Джордж Мэттью Джонс

Джордж Мэттью Джонс 15 авг 2018 11:01 #1

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
JONES, GEORGE MATTHEW (1785?–1831) - капитан английского флота, в начале 19 века принимавший участие в пиратских шалостях Великобритании. После ранения посвятил жизнь путешествиям с целью исследования морских ресурсов стран Европы. В том числе посетил побережья Азовского и Черного морей, записывая всё увиденное в дневник, который опубликовал в Лондоне незадолго до своей смерти под названием "Путешествия по Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Турции".

Представляю перевод главы, посвященной путешествию капитана Джонса по Кубани.
"Факты не должны мешать нам"
Последнее редактирование: 23 сен 2018 20:16 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 15 авг 2018 11:08 #2

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Тамань, Босфор Киммерийский, апрель 1823 г

Европейский берег Дона, откуда мы переправлялись, довольно высокий и обрывистый, когда как азиатский берег низкий и на значительном расстоянии затоплен. Поэтому мы оказались в серьезной дилемме. Проехав по воде милю мы обнаружили, что лужи оказались настолько глубокими, что продолжать движение было опасно. Также невозможно было повернуть назад, так как лошади были в воде уже по пояс, в то время как карета еще держалась на отмели.
К счастью, у одного господина была заранее оседланная лошадь, чтобы на ней разведать дорогу. Он любезно предоставил нам её и мы почувствовали себя уверенней. Примерно через час добрались до сухой возвышенности.
Азов, некогда такой знаменитый, что дал имя целому морю, и на месте которого был древний город Танаис, сейчас был настолько убогой деревней, что мы прошли бы его без внимания, если бы не почтовая станция. Форт, столь известный в истории, и столь часто являющийся объектом состязаний в войнах между турками и русскими, сейчас настолько заброшен, что заваленные рвы и валы проследить можно лишь с трудом. Мы не видели ни одного установленного орудия, ни солдат. Берег довольно крутой и высокий, река петляет у его подножия, но все остатки порта, будь то естественные или искусственные, полностью исчезли. Вид со скал обширный и внушительный, безусловно, самый интересный из тех, с которыми мы встречались на дорогах империи. Он охватывает несколько устьев Дона, Таганрог на противоположном берегу, большую часть моря и азиатское побережье с высоким мысом Chumberskaia (?).

Примерно в четырех верстах от мыса мы проехали рыбацкую станцию Маргаритовскую, где у нас была возможность убедиться в большой разнице в уровне моря, вызванной сильными юго-западными и северо-восточными ветрами. За два дня до этого последний дул так сильно, что вызвал значительный приток, вымывший на некоторое расстояние водоросли и другое морское содержимое далеко за пределы того места, где мы сейчас проезжали. Море отступило с возникшей после этого юго-западной штормовой волной.

В течение дня мы прибыли на станцию, которую содержала еврейская семья, единственная, с которой мы встречались в России. Деловитость этой расы и их стремление уберечь даже копейку были полностью продемонстрированы. Они должны были либо дать сдачу, либо лишиться одной копейки. Казалось неизбежным именно второе, так как сдачи у них не было. Но пока обсуждался вопрос, они послали мальчика на лошади в соседнюю деревню, который вернулся со сдачей к тому времени, когда мы уже запрягали лошадей. Говорят, что Петр Великий отказался предоставить евреям убежище боясь, что они обманут его (?).

В ста тридцати верстах от Ростова мы подъехали к "пятикопеечной" станции, в то время как на прежних станциях мы платили по восемь копеек. Мы были вынуждены остаться здесь с 11-ти до рассвета, почтмейстер отказывался давать лошадей, потому что, как он утверждал, казаки грабили проезжающих.
С момента переправы через Дон мы видели огромное количество дичи и холмики кротов, то только один раз увидели животное, покинувшее свою нору несмотря на холодный сезон. Говорят, под землей оно постоянно спит, отчего и получило название "слепец".

Несмотря на то, что поля изобиловали скотом, мы с трудом раздобыли немного молока, обойдя около десятка домов. Большие табуны волов мы видели на пути в Черкасск. Когда открывается сезон, их гонят на север на продажу с столицы. Вдоль шоссе отводятся участки пастбища, чтобы собственники могли продавать волов проезжающим по умеренным ценам, тем самым сдерживая рост цен на мясо.

Табуны лошадей паслись почти в диком состоянии. Их часто привозят на ярмарку в Таганрог, не познавших ни седла, ни всадника. За ничтожную сумму торговец отдает лошадь полдюжине казаков, которые сбивают ее с ног, взваливают седло и запихивают в рот уздечку. Затем усаживают на нее опытного всадника. Испуг и возмущение животного, оказавшегося обременённым, проявляется с большой силой, когда оно пытается вернуть себе свободу. Но тщетно: всадника невозможно сбросить и он принуждает коня нестись на высокой скорости до тех пор, пока тот не изнемогает совершенно. Говорят, после этого он подчиняется любым движениям хозяина. Покупатели, стремящиеся сэкономить на этой ничтожной сумме, иногда пытаются сами оседлать дикую лошадь, но нередко всадник падает, а животное убегает.
Несколько станций перед Екатеринодаром были населены полчищами казаков, поселившихся в жалких лачугах, где мы впервые наблюдали и женщин. Никогда прежде я не видел такой убогости даже в Ирландии. Все они были сбиты в кучу, за исключением младенцев, которых подвешивали в люльках к тем же столбам, где висели ночные фонари, использовавшиеся для запряжения лошадей в темноте. Как и русские, они не носят чулок, а обматывают ноги старыми тряпками прежде чем надеть сапоги.

Мы не могли найти пристанища до полуночи, так как здесь не было постоялых дворов. Мы были вынуждены обратиться к офицеру, чтобы он помог найти нам жилье. Он провел нас по нескольким улицам без успеха и наконец заставил одних хозяев принять нас, извиняясь, что не нашел лучшего дома для нас. Измученный долгой тряской по замерзшим колеям дороги, которая так отличается от почти идеальной площадки для боулинга, я был готов остановиться где угодно и даже был готов спать в моей бричке, которую покинул неохотно ради уважения к офицеру, чтобы хотя бы взглянуть на интерьер дома, не ожидая ничего кроме привычных убогих казачьих хат, которые я видел прежде. Представьте мое удивление, когда я нашел очень опрятную и чистую комнату с двумя кроватями, одна из которых была занята прекрасной молодой хозяйкой. Она ничуть не беспокоилась сказав, что я могу воспользоваться другой кроватью, так как второй комнаты у неё нет, а офицер обязал ее принять гостей.

Я очень обрадовался такой перспективе, однако Франсуа сказал, что это неуважительно по отношению к нам и что хозяйка должна покинуть комнату. Мне стоило больших трудов доказать ему, что я не могу быть настолько безрассудным, чтобы лишить женщину собственного жилья. Наконец всё было устроено и мне было позволено упокоить свои усталые конечности. Утром я нашел свою подругу еще более красивой, чем представлял вчера. Мы оставались хорошими друзьями до завтрака, когда она вдруг отказалась давать мне посуду, когда я захотел пить молоко с чаем. Но я все же тайком взял чашки, когда она ушла в церковь. По возвращении, к сожалению, она обнаружила мой поступок и я никогда не видел большего отчаячния и страдания! Ей казалось, что я совершил смертный и непростительный грех не только по отношению к ней, но и ко всему ее дому. В течение дня ничто не могло заставить её позволить своим слугам, которых у нее было несколько человек и которые относились к ней с большим уважением, оказать мне помощь в приготовлении обеда. Я вынужден был голодать, но это дошло до слуха генерала, который тут же послал мне роскошный постный обед из разных видов рыбы в сопровождении двух бутылок отличного вина и одного курьера. Это внимание ко мне я чувствовал в течение всего своего пребывания здесь и я не мог убедить курьера принять какие-либо деньги.

Я посетил генерала (Lassors) Лазарев? Не поняла, какой именно Лазарев, ибо один к этому времени уже умер, а второй еще не родился утром и он принял меня в очень дружественной манере. Но я не имел с ним долгой беседы, так как всё должен был уладить мой слуга (переводчик?), который, возможно, разузнает причины моих ссор с прекрасной хозяйкой. Кроме того, я попросил генерала разрешения забраться на "воронье гнездо" или сторожевую башню, чтобы получить обширный вид на Кубань, огибающую город, и на Черкесию. Генерал охотно согласился сказав, что пошлет со мной офицера, чтобы у меня была еще возможность и увидеть трех черкесских вождей, которые пришли с просьбой об освобождении ста пленников, захваченных казаками около трех недель назад.

Ниже приведу обстоятельства этого захвата. Черкесы с большой ревностью относятся к приближению русских к своим рубежам и несут смертельную ненависть, особенно к черноморским казакам. Ко всем, кто попадает в их руки, они относятся крайне бесчеловечно. Вы с готовностью представите, что они не испытывают лучшего чувства, чем когда возмездие может быть нанесено без ведома правительства, которое запрещает частную месть или наказание, оставляя эту привилегию себе.
Последняя зима была здесь столь же суровой, как в Петербурге, отчего Кубань необычайно сильно замерзла. Пользуясь эти, черкесы грабительскими партиями перешли реку вероятно, при попустительстве своих начальников, хотя и отрицали это. они грабили и обращались жестоко со всеми, кто попадал им в руки, делая любые передвижения после наступления темноты совершенно невозможными.
Об этом стало известно генералу Ермолову, который проживал в Грузии и был подотчетен только Императору, обладая правом казнить и миловать. Он распорядился принять меры к охране путешественников на всё врпемя замерзания реки и, когда лед вскроется, послать сильный отряд на левый берег, чтобы захватить всех жителей ближайшего аула. Это было сделано за три недели до моего приезда с незначительной потерей но и не с полным успехом, ибо вооруженные мужчины скрылись, а в руки солдат попали лишь около ста стариков, женщин и детей.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK

Джордж Мэттью Джонс 15 авг 2018 21:39 #3

  • LeshaK
  • LeshaK аватар
  • на форуме
  • Администратор
  • Сообщений: 9035
  • Спасибо получено: 4646
  • Репутация: 195
2039 год. Марта за переводами...



А вообще - искреннее спасибо!
Но когда-то, но когда то, кто-то помнил имя. Неизвестного Солдата...
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 21 авг 2018 21:31 #4

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Пажалыста!

В нечеловеческих условиях их пригнали в плен на Кубань и я с негодованием хочу отметить, что в таких же нечеловеческих условиях их продолжали содержать, ожидая приказа от главнокомандующего, который в сворю очередь, вероятно, будет ждать приказа от Государя, так что до окончательного размещения этих людей, как видно, еще очень далеко.

На карантине мы нашли трех удивительно красивых, мужественных людей, вооруженных тремя саблями каждый, кроме кинжалов. Пистолетов не было - они оставили их на противоположном берегу. После разговора с ними, в котором они выразили большое негодование по поводу задержания беспомощных пленников и ходатайство об их освобождении, мы удалились, чтобы навестить заключенных в месте их заключения. Я никогда не видел такой позорной сцены, где люди были уподоблены низшим тварям. Многие из пленников были полностью нагими, все были до крайности грязными. Некоторые пытались очистить накопившуюся грязь, что было следствием их малоподвижности (мужчины были в цепях!). В этих пустых камерах их единственными постелями были циновки. Люди теснились в темноте, чтобы согреть друг друга и погрузиться в сон, тем самым освободившись на несколько часов от сознания своего жалкого положения и вырваться от режущих мук голода. Мне стыдно за христианскую цивилизацию, к которой я принадлежу и которая могла довести этих людей до такого нечеловеческого состояния. Мы могли судить об этом по той алчности, с которой узники хватали кусочки хлеба, бросаемые им некоторыми женщинами, словно собакам, которых кормят добрые хозяева. Среди матерей разгоралась нешуточная борьба за пищу и когда кусок был получен, можно было наблюдать чувства материнской нежности, с которой женщина отказывалась от хлеба ради протягивающего руки младенца.

Тронутый этой ужасной сценой, я умолял офицера позволить мне пожертвовать пять рублей для того, чтобы оделить пищей всех. Похоже, офицеры были поражены величием пожертвования, ибо пленники никогда не получали от благочестивых дам больше чем тем казалось достаточным для удоволетворения религиозной совести. Их подаяний никогда не хватает на всех и особенно страдают те неудачники, которые не смогли отобрать кусок у конкурентов. Бывало, что одну краюху отбивали по нескольку раз прежде, чем съесть.

Если женщины и имели какие-то следы красоты, то они были потеряны во время варварского плена. Я могу засвидетельствовать, что еще не видел группы, столь далекой от красоты, за исключением нескольких прекрасных темных глаз, иногда вспыхивающих из-под длинных ресниц. С точки зрения внешних данных мужчины имели преимущество. Но красота черкес, которую мы так превозносим, ни в коем случае не относится ко всем. Однако для девочек используются все средства, чтобы увеличить их привлекательность. Родители предпочитают продавать их туркам и другим магометанам, чтобы они выходили за них замуж даже обойдя местных богатых князей. В таких случаях нечистые цели, конечно, имеют место быть, но родители также заботятся о благополучии и счастье дочерей, отдаваемых для гарема. Богатый азиат, дорого платящий за красивую любовницу, очевидно будет хорошо с ней обращаться, к тому же магометанское учение таково, что райское блаженство будет зависеть от доброты, с которой мусульманин обращается с женщинами. Но если черкешенка попадет в руки своего же вождя на родине, то участь ее будет намного более убогая., так как черкесов мало уважения к прекрасному полу. Таково мнение черкесских родителей на эту любопытную тему.

Черкесский князь по имени Кесс, как говорят, ранее царствовал в Крыме или Тавриде, после его смерти его трон оспаривали два сына Инал и Chaombek. После долгой опустошительной войны без решительного превосходства одного над другим, они наконец примирились. Младший Chaombek удалились в Верхнюю Кабарду или Черкесию, а старший Инал поселились на нижней Кубани. Потомки последних - жалкие оборванцы, которых я только что описал. Говорят, что они невежественны, магометане только по названию, но те немногие священники, которые среди них имеются, пользуются большим уважением. Платье вождей, которых я видел, было простым и грубым (?). Верхняя одежда была снабжена вышитыми карманами с каждой стороны для патронов и шилась из темно-коричневой ткани. Жилет имел вид прочной брони. Бриджи были легкими, стянутые ремнями на коленях. На одном были сапоги, а на другом - красные тапочки. Головы их были обриты и покрыты довольно изящно вышитыми шапочками. Все были с усами. Их мохнатые войлочные плащи, которые носили все слои общества, лежали в лодке, которая их привезла. На противоположной стороне их ждали кони.

Каждая черкесская семья может похвастаться особой породой лошадей, которые, будучи молодыми, клеймятся определенным знаком. По этому поводу они действуют с самым скрупулезным соблюдением древних обычаев и человек, который попытался бы подделать клеймо породы, лишился бы за это жизни. В целом лошади (черкесские) славятся силой и выносливостью.

Не видев никаких женщин, кроме несчастных пленниц, я не могу говорить ни об их внешности, ни об одежде, ни о столь знаменитом поясе целомудрия. Говорят, что этот широкий пояс из грубой ткани плотно крепится вокруг талии между десятым и двенадцатым годами жизни и пребывает на теле девушки до брачной ночи, когда жених острым кинжалом вспарывает ткань. Эта церемония сопровождается некоторой опасностью. Я могу сказать только то, что те девушки, которых я видел, похоже, не считают пояс обязательным и их женихам не придется совершать столь опасное деяние.

Во второй половине дня я воспользовался разрешением генерала забраться на "воронье гнездо", из которого открылся обширный и грандиозный вид. Хребет Кавказских гор после долгого и утомительного путешествия по степям, показался мне поразительным и величественным. Он простирался с юго-запада нпа северо-восток, вершины были увенчаны снегом. При отсутствии рядом других вершин, Кавказские горы показались мне более высокими, чем Альпы. Красоты пейзажу добавляла извилистая Кубань с лесистым, плодородным левобережьем.

Сам город в более поздний сезон, вероятно, выглядит красиво, потому что окрестности каждого дома украшены ухоженными садами. Но сейчас растительность только начинала оживать, ива и крыжовник были единственными растениями, которые начали пускать листья, хотя росли севернее 45 градуса широты, а в восемь часов утра столбик термометра стоял на +2. Город спланирован широкими улицами под прямыми углами, каждый вход защищен cheval-defreize (деревянные "ежи" против кавалерии). Дома небольшие, но аккуратные, некоторые построены из дерева, но основная часть из плетня и глины. Население насчитывает более четырех - менее пяти тысяч человек. Между городом и рекой стоит обширная крепость, сохранившаяся в хорошем состоянии, в которую можно было бы принять всех жителей в случае чрезвычайной ситуации: посередине находится очень интересная церковь.

Каждый мужчина вооружен длинным копьем и мушкетом, без которых он даже не ложится спать, и часто находится верхом на лошади. Но в ночное время они, кажется, отдыхают спокойно, будучи уверены в бдительности своих собак, которых имеют в большом количестве. В темноте постоянно слышен лай, однако в дневное время от собаки мало пользы.

Большие ярмарки проводятся три раза в год и одна из них была во время моего пребывания. Здесь было много английских и немецких промышленных товаров. Я заметил в продаже несколько лодок. Они используются для ловли рыбы на Кубани, которая на карантинной станции достигает ширины около 40 саженей. Хотя Кубань достаточно мелководна, с обширными отмелями, после проливных дождей она быстро поднимается и течет с необычайной стремительностью. Из-за неустроенности страны река не имеет пользы для судоходства.

Черкесы посещают ярмарки для обмена деревом, медом, серебряными украшениями, пистолетами, саблями и необычайной красоты ковриками. Эти вещи они выменивают на соль, которую они считают жизненной необходимостью. Природа отказывает им в этом продукте, а на правой стороне реки ее вдоволь в нескольких неглубоких озерах. Жителям близ этих озер приходится платить правительству за пользование солью, так как оно считает, что имеет на это монополию. Так общее благо природы становится источником наиболее гнусных поборов.

Город Екатеринодар был основан в 1790 г и его название буквально означает "подарок Екатерины". Сначала это было крайне нездоровое место из-за болотистой низменности. Но сырость была побеждена путем культивации и осушения, хотя прекасные леса для этого пошли под топор. Еще можно увидеть несколько красивых дубов, но в основном правый берег Кубани выглядит заброшенным.

Любопытно узнать, каким образом город получил свое название, которое, по-видимому, указывает на широту императорского сердца, но боюсь, что результат исследования докажет прямо противоположное.
Получатели этого дара называются черноморцами или черноморскими казаками. Раньше они населяли берега Днепра и назывались запорожцами. Когда Екатерина завладела Херсоном и другими городами на Черном море, они были вынуждены уйти на Дунай. Но соблазненные уговорами Потемкина, оказали Екатерине большие услуги в войне с турками. Стремясь обратить их воинственный нрав в свою пользу, и в то же время удалить их на безопасное расстояние, она помпезно даровала им страну между Кубанью, Азовским морем и территорией донских казаков. Взамен они должны были оставить свои владения в Европе, сами переехать в Азию и изгнать туземцев, известных теперь под именем ногайских татар. Новоселы должны были сами строить себе жилища и отражать набеги черкесов с левобережья Кубани. В качестве крепости для войск была построена крепость, получившая громкое название подарка Екатерины. Вокруг крепости начал устраиваться город. Из всего вышесказанного следует, что это поселение не было свидетельством благотворительности со стороны императрицы, но образом несправедливости и величайшего притеснения, осуществленного в отношении независимого народа, изгнанного с земель их отцов. Я знаю, и в России иногда говорят, что ради великого добра можно сделать немного зла. Но даже в этом случае невозможно поверить, что якобы не было никакой несправедливости в отношении к неугодным ногайцам. Я рад сообщить, что теперь они примирились со своей новой страной и обратили деятельность на сельское хозяйство, особенно на выращивание пшеницы, из которой изготавливаются лучшие виды макарон. Грузы этой пшеницы отправляются в течение двух последних лет из Таганрога в Италию.

Не более трех лет назад около 25 тысяч душ было приказано вывезти с границ Польши на территорию Черноморских казаков, численность которых по разным причинам уменьшилась с момента их вынужденного переселения Екатериной. Подкрепление прибыло к началу зимы, отчего многие люди погибли от холода и нужды. Странно говорить, но причиной такого несвоевременного переселения был запоздавший приказ. Переселенцы не были включены в состав черноморских казаков, потому что по замыслу императора должны были переселиться в начале весны, чтобы иметь в запасе долгое лето для обустройства хозяйства. Но задержки привели к тому, что приказ дошел до губернатора слишком поздно, когда сезон был уже в разгаре. Из-за этого и произошла гибель людей, о которой я говорил. Но губернатор не мог подать на это в суд, так как вина неизбежно пала бы на кого-то из высоких чиновников. Я боюсь, что император не ведает о делах в дальних провинциях и все его гуманные намерения настолько искажаются, что становятся бОльшим злом, чем то, которое он желает устранить или искоренить.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 22 авг 2018 09:22 #5

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Польские лица редко можно видеть среди казаков. Я видел несколько на берегах Азова, но ни одного на Кубани. Черноморские казаки носят усы и безбородые. Они обязаны отращивать длинную прядь волос спереди головы, которая оборачивается вокруг левого уха и является отличительной чертой их племени. Я спрашивал у нескольких из них о причине этого обычая, но они не смогли ответить ничего, кроме того, что это был приказ генерала. Никаких религиозных или других объяснений по этому вопросу у них не было.

Представители низшего класса, какой мы наблюдали на почтовых станциях, чрезвычайно грязны, но в городе даже простые солдаты выглядят опрятно и чисто, одеты в синие куртки с запасной парой рукавов, перекинутых назад через плечо под ремень и свисающих на спине. Они носят штаны, подпоясанные на талии, сапоги, шапки и хлысты. С собой они имеют столько копий, ножей и пистолетов, сколько могут унести, однако сапоги их без шпор. Офицеры отличаются по званиям, серебряным пуговицам на запястьях, погонам и носят белые ленты. Многие из них украшены орденами, особенно генерал. Орден Св. Георгия, который можно получить только в бою, не редкость среди них. Это пожалуй единственный в Европе орден, который не различает людей по происхождению. Обладатель этой награды, даже имея низкое происхождение, всегда встречается с почетом и уважением. Потому что это есть отличительный знак его мужества, а мужество высоко чтится среди полукультурных племен. Думаю, я уже упоминал в одной из своих записок, что наш прославленный Вашингтон - единственный человек, который сейчас обладает большим крестом этого ордена, так как его можно получить только генеральным командованием в бою. Император имеет необыкновенное великодушие всегда уступать эту честь своим генералам, хотя он сам присутствует на поле, и принимает участие во всех опасностях и славе.

В результате недавнего возмущения и нынешнего раздраженного состояния черкесов не разрешается путешествовать вдоль линии Кубани без сопровождения, которое бесплатно предоставляется правительством, что и справедливо, когда большие дороги подвергаются нападениям от врагов империи. Единственная трудность состояла в том, чтобы определить количество эскорта. Я хотел предоставить это генералу, как более компетентному судье, но он отказался дать заключение, сказав, что путешествовать в этом районе небезопасно, но если я все же решаюсь на это, то должен учитывать свои средства безопасности. "Назовите нужное вам количество казаков и они будут предоставлены, даже если их будет пятьсот" - сказал он. Я назвал только три, так как был уверен, что посты созданы в пределах видимости друг друга и если троихъ окажется недостаточно, то я смогу добраться до следующей станции даже в одиночку, так как черкесы не рискнут напасть в пределах видимости форта.

Готовясь в путь, мне оставалось только проститься со своей прекрасной хозяйкой, поведение и характер которой меня сильно озадачили. На религиозные темы она была скрупулезна, суеверна, очень фанатична; на все остальные-либеральна, любезна, умна и бескорыстна. К ней домой каждое утро приходил учиться читать красивый, светловолосый мальчик-сирота: она, казалось, проявляла к нему большой интерес, а он к ней был сильно привязан—он был лучше одет, чем другие дети. Я поинтересовался его историей; она сообщила мне, что мальчик рано остался сиротой, и теперь его поддерживает генерал. Если бы юность хозяйки не запрещала всякие подозрения, я подумал бы, что между нею и генералом существует тайная связь. Но разница в их возрасте делала это маловероятным, генерал не мог быть родителем этого мальчика.

Несмотря на то, что ее дом был выбран для меня с помощью полиции, она оказалась очень внимательной и ответственной женщиной. Особенно поражала чистота и исполнительность ее слуг, относящихся к ней с уважением. Это навсегда останется тайной для меня, но воспоминания о времени, проведенном под крышей ее дома глубоко запечатлелось в моей памяти. Все тяготы и унижения, испытанные мной на пути в родную землю, сглаживались памятью о легкости и удовольствии, которыми я наслаждался в этом доме.

Лошади, выглядящие очень несчастными и дрожащие от утреннего мороза, ожидали нас во дворе, запряженные в бричку, до тех пор, пока я наконец принял решение расстаться со своей доброй подругой. Как только мы со слугой уселись, они сразу сорвались в галоп, словно были чем-то напуганы. Несколько собак пали жертвой их стремительности. На улице были глубокие колеи и бричку сильно трясло. Сначала я отнес это к экспрессии ямщика, но потом увидел, что он сам не может управить лошадьми. Мы втроем приложили усилия чтобы ограничить огненную скорость животных. Франсуа взял бразды правления, а я вспоминал все самые убедительные слова, которые слышал в разных странах.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 23 авг 2018 21:45 #6

  • Radi
  • Radi аватар
  • на форуме
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 487
  • Спасибо получено: 112
  • Репутация: 7
Черноморские казаки носят усы и безбородые. Они обязаны отращивать длинную прядь волос спереди головы, которая оборачивается вокруг левого уха и является отличительной чертой их племени. Я спрашивал у нескольких из них о причине этого обычая, но они не смогли ответить ничего, кроме того, что это был приказ генерала....

О дибил!!! Мдя, это нифига не этнограф, а просто лазутчик. Как его не замочили....???
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 23 авг 2018 22:14 #7

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
А может он как раз и прав?
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 23 авг 2018 23:47 #8

  • Шилов
  • Шилов аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 633
  • Спасибо получено: 107
  • Репутация: 10
Да,Жоржу очень повезло,что с ним немного поговорили.
ЛЮДИНА, ЯКА НЕ П’Є, АБО ХВОРА, АБО ПАДЛЮКА
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 24 авг 2018 20:07 #9

  • Шилов
  • Шилов аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 633
  • Спасибо получено: 107
  • Репутация: 10
Марта пишет:
А может он как раз и прав?
Обоснуйте пожалуйста. citay!
ЛЮДИНА, ЯКА НЕ П’Є, АБО ХВОРА, АБО ПАДЛЮКА
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 24 авг 2018 23:20 #10

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Чо обосновывать? Он описал личные наблюдения. А мы делаем выводы на основе десятого пересказа. Большинство казаков не знало, зачем эта странная прическа. Факт!
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 25 авг 2018 00:51 #11

  • Шилов
  • Шилов аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 633
  • Спасибо получено: 107
  • Репутация: 10
Ну Вы,блин даёте...,шоб черноморцы не знали за оселедец? Сколько лет здесь живешь,а менталитет местных народов так и не поняла.
ЛЮДИНА, ЯКА НЕ П’Є, АБО ХВОРА, АБО ПАДЛЮКА
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 25 авг 2018 01:04 #12

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Я причем тут? Это Мэтью Жорж констатирует!
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 25 авг 2018 19:55 #13

  • Шилов
  • Шилов аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 633
  • Спасибо получено: 107
  • Репутация: 10
Классик писал "Суха, мой друг,Марта,теория везде,
А древо жизни пышно зеленеет! Так,что в люди,в этноэкспедиции,шоб не закиснуть среди пыли книг gy-gy
ЛЮДИНА, ЯКА НЕ П’Є, АБО ХВОРА, АБО ПАДЛЮКА
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 29 авг 2018 00:39 #14

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Наконец, когда дело дошло до крайности, нам удалось направить лошадей в один из переулков, где они мгновенно стали тихими и послушными. Франсуа выскочил из брички, хромая на одну ногу. Мы боялись, что карета получила непоправимый ущерб, но вскоре выяснилось, что поломки были незначительны и мы их быстро устранили.
Проехав в умеренном темпе некоторое расстояние, Франсуа снова выпрыгнул и стал бормотать что-то, что не предвещало ничего хорошего. Новый осмотр брички показал, что дела идут плохо: одно колесо скрежетало о кузов, а деревянный задний мост сломался пополам. Наше положение казалось отчаянным, мы находились на полпути от города до ближайшей почтовой станции, недалеко от Кубани, в поле зрения черкесов, которые, возможно, пойшли бы на любой риск для получения столь ценного приза.

Независимо от того, решили бы мы идти дальше или вернуться в город, сделать это можно было только черепашьим темпом. Мы двинулись вперед, связав сломанную ось как смогли и надеясь найти новую ось на станции. Франсуа, казалось, совершенно лишился чувства юмора, вся его желчь была направлена на несчастную бричку которая, как он утверждал, не стоила и булавки. Я напротив, защищал это удобное транспортное средство и утверждал, что даже если бы оно было сделано из железа, то всё равно сломалось бы от такой тряски при выезде из города. Франсуа оставался непоколебимым до тех пор, пока я не напомнил ему, что сломавшаяся ось была поставлена на бричку в Москве по его же, Франсуа, совету, как ответственного за транспорт. Тогда он успокоился и мы пошли в ногу. Честно сказать, я был готов вовсе отказаться от его услуг и сам управлять бричкой, если нам повезет и мы не попадем в руки черкесов, поджидающих нас на противоположном берегу реки.

К счастью, всё обошлось и мы добрались до станции невредимыми. Однако люди там единогласно заявили, что не могут нам помочь. Признаюсь, я был сильно привязан с старой бричке из-за ее удобства и легкости, а также из-за убеждения, что это была единственная карета, которая несмотря на все препятствия, возила нас до сих пор. Как последнее средство я предложил снять деревянный мост с одной из телег, но Франсуа сказал, что уже просил об этом безрезультатно.
В этот момент почтмейстер появился с новой осью в руках. Казалось, она упала с неба, настолько идеально она подошла для нашей цели. Сейчас же состоялся договор, по которому рабочие согласились за 12 рублей поставить всё на свои места. Работа была выполнена к пяти часам и я был удивлен их изобретательностью, так как всё делалось без специальных инструментов. Казаки, как и русские, умеют творить чудеса топором!

День был прекрасен. На солнце термометр показывал 108 на солнце, а в тени - 64 градуса по Фаренгейту. Ночи были всегда холодные. Через каждые десять верст были расставлены "вороньи гнезда" или сторожевые будки, в которых днем и ночью дислоцируется вооруженный казак. Гнезда держатся на столбах иногда пятидесятифутовой высоты, как в городе, но чаще 30-тифутовой, из-за отстутствия деревьев. На промежуточных расстояниях мы встречали регулярно укреплённые форты с пушками и казаками, вся линия имела вид активного фронта. Три казака постоянно ехали впереди нас, меняясь на каждой станции и не беря ни малейшего вознаграждения.

Из-за предосторожностей лошадей не выдавали после семи вечера до рассвета. В одном случае я получил их за несколько минут до семи вечера и не успел прибыть на следующую станцию до девяти. Тогда я уже от души устал от ночных путешествий.

По степям горели пожары и мы несколько раз тревожились, к счастью, без реального повода. Мы проезжали через большое село с церковью, название которого я так и не узнал. Это был первый город, за исключением Екатеринодара, который я видел в Азии. Когда мы остановились на ночь, то не нашли ни единой гостиницы. Я лег спать в бричке, как это было не раз, но теперь испытал грусть и неудобство из-за отсутствия роскоши и забот моей прекрасной хозяйки.
На рассвете мы снова были в пути и в 80 верстах от Екатеринодара прибыли в Копыл, где река разделяется и основное русло ее, называемое Протока, направляется в Черное море, а второй рукав - в Азовское. Таким образом формируется остров Тамань, отделяющийся от Керчи Керченским проливом.

Мы переправились у Копыла и через 25 верст оказались в Петровском - большой крепости с удобным жильем. Петровский можно считать северо-западной границей линии черноморских казаков, так как еще через 25 верст их последняя почтовая станция (всего лишь почтовая станция).

Кубань значительно разветвилась, страна приняла совершенно другой вид. Она была холмистой и плодородной, с большими стадами лошадей, волов и овец - доказательством отсутствия грабежей. В пяти верстах (от дороги) появляется Азовское море , берег которого усеян рыбацкими хижинами. Говорят, этот промысел очень ценен. Когда мы проезжали мимо, то наблюдали бурную деятельность рыбаков, что представляло самое приятное зрелище с тех пор, как мы пересекли Дон.
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Джордж Мэттью Джонс 03 сен 2018 22:37 #15

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 3826
  • Спасибо получено: 1520
  • Репутация: 153
Темрюк, первая русская станция, в действительности довольно значитальная деревня. Она стоит на высоком холме, а окружающая местность настолько низкая и плоская, что нам пришлось ехать большей частью по воде и болотам, посреди которых находились руины замка, происхождение которых неизвестно. В этих болотах можно увидеть множество птиц - журавлей, аистов и бакланов. Вскоре мы прибыли в другую местность, с бесчисленными курганами. Яму в одном из курганов нам предложили для убежища смотрители последней станции в Азии. Здесь берег моря становится обрывистым, похожим на дамбу. Но я не мог определить, сложен ли он из базальта? Было очень темно, когда мы приехали на станцию в виде кургана. Я не помню, чтобы заходящее солнце предвещало более бурную ночь, чем в этот раз. Если бы нашелся сарай для моей брички, я бы остался до утра. Но поскольку здесь ничего не было, то мы, несмотря на знатный ураган, направились в Тамань, куда прибыли около 10 часов.

С большим трудом, после множества расспросов, нас приняли в дом одного офицера. Он поместил меня в холодную комнату, увешанную множеством икон и имевшую из мебели только один старый диван, несколько стульев и стол. В соседней комнате была роскошная незанятая кровать, но невежество моего хозяина было таково, что он не позволил мне войти в эту комнату и даже не помог мне в приготовлении ужина. К счастью, у меня были остатки генеральского обеда, с которыми я быстро расправился, выпив за его (генерала) здоровье подаренное им вкуснейшее вино. Я противопостовлял гостеприимство генерала поведению этого медведя, в доме которого я сейчас оказался.

Утомленный путешествием, я быстро заснул, завернувшись в свой плед. На следующее утро, отправляясь в путь, я был поражен унылостью города и его окрестностей. Представьте себе множество жалких хижин, окруженных песчаными холмами, в которые они частично погружены. Едва ли какая душа появится на улице, опасаясь попадания песка в глаза.
Дул сильный ветер в направлении, противоположном моей переправе через Босфор. Все лодки, которые могли бы доставить меня на Крымскую сторону, представлявшуюся мне раем, были на другом берегу. Я рассматривал свою задержку здесь как чистилище, чтобы быть более достойным райского наслаждения. К тому же я был рад использовать время для осмотра древностей, которыми как говорили изобилует Фанагория. Но даже в этом я был разочарован, так как не увидел от них и следа. Если они когда-то и были, то давно уничтожены неумолимой рукой русского военного варварства. Оно поглотило всё, что могло найти, отправив в основание крепости, которая вышла довольно плохой и для обороны, и по внешнему виду.

В церкви я видел колонну из мрамора с львиной головой, а также груду известняка возле одного из курганов. Видимо, в Тамани не было священника, потому что простой солдат читал молитвы перед многочисленной паствой, среди которой была хорошо одетая молодая женщина, видимо, высокого класса. На ней была алая шляпа, отделанная белым кружевом, что имело необычный и приятный эффект в этом окружении.

Все богатство Тамани заключается в рыболовстве и соленых озерах. За городом почва менее песчаная, что дает хороший урожай травы для пастбищ, на которых пасётся огромное количество скота. Но воды не хватает из-за малого количества колодцев. На закате пастухи овладевают колодцами и черпают воду. Жаждущие животные бегут к ним изо всех сил, раскрывая пересохшие рты, что представляет собой забавную картину.

Проходя мимо табуна лошадей, я подвергся неожиданному нападению собак. Так же как их сородичи в Таганроге, они не отступили, когда я притворился, будто беру камень, ибо в этой местности камня не найти. Тогда единственным способом было в свою очередь самому нападать, что я и сделал и был вознагражден их окончательным отступлением.


(Далее следует длинная цитата из Палласа об извержении грязевых вулканов)


В течение трех дней, когда я находился здесь словно под стражей, мой хозяин продолжал свое возмутительное поведение. Кровать в соседней комнате оставалась незанятой, и мы с Франсуа вынуждены были кормиться сами. В первый день мы раздобыли дичь, во второй - ягнёнка, за которого просили 4 рубля, а взяли три за обещание вернуть кожу. Ветер развернулся на восток и погода стала лучше, что позволило лодкам прийти из Крыма. На одной из них я собираюсь отправиться в Керчь. Надеюсь скоро испытать все, что я слышал о прелестях Тавриды. Навигация по проливу, думаю, будет опасной, так как с берега не видно выхода из-за отмелей и берегов, почти сухих, образующих естественный мол. Но из-за отсутствия воды эти места непригодны для торговли.
Прощаюсь!
"Факты не должны мешать нам"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: serg141-9