они были вполне удовлетворены наблюдением за нами и хихиканьем между собой, когда как мы нашли в этом пищу для размышлений, были ли это комплименты или нет?. Постепенно девицы обнаружили, что мы были вполне ручными, после чего их группа увеличилась. Одна за другой они подкрадывались и усаживались вокруг маленького конака. Самая смелая из них предложила нам немного жареных каштанов,

стр 47

которые мы стали чистить и передавать друг другу с глубокой вежливостью. Наконец девичья группа стала так шуметь, что привлекла внимание остальных членов нашей команды, которые не стали задерживаться над своими горшками с мясом в таких приятных обстоятельствах. Вскоре комната заполнилась англичанами и черкешенками; мужское общество собралось у дверей и находило развлечение в наблюдениях за нашим общением.

Затем, с помощью Лукки мы попытались завести разговор, но девушки засмущались такой формальной церемонии как перевод, к тому же были несколько ошеломлены увеличением нашей партии. Поэтому герцог решил, что пора устроить диверсию, предложив подарки. Множество ярдов ситца тут же было развернуто перед блестящими и восхищенными глазами девушек. По указанию герцога, все это должно было быть разделено поровну и беспристрастно. Но я решил обеспечить бОльшую часть для очаровательного маленького существа, которое кормило меня каштанами и чьи мягкие бархатные глаза и длинные ресницы я сравнивал со всеми другими в комнате и нашел, что они не имеют равных. В силу этого превосходства было ясно, что эта девушка имеет право на бОльшую долю и я размышлял, как бы это сделать, когда она сама решила вопрос самым непринужденным способом, сделав энергичное движение с целью захватить всю ткань.

стр 48

Но другая красавица стала возмущаться и крепко схватилась за другой конец ткани. Теперь стало ясно, что подарок станет собственностью самой крепкой руки и все присутствующие бросились в соревнование с бешеным пылом. Даже в самой разгоряченной игре "Охота за туфелькой" вряд ли кричали бы и дрались с большей силой! Было бесполезно вмешиваться: ситец стал рваться во всех направлениях. В воздухе мелькнул сначала один, потом другой кусок трофея, который девушки старались быстрей передать своим матерям, которые подсматривали за битвой, а затем снова вернуться в бой.

Я имел удовольствие видеть, что моя маленькая протеже с раскрасневшимся лицом и горящими глазами в противовес их недавним мягкости и покою, вышла из борьбы победительницей. Я выхватил по крайней мере еще два ярда драгоценности для неё, пока она восстанавливала дыхание и приглаживала взъерошенные волосы.

Постепенно порядок был восстановлен и те, чьи унылые лица свидетельствовали о неудаче, были премированы новыми кусочками ситца, настолько яркими и безвкусными, что они были вполне удоволетворены. Барышни этого хутора будут долго щеголять в таких шароварах, которые никогда прежде не украшали ног черкешенок за исключением стамбульских гаремов. И несомненно, их блестящее оперение привлечет грубых жителей соседних деревень, которые придут поклониться красавицам, пленившим "Англию".

стр 49

И конечно, мануфактура из Манчестера не может иметь более благородного применения, чем быть преобразованной в короткие туники, украшающие их изящные фигурки, и ткань с рисунками солнц и цветов не могут иметь более высокой чести, чем превратиться в свободные шаровары, суженные к щиколотке, откуда выглядывают крошечные белые ножки.

На следующее утро мы попрощались с этими прелестными девицами, которых наш хозяин специально выставил напоказ. Они представляли удивительную группу. Впереди стояли две дочери Бея, одетые в богатейшие одежды и взгромоздившиеся на странные (подставки?), возвышавшиеся на 5-6 дюймов над землей и богато посеребренные. За ними в почтительных позах стояли ряд служанок, дети крестьян, принадлежавших хозяину, и смиренные спутницы его собственных дочерей.

Хозяин с печальным видом указал на всё это ценное имущество, которое недавно совершенно обесценил фирман, запрещающий вывоз рабов, и который, как он знал, исходил именно от англичан. Теперь владелец этого гарема был лишен всего своего дохода, ибо девочки до сих пор были единственным сырьем, которое можно было превратить в деньги. И теперь, когда эта возможность исчезла, владельцы девушек будут обменивать их между собой на лошадей. Девушки и почтовые лошади ценятся в Черкесии примерно одинаково, хотя я должен сказать, что в любом другом государстве первое было бы гораздо дороже второго.

"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 23 июль 2018 21:41 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun, Фэнэс

Лоренс Олифант 14 июль 2018 23:53 #17

  • Radi
  • Radi аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 607
  • Спасибо получено: 121
  • Репутация: 8
Олифант пишет:
Девушки и почтовые лошади ценятся в Черкесии примерно одинаково, хотя я должен сказать, что в любом другом государстве первое было бы гораздо дороже второго.

Это у них кастинг? Я бы отказался... А мне никто и не предлагал :)
Справедливости ради, посмотрите на походку черкесских женщин! Вне зависимости от её внешних качеств, у каждой из них походка королевы или принцессы. Наверное, это от того, что их пра-пра.....бабушки много сот лет носили кувшин на плече :) Нет, право.... Походка у черкешенок очень красива!
Последнее редактирование: 15 июль 2018 18:12 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоренс Олифант 15 июль 2018 18:19 #18

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3906
  • Спасибо получено: 1572
  • Репутация: 156
Radi пишет:
Я бы отказался...

От девушки или от лошади?
Вообще, конечно, дикость ужасная... Когда не только чернь, а даже князья мечтали продать своих дочерей! У них что, родительского инстинкта вообще не существовало? Ведь любили же они своих боевых коней. Вон, один черкес даже утопился с конем, лишь бы дешево не отдать.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоренс Олифант 15 июль 2018 19:01 #19

  • Radi
  • Radi аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 607
  • Спасибо получено: 121
  • Репутация: 8
Марта, надо понимать людей и их поступки. Ранние славяне то же приторговывали своими дочерми. И что ? От них убыло? Сабиняне то же этим не брезгывали :) А это классика! Черкесы, будучи народом, по сути, примитивным в историческом плане, жили той жизнью, которая им диктовалась. Марта, если б Вы жили в том обществе, то у Вас был бы шанс.
ЗЫ может быть, такой шанс был бы и у меня.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Лоренс Олифант 15 июль 2018 19:03 #20

  • Radi
  • Radi аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 607
  • Спасибо получено: 121
  • Репутация: 8
Марта пишет:
Radi пишет:
Я бы отказался...

От девушки или от лошади?.
Сегодня, от той и другой.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3