Роберт Лайолл (Robert Lyall)

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 24 фев 2020 23:20 #1

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
Почитаем еще одного английского путешественника по Кавказу начала 19 века, Роберта Лайолла. По профессии он был врачом и сопровождал экспедицию трёх богатых англичан, которые не оставили заметок. Путешествие Лайолла было коротким, поэтому его воспоминания не содержат для науки ничего нового. Один отрывок уже переведён и выложен в "Восточной литературе". Он касается Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Мы же начнем с начала. Или как говорят англичане, begin from the beginning.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 24 фев 2020 23:26 #2

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
ПУТЕШЕСТВИЕ В РОССИЮ, КРЫМ, КАВКАЗ И ГРУЗИЮ
Travels in Russia, the Krimea, the Caucasus and Georgia
1825г

глава 9

стр 379

До нас доходили такие противоречивые слухи о трудностях и удобствах перехода через Босфор, что мы совершенно не могли решить, следует ли попытаться это сделать или отправиться из Керчи в Таганрог, а оттуда - на Кавказ. Но всё же выбрали пролив и начальник порта приказал готовить канонерскую лодку. Экипаж был погружен и вместе со слугами мы отплыли ночью, хотя ветер был противный. На следующее утро лодка уже стояла на якоре в 5-6 милях от берега.
В сопровождении мистера де Скасси мы отправились в Еникале и вскоре добрались до места карантина на берегу небольшой бухты, возле которой находятся два фонтана. Здесь, как предполагается, находился древний Пантикапей и до сих пор видны руины старой башни, описанной Палласом. Вскоре мы подошли к лагерю, где стояла рота солдат под командованием майора Ламберта, который вышел и проводил нас до своей палатки. Этот джентльмен в прошлом был

стр 380

гвардейцем Наполеона и потерял всё из-за своей верной службы. Нельзя было без сочувствия думать о судьбе человека, который прежде жил в большом и велелом мире, а теперь проводит свои дни в этом отдаленном уголке.
Вскоре мы достигли Еникале и, спустившись с холма, вошли в этот жалкий городок, состоявший из ряда лавок на берегу моря и почти сплошь населенный греками. Его население не превышает 300-400 душ, а число домов - 98. Несколько очень красивых женщин с темными глазами и черными волосами вышли из дверей и наблюдали за нами, пока мы бродили по городу. Мужчины - здоровые и крепкие, каждый платит в казну ежегодно по пять рублей. Они обязаны перевозить в Тамань путешественников, солдат, за это они освобождаются от других налогов. Они страстные рыбаки, у них около 80 проходных и рыбацких лодок.
Войдя в крепость, мы осмотрели фонтан саркофага, описанный Палласом и Кларком, последний из которых хорошо изобразил его в виньетке.
К пространному описанию замка, данному Палласом, мне нечего добавить. Мы обедали у коменданта, генерала Бухольца, который сказал нам, что о переходе через Босфор не может быть и речи, так как ветер был противный и сильный. Он также заявил,

стр 381

что ветер дует 3, 6 или 8 дней подряд в одном и том же направлении и что переход через пролив всегда неопределённый. Граф Ланжерон однажды был задержан здесь на много дней противным ветром прежде, чем отплыл в Тамань. кроме того, мне сообщили, что капитан Джонс должен был пробыть в Тамани десять дней, прежде чем он смог переправиться в Еникале весной 1823 года. Отсюда необходимость и полезность парохода. При упомянутых обстоятельствах мы вернулись в Керчь и провели вечер с мистером Скасси.
Рано утром следующего дня мы узнали, что канонерская лодка отплыла и ветер переменился. Капитан порта не мог дать нам хорошее судно, иначе мы поплыли бы из Керчи в Тамань. Итак, мы возвратились в Еникале и были приняты городничим, или городским старостой, которого мы видели накануне и который хорошо заметил, что его титул имеет "некоторое звучание, но что он не имеет ни большой должности, ни большого дохода".
За штормом последовал восхитительный штиль, и шестивесельная лодка с лоцманом наполовину перевезла нас через Босфор . Затем поднялся бриз, и наши паруса развернулись. После двух с половиной часов плавания мы высадились в Тамани и нашли всех слуг и экипажи в безопасности, на ночлеге, предоставленном по приказу полковника Бабаедова.
Рассказ Палласа о переходе через Босфор, вероятно, внушит путешественникам страх; но я полагаю, что в этом предприятии нет ни малейшей опасности, если не считать шторма, когда греки плывут на своих превосходных лодках.

стр 382

Но, как мы уже видели, путешественник должен иметь ввиду возможные задержки, хочет ли он перейти из Керчи в Тамань или из Тамани в Керчь.
Согласно прежним географам, мы находились теперь на территории Азии, но, согласно новому делению современных народов, установивших Терек в качестве северной границы этой четверти земного шара, нам предстояло проехать еще несколько сотен миль, прежде чем покинуть Европу. Возможно, не будет ошибкой дать читателю точное представление о регионе, которого мы достигли, прежде чем двинуться на юг.
Остров Тамань последовательно носил названия Минтанас, Ада, Томи, Таматарха, Тмутаракань и Матрега. Тамань, его столица, была древней Фанагорией.
Тамань, хотя и названная некоторыми авторами полуостровом, является, несомненно, островом, как явствует из следующих замечаний : — Кубань, Гипанис греков, одна из крупнейших рек Кавказа, берет свое начало в самой высокой горе в этой четверти земного шара, Шате, или Эльбрусе, и образует границу, или рубеж, между Российской империей и Кавказскими горами. После долгого хода она дает ответвление около Копыля, которое называется Черной Протокой, оно впадает в Азовское море,

стр 383

в то время как Кубань впадает в Черное море. Между Кубанью и ее ответвлением, Черной Протокой, Тамань полностью изолирована, что можно доказать, сверившись с любой хорошей картой.
Следующее интересное описание Тамани дано Сестреневичем де Бохузом: "остров Тамань омывается с одной стороны проливами Босфора, а с другой двумя ответвлениями реки Кубани, одно из которых впадает в Черное море близ горы Кизилташ, расположенной на левом берегу, где была Гермонасса. Древний город Корсондама (Корсунь?) находился на правом берегу реки. Другая ветвь впадает в Азовское море недалеко от Темрюка. Третья ветвь той же реки образует остров Ачуев, названный так из-за одноименного городка, возле которого он впадает в Азовское море.

стр 384

Русские теперь называют его Черной Протокой, татары - Кумли или Кара-Кубанью. Он начинается близ Копыла, бывшей резиденции сераскира, который главенствовал над татарами Кубани до хана Крыма.
Ачуев больше Тамани, но он полон песка и болот, что делает его климат нездоровым. Первоначально это был полуостров, но незадолго до нашей эры Фарнак, царь Босфора, превратил его в остров, прорыв берега Кубани и пустив воды третьей ветви в Азовское море через поля дарданцев, его врагов, с намерением затопить их..."
Теперь я перейду к подробному описанию собственных наблюдений.
Зайдя к полковнику Бабаедову и передав ему наши письма мы отправились пешком в крепость Фанагорию, которая должна была находиться на месте древней Фанагории и на расстоянии около мили от города Тамани. Неподалеку от ворот мы осмотрели курган, который уже был обследован и содержимое которого было того же рода, что и в Керчи. С внешней стороны укрепления ряд зданий занимают инженерные корпуса. Крепость, лежащая на равнине, была основана Суворовым.

стр 385

Она занимает огромное пространство и окружена рвом и низким земляным валом, на котором установлены многочисленные пушки. В крепости около двадцати зданий, которые используются как казармы, госпитали, магазины, офицерские квартиры и т. д. Это место хотя и имеет очень респектабельный вид, но не имеет силы и не может выдержать хорошо направленной атаки ни одного дня.
Крепость образует главные кварталы острова Тамань. После визита к греку полковнику Каламаре, который находится здесь, мы вернулись в город Тамань.
После обеда мы пошли в греческую церковь в сопровождении капитана Kapusta (капитан капуста, дословно переводится) из черноморских козаков. Этот священный храм также был и замечательным музеем. Последний атаман этих козаков, как мне сказали, питал пристрастие к древностям и, независимо от императорского приказа, бережно хранил каждый кусок мрамора и каждую надпись, какую только мог найти. По правде говоря, коллекция здесь самая многочисленная и лучшая на юге русских владений. Я был бы счастлив провести здесь пару дней вместо пары часов, но это было невозможно.
Какой-нибудь будущий путешественник найдет жатву, достойную его трудов, в рассказе о тех древностях, которые дикие Черноморские козаки не только пощадили, но и бережно собрали вместе и которые теперь бережно охраняют.

стр 386

Как это не похоже на поведение завоевателей Крыма!
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 24 фев 2020 23:28 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, ToyFun

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 25 фев 2020 17:57 #3

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
Доктор Кларк сказал, что турки - люди вкуса и науки, по сравнению с русскими, и, без сомнения, он дал бы такую ​​же сравнительную похвалу черноморцам. Является ли причиной тому страсть разрушения или нет, но русские уничтожили то, что почитали даже татары! Несомненно, имея власть, они уничтожили бы и то, что собрано черноморскими казаками.
В этом всеобщем осуждении граф Мусин-Пушкин - самое почетное исключение. Этот дворянин внес свой вклад в сохранение того, что достойно истории, в ученом труде, посвященном Тамани.
Среди хранящихся в церкви обломков я заметил три колонны из мрамора "чиполин", многочисленные капители, блоки и разбитые статуи, имеющие очень тонкие драпировки. Куски мрамора были разбросаны по кладбищу. Внутри храма были собраны более двадцати массивных каменных плит, покрытых греческими надписями, которые со временем могут быть скопированы и расшифрованы.

стр 387

Я могу отметить здесь, что и Паллас, и Кларк неточно перевели надпись на славянском языке, что начертана на знаменитой мраморной плите, которая пролила так много света на русское княжество Тмутаракань, и, следовательно, привела к серьезной ошибке. В их работах это звучит так: "В 6576г (1065г) князь Глеб измерил море на льду. Расстояние от Тмутаракана до Керчи составило 30 054 сажен". Теперь 6576 год соответствует 1068 году, а расстояние между этими точками составляет не 30 054 саженей, что есть 60 верст, а только 8054, что есть только 16 верст. Это реальное расстояние между Керчью и Таманью.
Говорят, что Тамань когда-то был очень большим городом, и его нынешние жители сообщают, что в нем было 7000 домов. Сейчас в нем всего сорок семь домов, и оно не достойно названия города. Его постоянное население не превышает 150 человек мужского пола, а окрестности покрыты руинами. В 1787 году, во время войны с турками, здесь была возведена небольшая крепость, которая сейчас почти стерта с лица земли. Ров и вал едва показывают ее границы,

стр 388

а руины покрыты пышной растительностью, особенно сурепкой и дурманом.
Полковник Бабаедов поставил стражу над нашими экипажами, впоследствии мы нашли это обычной практикой на Кавказе и, конечно, очень полезной для путешественников. Капитан Капуста, который прибыл в Тамань вместе с черноморскими казаками в 1797 году, был нашим гидом, и мы подарили ему чек на десять рублей при нашем отъезде. Он приказал одному из своих людей надеть форму, которую они носили, когда носили имя запорожцев. Это был маленький человек 55-ти лет, но представил себя полным бодрости и юношеского огня. Он танцевал в цыганской манере и исполнил национальную песню, которая была намного гармоничней, чем у русских или татар.
Его костюм был сшит в польской манере из превосходной синей ткани и отделана серебром. Штаны были такие же, что и сейчас носят казаки, пальто было обмотано вокруг бедер, а рукава были разрезаны как у грузин и персов.
Во время его манёвров с саблей рукава были завязаны за спиной. Вечером он снова пришел к нам, и, когда его сияющий темно-черный жилет возбудил наше особое внимание, он сказал нам, что эта вещь была изготовлена из кожи жеребенка, который был закуплен в состоянии эмбриона.

стр 389

Полк полковника Бабаедофа состоит из восьми рот, каждая из 180 человек, в общей сложности 1440, кроме офицеров. Три роты дислоцированы в крепости Фанагории; две возле Анапы; одна - в Бугасе; одна в Темрюке; и одна в Копыле. В распоряжении полковника также около 500 козаков; так что в общей сложности под его командованием находится около 2000 человек для защиты острова Тамань и его окрестностей.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 25 фев 2020 19:00 #4

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
Хоть окрестности Киммерийского Босфора были самым древним местом нашего путешествия, и хотя его курганы и памятники рождают ассоциации с античной Грецией и самыми блистательными периодами истории Рима, я всё же воздержусь от подробностей. Они полностью рассмотрены и представлены Палласом, Мусиным-Пушкиным, Сестреневичем, Кларком и др. Из прочтений их сочинений и замечаний г-на Брикса очевидно, что древности обоих берегов Босфора схожи. было обнаружено, что в курганах - могилах двервних героев - находятся выстроенные гробницы с арочными входами.
Один из таких курганов, с красивой каменной аркой был внезапно разрушен ночью.

стр 390

мистер де Брикс предположил, что это сделали татары ради камней. Но вид разрушения более характерен для русских, чем для татар, что мы часто видели в Крыму.
По договоренности, 28 мая мы покинули город Тамань в сопровождении полковника Бабаедова, и после короткой поездки по хорошей, но неинтересной дороге через равнины с разбросанными по ним курганами, мы достигли Бугаса. В этом месте находится небольшой полукруглый залив, который является частью лимана, или устья реки Кубани, на берегах которого возведены таможня и карантин, очень напоминающие конюшни. Бугасским проливом этот залив связывается с Черным морем и с Черкесией. Вдоль противоположного берега поселились черкесские рыбаки и вылавливают в заливе в изобилии рыбу. Другие туземцы приносят в Бугас зерно, а также мед, которыми они обмениваются с русскими и казаками на соль. Мы видели нескольких из тех, кто приплыл для обмена, но им не разрешили высадиться с их лодки. Их свирепая и варварская внешность была хорошо рассчитана на то, чтобы вызывать неприязнь и страх, а лохмотья, которых едва хватало для прикрытия, указывали на последнюю степень бедности и убогости.
Бугас - небольшое поселение, но поскольку оно находится близко к границе Черкесии, стратегически важное.

стр 391

Здесь находятся не только черноморские казаки, но и пехотная рота. Самая узкая часть пролива имеет ширину около мили и следовательно, таким хищникам как черкесы, несложно переплывать его на своих каноэ. Раньше такое часто бывало, но поскольку русские войска были усилены, то горцы выбрали более удобные места для грабежей, как мы увидим ниже.
Мы не можем не поразиться превосходной политикой российской короны, предоставившей Тамань черноморским казакам. Постоянная опасность заставляет их, таких же диких людей, как и горцы, защищать границу империи без всякого ущерба для короны.
По соседству с Бугасом находится один из нефтяных источников, часто встречающихся на острове Тамань и подробно описанный Палласом. Он дает лишь небольшое количество нефти.
Мы обедали в доме капитана и нас обильно угощали донским вином. Присутствовало несколько офицеров. Они долго нахваливали мадеру, которая залежалась у нас еще с Москвы.
Мы прибыли в Сенную, первую станцию после Тамани. Так она и называется, хотя мы не увидели ничего, кроме плетеного дома среди огромного пустынного берега моря.

стр 392

На станции числилось девять лошадей и три возницы, жильцы одной комнаты. Стоимость проезда была снижена до 5 копеек за версту, верное свидетельство того, что корм здесь недорог. Свежими были только четыре лошади и мы побоялись, что придется ждать в этой унылой обители возвращения остальных пяти. Но, благодаря убеждению и деньгам, мы заставили возниц запрячь по паре дошадей в каждую карету помогать тем, на которых мы приехали, и продолжить путешествие.
Ничто не может быть более тоскливым, чем поездка в Пересыпь, на следующую станцию. Обширные равнины, лишенные деревьев, но покрытые обилием сорняков; почти никаких пастбищ; малое количество рогатого скота и несколько небольших деревень были единственными объектами нашего внимания. Дорога пролегала через болото, которое местами достигало верха колес. И, чтобы усилить тоскливость сцены, Азовское море, разбуженное ветром, яростно ревело слева от нас.
Почва здесь должна быть богатой, что подтверждается обилием расторопши, столетия, герани, вики, щавеля, дикой ромашки и т. д .; и все это огромных размеров.

стр 393

Глаз блуждает по сотням акров этих диких растений, карета движется среди высоких тростников, которые часто мешают обзору.
Под Темрюком дневной свет стал подводить нас, и дорога стала крайне плохой. Весной или после проливных дождей, даже летом, почти невозможно путешествовать, разве что на русской телеге. Едва ли можно представить себе состояние более плачевное, чем состояние путешественника, чья карета сломалась, или который, по какой-либо случайности, задерживается ночью среди этих высоких тростников и безграничных болот.
Несколько мостов, которые мы проезжали, были очень плохими, и наши кареты были в опасности. Незадолго до того, как они достигли моста, пересекающего болото в Темрюке, одна из них застряла в грязи и с огромным трудом выбралась.
Перед тем, как мы покинули Тамань, полковник Бабаедов сказал, что не нужно давать нам рекомендательные письма, поскольку он отправил специального посланника, чтобы подготовить для нас помещения в Темрюке. Когда мы прибыли, то ничего не узнали об особом посланнике или о готовом жилье, и были вынуждены мириться с очень невзрачным жильем в доме смотрителя. При отправке капитан, который командовал здесь ротой, предоставил охрану для карет; это необходимая мера предосторожности в стране, где их так легко можно было бы разграбить, и возложить вину на черкесских горцев.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 26 фев 2020 21:19 #5

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
стр 394

Темрюк - это большая деревня, возвышающаяся на берегу Азовского моря, с белой церковью в центре, которую мы отметили как единственное облегчение для глаз во время поездки предыдущего дня. Под властью турок здесь всегда находился гарнизон из 2000 янычаров. Темрюк укреплен и в настоящее время является частью линии обороны Кубани.
Покинув Темрюк, мы поехали по превосходной дороге, лежащей среди безжизненной равнины. Но еще до прибытия на следующую станцию пейзаж на западном берегу Кубани приятно изменился. За обширной зеленой равниной появились черкесские горы, покрытые лесами и редколесьем. Это было это было лучшее развлечение после скуки предыдущего путешествия.
Подъехав к станции, называемой Курчанская или Андреевский редут, мы увидели часового, стоящего на сторожевой башне, называемой "ВЫШКА". Это название никак не переводится, а просто означает возвышение или высокий предмет. Раньше оно применялось к высоким беседкам русских царей (?). Изображения ВЫШКИ даны Кларком и Портером, а также на виньетке к этой главе.

стр 395

Их конструкция очень проста: доска или пол, около четырех или пяти футов квадратной формы, с грубыми, низкими перилами вокруг него, поднимаются на высоту тридцати или сорока футов четырьмя столбами ( точнее деревьями), по одному на каждом углу. Часто между деревьями нет лестницы, а набиты перекладины, по которой часовые поднимаются и спускаются. Эти сторожевые башни находятся на каждой из станций, а также на каждом пикете. Их общая черта - огромные "фигуры" из сена, которые сохраняют сухими в любую погоду. Фигуры зажигаются в момент появления врага.
Должно быть невыносимо оставаться четыре часа на высоте в холод и ненастье, но пассивное послушание казаков поразило нас. Наш путь пролегал рядом с ВЫШКАМИ и мы часто проходили мимо них, не вызывая ни единого взгляда или движения стражей. Они стояли как статуи, спиной к нам и лицом к Черкесии, словно вот-вот должно налететь полчище горных хищников.
Андреевский редут - слабая крепость. Она состоит из большого квадрата, окруженного земляным валом и глубоким рвом. Внутри расположены казармы, конюшни и магазины.

стр 396

Здесь, кроме офицеров, находится 105 казаков, вооруженных ружьями и копьями, но вся их артиллерия - одна двухфунтовая пушка, от которой горцы приходят в ужас.
Подобные крепости возводятся вдоль восточного берега Кубани на расстоянии 18, 20 и 25 верст друг от друга. Между ними, на расстоянии 6 или 8 верст, мы нашли ВЫШКИ с фигурами и маленькие домики для размещения пикетчиков с лошадьми.
Мы сделали подарок сотруднику, которого нашли на станции. Он дал нам охрану из шести козаков, по три на каждую карету, поскольку никому не разрешено путешествовать здесь одному, даже если бы он захотел. В течение пути до следующей станции охрана из казаков трижды менялась на промежуточных пикетах, но мы едва ли почувствовали это, поскольку кареты никогда не останавливались. Часовые на Вишках предупреждали о нашем приближении; и к тому времени, когда мы добирались до пикета, на нем уже ждали новые казаки, которые были готовы занять место тех, кто сопровождал нас.
От Темрюка до Каракубанской дорога лежит в основном над равниной и болотом, покрытым сорняками, высокой травой и тростником. Черкесские горы и Кубань с перемежающимися полями и лесами на западе, как правило, радуют и развлекают путешественника. На востоке глаз бродит по неограниченным равнинам и отдыхает на горизонте. Дорога в некоторых местах была превосходной, в других - тяжелой; и в болотах лошади были до подпруги в воде.

стр 397

Поэтому мы ни в коем случае не были удивлены банальным замечанием Козака о том, что «немногие кареты проходят этот путь".
Большое село Медведовское с расписной церковью, заполненной людьми и окруженной стадами крупного рогатого скота стояла среди открытых полей. В непосредственной близости можно увидеть немного деревьев, и птицы, из-за отсутствия более высокого места для отдыха, пели в траве коровяка (Verbascum thapsus).
На каждой из станций находятся три тройки или девять лошадей, и почти везде, где они были нам предоставлены, они оказались превосходными.
В Петровской мы поднялись на ВЫШКУ, откуда нам указали на тростниковое болото, в котором в октябре 1821 года утонули около тысячи черкесов. Генерал Власов, имея сведения о предстоящем вторжении, сделал все приготовления, чтобы дать бандитам "теплый прием". Черкесы перешли Кубань, высадились и продвинулись от берега на небольшое расстояние, когда в качестве сигнала к атаке был дан залп из пушки. Тотчас все соломенные фигуры вспыхнули огнем и запалили пушки соседних крепостей.
Черкесов накрыла паника и растерянность. Их общая численность была около 3500 человек, из которых только 500 смогли уплыть назад на лодках. Около 2000 человек были убиты, ранены или взяты в плен, кроме утонувших. Поражение было полным.

стр 398

Несмотря на это, не более чем за 5 недель до нашего прибытия небольшая группа этих разбойников переправилась через Кубань и захватила двух человек с целью получить своих пленников в обмен. Однако полковник Бобоедов сообщил, что "октябрьское дело" преподнесло черкесам полезный урок, так как прежде они постоянно совершали набеги и наносили большой ущерб, крадя лошадей, скот, женщин и детей.
В Копыле мы пересекли Черную Протоку, которую лучше было бы назвать Грязной Протокой, так как вода в ней была как в мергельной яме. Это не широкая река, но очень глубокая и протекает, как я уже говорил, через равнины к Азовскому морю, а Кубань, от которой она отходит, течет к Черному морю.
Кареты были помещены на паром из двух лодок, соединенных досками. В Копыле охрана оставила нас. Когда мы прибыли в Мышастовскую, то просили дать охрану, но офицер сказал, что в этом нет необходимости. Мы рассчитали, что не сможем достигнуть Копанской до темноты и предложили ему "взятку", после чего наше желание тут же было удоволетворено.
Так как мы задержались в дороге, то прибыли на эту несчастную станцию уже затемно и вынуждены были провести там ночь.

стр 399

Квартиру, в которую мы вошли, вполне можно назвать черной комнатой, в ней было полно различных отвратительных насекомых, некоторые из них огромных размеров. Она была заполнена спящими козаками, которые были покрыты одеялами и тряпками, а оружие, пистолеты, сабли и ремни были подвешены вокруг на стенах. Ни стола, ни стула найти не удалось, и с трудом мы получили дрова, чтобы приготовить ужин в десять часов вечера. Поужинав прямо на полу, мы отошли к каретам на несколько часов отдыха.
Из Копанской мы не взяли охрану и отправились рано утром, когда шел сильный дождь. Колесо одной из карет сломалось из-за поломки, случившейся еще при переезде через болота. Мы оставили наших слуг и кучеров решать эту проблему, а сами на лошадях скоро добрались до Екатеринодара.
Мы поехали прямо в дом полковника Матвеева, атамана черноморских казаков и отдали наши рекомендательные письма. Начальник полиции, который был в это время здесь, немедленно нашел нам жилье, где мы оказались не особо желанными гостями. Так и не сумев купить колесо, мы хотели отправить людей и лошадей на помощь нашей карете, но по приказу атамана капитан инженеров поручил своим людям изготовить новое колесо, что они и сделали на удивление хорошо и по умеренной цене на следующий же день.

стр 400

Наше пребывание здесь дало нам время хорошо познакомиться с Екатеринодаром.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: южный, ToyFun

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 11 март 2020 08:07 #6

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
Первым нашим визитом стал карантин, где мы застали нескольких черкесов, обменивавших рожь на соль. При одобрении атамана мы договорились с офицерами о встрече на следующий день с черкесским князем и его свитой. Наше послание к нему может прозвучать странно для некоторых. Переводчику было велено передать, что четверо итальянских и английских джентльменов, прибывших в Екатеринодар, хотели бы поговорить с ним и сделать несколько пустячных подарков.
На следующее утро, точно в назначенное время князь уже ждал нас, прибыв раньше на четверть часа. Его имя было Пши Махмет Хаджимуко, с ним были два его сына Шеретлук восьми лет и Аланчерай семи лет, мулла или священник Махмет Хатун, два мирзы или дворянина и около дюжины свиты. Все они были хорошо вооружены и при форме. Кроме них в карантине собралось множество черкесов по разным делам.
После обычных приветствий с помощью переводчика, мы поговорили с князем и муллой, попросив их извинить наши вопросы.

стр 401

Князь Хаджимуко был высокого роста, хорошо сложенный человек лет сорока. В его физиономии не было выражения особых талантов, но было много хорошего юмора. Его самодовольные манеры произвели на нас сильное впечатление. Его шапка была куполообразная, кожаная, отороченная черной овчиной. Верхняя одежда выглядела как подобие казачьих офицерских шинелей, была темного цвета, а поверх нее - кольчуга. Кольчуга была покрыта чем-то вроде льняной туники. Руки были защищены стальными доспехами украшенными золотом и серебром, а под ними было что-то вроде рукава, доходившего до середины ладони. Синие панталоны были также расшиты серебром и веревязаны у колен красными подвязками. Сапоги из красной и желтой кожи были чрезвычайно длинными и остроконечными, привязывались к ноге шнурками. В правой руке князя был черкесский хлыст, рукоять которого была короткая и обтянутая кожей, и который в отличие от плети оканчивался сердцевидным расширением, красным с одной стороны и желтым с другой. Такой инструмент превосходно рассчитан на то, чтобы издавать шум при хлопках по бокам лошади. Нам разрешили осмотреть его лук и футляр, колчан со стрелами и саблю, но пистолеты были в кобурах его седла на другом берегу Кубани.

стр 402

Сабля была дамасской работы и очень красива, но ее рукоять, сделанная из слоновой кости, была так усеяна длинными и острыми выступами, похожими на зубы, что нам пришлось надеть перчатки, прежде чем взяться за нее. Сыновья князя были одеты просто, по-черкесски. Муллла был одет в белый тюрбан, широкую ниспадающую алую мантию и желтые сапоги, а также вооружен саблей.
Ружья были заключены в чехлы из козьих шкур, шерстью наружу, которые имели очень примитивный вид. Черкесы, находившиеся здесь с торговыми целями, большей частью были очень плохо одеты, и все они имели дикий и свирепый вид.
Мы положили перед принцем сафьяновую кожу с Карасубазара и несколько пакетов английских игл, перед его сыновьями - две пары украшенных татарских башмаков и пару шариков для рук, перед муллой - перочинный нож, несколько карандашей и бумагу для письма, перед каждым членом свиты - по желтому кожаному мешочку. Всё это было с радостью и благодарностью принято. Казалось, особенный восторг вызвали иголки и карандаши.

стр 403

Затем мы подбросили в воздух несколько красных кожаных ремней и маленькие серебряные монеты, и началась всеобщая драка, в которой мужчины, как и мальчики, с не меньшим рвением делились добычей.

Наше любопытство часто вызывало смех, но наши вопросы удовлетворялись прямыми и вежливыми ответами. По нашей просьбе принц натянул свой лук и выпустил стрелу, во время этого действия его внешний вид был чрезвычайно внушителен. Стрела была найдена мальчиком-черкесом на значительном расстоянии, и я сохранил ее как образец превосходного мастерства туземцев.
Во время нашей долгой беседы нам не разрешалось подходить ближе, чем на четыре-пять футов, из-за опасности чумы, которая часто царит в Черкесии.
Попрощавшись с нами, князь и его свита сели в свои каноэ и поплыли через реку. К нашему удивлению, через несколько минут весь отряд, верхом на лошадях, выехал из укрепления на другой стороне Кубани. Сначала появился принц на белом коне, затем мулла на темно-серой лошади, а за ними-вся свита. Лошади были замечательно хороши и держали головы очень высоко. Эта кавалькада расхаживала взад и вперед по берегу реки, старший сын принца скакал взад и вперед, и все, казалось, были заняты приготовлениями, смысла которых мы не понимали. Наконец принц и свита отправились в путь во весь опор

стр 404

по равнине у реки, стреляя поочередно из пистолетов и упражняясь в сабельных боях, затем образовали круг и, сделав небольшой крюк, повторили те же маневры. После еще одного галопа вся компания мгновенно остановилась, спустилась на берег, построилась в шеренгу и, крикнув переводчику, чтобы он передал нам их прощание, медленно поскакала прочь.
Вернувшись из карантина, мы заглянули во двор общественной тюрьмы и увидели там множество несчастных преступников. Сама тюрьма невелика, а двор окружен очень высоким остроконечным частоколом, вернее, стволами деревьев, и имеет очень неприятный вид.
Из тюрьмы мы направились к крепости, огромному квадратному двору, окруженному глубоким рвом и земляным валом, как и другие небольшие редуты, о которых уже говорилось. Около двадцати беленых домов высотой в один этаж, расположенных вокруг площади, образуют казармы, склады, мастерские плотников, кузнецов и т. д., а также тюрьму и больницу. В центре этой крепости стоит очень большой, неуклюжий собор с зеленой крышей, с пятью куполами, кроме купола колокольни. Его внутреннее убранство примечательно только тем, что оно не закончено и имеет похожее на кафедру сооружение в центре, расположенное над несколькими потрясающе непропорциональными колоннами, валы которых вдвое длиннее, чем они должны быть (не поняла, о чем это). Государственные деньги хранятся в стенах этого собора - обычай, распространенный в Крыму, на Кавказе и в Грузии.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 21 март 2020 20:48 #7

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
стр 405

(конечно, среди христиан и магометан). Этот обычай основан на вере, что даже самые отъявленные бандиты побоятся святости церкви при попытке вторжения в общественную казну. Хотя это убеждение, как бы не было сильно, действует не на всех, как мы уже видели это в Кифе.
В крепостной тюрьме мы видели 22 черкесских пленника, большинство из них были захвачены в октябре 1821 года в ходе уже упомянутого дела. Некоторые из них стояли перед дверью, греясь на солнце, другие жались друг ко другу на убогих циновках в камере и представляли собой унылое и несчастное зредище. Они хорошо охранялись русскими и ждали обмена пленными. Этот обмен происходит на крайне невыгодных для них условиях: одного черкеса отдают за двоих русских.
Екатеринодар или "дар Екатерины" был основан в 1792 году императрицей, пожаловавшей черноморским казакам часть Кубани и пожелавшей увековечить это событие основанием города. Это столица земель черноморских Козаков, резиденция их атамана, а также место их военно-гражданского судопроизводства и общего управления. Екатеринодар раскинулся на огромном пространстве. Улицы, многие из которых без домов, все прямые, чрезвычайно широкие и пересекаются одна с другой под прямыми углами.

стр 406

Ни одна из них не вымощена, и в сырую погоду они чрезвычайно грязны; тогда, действительно, они почти непроходимы пешком, как это было, когда мы были там. Дома по большей части невзрачны на вид, но их общую мрачность смягчает богатая растительность окружающих их деревьев и садов. Население Екатеринодара, если я правильно осведомлен, не превышает 3000 душ.
Атаман черноморских Козаков полковник Матвеев- простой, толстый, маленький человек, немногословный и без претензий. Он говорит только по-русски и, по-видимому, мало что видел в своей жизни. Он был одет в синюю куртку и синие брюки, на голове у него была серая овчинная шапка, и только маленькие крестики отличали его от казака-сержанта. Он приехал сюда со своими соотечественниками в 1792 году, был их атаманом в течение семи или восьми лет и посвятил свою жизнь служению им. Он заслуживает нашей самой горячей благодарности за его доброту, которая помогла нам во всех наших приготовлениях.
Происхождение казаков описывалось перьями ряда гениальных писателей. Для нашего теперешнего повествования не имеет большого значения, были ли они первоначально отдельным народом, польским или русским по происхождению. Любознательный читатель может обратиться к работам Сторха, Шерера, Сестреневича де Бохуца, Шекатова, Кларка, Всеволожского, Кастельнау и т. д., в которых эта тема будет подробно обсуждаться. Несколько общих замечаний, однако, относительно этого интересного народа,

стр 407

особенно черноморских казаков, думаю, не станут здесь неуместными.
Казаки первоначально представляли два рода: 1 - донские козаки, от которых произошли разные племена, такие как волжские, уральские, сибирские и т. д. 2 -украинские казаки, давшие начало Запорожским казакам, ныне Черноморским, или козакам Причерноморья. Этот воинственный народ всегда называл себя относительно своего положения, как это видно из приведенного выше утверждения. Слово Zaporqjskiye, или Zaparoghian, происходит от za, - по ту сторону, за порогами, и было применено к тем казакам, которые жили за порогами Днепра, где была установлена их сеча, или правительство. Они давали обет безбрачия и посвящали свою жизнь профессии оружейника. Это была свирепая и беззаконная банда грабителей и головорезов. В их сече находили приют дезертиры, бродяги и мятежники.
Однако они долгое время были оплотом русских территорий против крымских татар. Запорожцы жили в строгом союзе с украинскими козаками, пока находились под господством Польши; но после союза первых с Россией беспринципные Запороржские козаки, жившие пиратством и рыболовством, воевали то за русских, то за турок, смотря по тому, как им лучше платили, или как это соответствовало их собственным взглядам, всегда

стр 408

сохраняя определенную независимость, находясь между двух могущественных наций. В 1775 году императрица Екатерина 2, утверждая, что они виновны в вух могущественных наций.. В 1775 году императрица Екатерина II, утверждая, что они виновны в государственной измене и что их верности нельзя доверять, приказала уничтожить их сечи, лишить имени, а самих изгнать в Белгородский уезд, где они, отказавшись от безбрачия, стали земледельцами, а их прежнее имущество было передано другим.
После объявления войны Турции в 1787 году многие из них пожелали сформировать полки, а другие, эмигрировавшие в турецкие провинции, вернулись и предложили свои услуги России. Князь Потемкин собрал все это в единое целое под именем "верных черноморских казаковков", надеясь, что они докажут это в будущем. Возможно, защита и плата, которые им предлагали, были главными причинами той верности, которую они впоследствии проявили. Они оказали большую услугу во время турецкой войны и особенно отличились при осаде Очакова и взятии Березани. Когда был заключен мир, Императрица в награду за их доблестные заслуги даровала им страну, которой они теперь владеют и которую недавно отвоевали у кубанских татар. В 1792 году они были перевезены туда, основали свою столицу, построили разные деревни, и им было поручено оборонять линию Кубани вдоль своей собственной территории.

стр 409

Черноморцы живут главным образом тем, что пасут скот, ловят рыбу и собирают соль с некоторых небольших озер в своей стране, частью которой они обмениваются, как уже упоминалось, с черкесами. Они имеют своего атамана и правительство и пользуются теми же привилегиями, что и донские козаки. С тех пор как они пришли на Кубань, они доказали свою верность и сохранили свой военный характер. Их состояние, похоже, значительно улучшилось с тех пор, как Кларк и Хебер посетили их. По большей части они ... были одеты так же хорошо, как и все козаки, которых мы встречали вдали от больших городов. Одежда у них теперь такая же, как и у других Козаков, - синие куртки и брюки, перевязанные поясом.

Я вполне разделяю мнение доктора Кларка о том, что "черноморцы - храбрый, но грубый и воинственный народ, мало отличающийся утонченностью, хотя имеющий много душевной доброты", и готовый оказать гостеприимство чужеземцам; впрочем, эти качества кажутся обычными для жизни простого народа. Они преобладают среди всех горных племен Кавказа, которых я видел или о которых получал достоверные сведения. Из заявления профессора, что "они не похожи на донских Козаков ни в повадках, ни в нраве, ни во всяком внешнем поведении", я позволю себе не согласиться. Я не мог обнаружить никаких заметных различий между ними.

стр 410

Правду сказать, само имя черноморских козаков сначала внушало нам тайный страх; но с первого же мгновения, как мы очутились среди них, мы были совершенно спокойны. Их внешний вид и поведение обрели полное доверие, которое никогда не было утрачено. Я думаю, что черноморские козаки во многом сходны с донскими козаками, и это мнение, как я выяснил, высказывал и Кастельнау. Они также исповедуют греческую веру. Вполне возможно, что за последние двадцать четыре года, то есть со времени визита Кларка*, они значительно изменили свои привычки.

*римо-католический епископ в России, Сестреневич де Богуз в своей "Истории Тавриды" том 2 стр 31, в очерке истории черноморских казаков, говорит: " мы не имели более беспокойных соседей и худших солдат. Они не изменяют своим привычкам. Во время мира мы видели, как они грабили даже пустынную страну Новороссии, насаженную и ставшую плодородной благодаря мудрому управлению Екатерины II. Граф Румянцев Задунайский, столь же прославленный превосходством своего суждения и своими военными подвигами и поистине превыше всего хвалебными речами, после того как в войне 1768-1774 годов запорожцы находились под его командованием, заявил, что он нашел их плохими подчиненными, с диким нравом и храбрыми только когда им светит добыча или когда они не могут удрать." . Тот же автор утверждает, что " если они когда-нибудь вернутся к своим прежним грабежам, то их поддержат черкесы, признанные самыми искусными ворами наших дней." По справедливости к этим козакам, справедливо будет лишь упомянуть, что на деле они оказались верными стражами границ и решительными врагами черкесов.

стр 411

Страна черноморцев на юге простирается от устья реки Лабы до устья реки Кубани в Черном море; на севере и востоке она ограничена рекой Ея, которая отделяет ее от Екатеринослава и страны донских казаков; на Западе она ограничена Черным морем, Босфором и Азовским морем. Таким образом, протяженность их территории достигает более 1000 квадратных миль. Хотя она известна под названием "Земля черноморских козаков" и хотя, как мы видели, у них есть своя особая администрация, тем не менее эта страна находится под надзором русского губернатора, и, без сомнения, все их передвижения тщательно отслеживаются русскими офицерами на различных участках вдоль линии обороны. До недавнего времени не только Тамань, но и вся земля этих козаков входила в состав Таврического или крымского правительства и находилась под надзором герцога де Ришелье и его преемника графа Ланжерона. Но совсем недавно она, естественно, вошла в состав Кавказского наместничества и находится под опекой того смелого и деятельного начальника, генерала Ермолова, о котором мы еще будем говорить в другой части этой работы.

Число казаков, поселившихся на Кубани в 1792 году, составляло, по-моему, около 15 000 человек мужского пола и, по-видимому, почти не менялось в течение последних двадцати лет.
С тех пор как они поселились здесь, они больше не дают обета безбрачия, и среди них встречаются женщины и матери; но их мало, и, следовательно, население не прогрессирует. У них есть плодородная страна,но она мало возделана. Их земля усеяна разбросанными деревнями, как можно видеть, изучая хорошую карту, и отнюдь не так пустынна, как это обычно представляется.

1 июня мы выехали из Екатеринодара в два часа ночи, ехали целый день, не останавливаясь, до самого вечера, когда добрались до Темижбекской, где обедали. На Западе, когда мы шли по высоким берегам Кубани, день был пасмурный, горы Черкесии были совершенно скрыты завесой, а на Востоке не было видно ничего, кроме бесконечной равнины, покрытой высокими травами. Деревни Усть-Лабинская, Ладожская, Тифлисская, Казанская, Кавказская, Темижбекская - все они похожи друг на друга. Дорога по большей части была ровной, и мы заметили многочисленные курганы по обеим сторонам, некоторые из которых на берегах реки служили часовым вместо обсерваторий или вишек, а внутренности их были превращены в конюшни.

стр 413

Сотни курганов, разбросанных в степях за Киевом, на Кубани и в Крыму, по мнению многих путешественников, побывавших также в Молдавии и Валахии, представляют собой могилы древних обитателей этих областей. Это указывало бы на значительное население, когда-то обитавшее здесь. Но есть основания полагать, что многие из них были возведены разными племенами Татар. Такие курганы встречаются также, хотя и редко, в окрестностях Москвы; а несколько лет тому назад, когда в Остафьеве (имение князя Вяземского, одного из самых выдающихся ныне живущих поэтов России), всего в 17 верстах от этой столицы, я хорошо помню, что видел два кургана, которые, по мнению этого дворянина, были обязаны своим происхождением татарам.
Мы нашли хороших лошадей, и нас сопровождала стража из трех, четырех или пяти казаков, которые менялись, как и накануне, так что мы быстро продвигались вперед .

Оборона Кавказской линии у черноморских казаков заканчивается у Редутского карантина, а затем переходит к Гребенским козакам, которые являются потомками донских Козаков и которые после восстания укрылись в Черкесии и жили у скалистой скалы, похожей на расческу, grеben по-русски, от которой они и получили свое название.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: serg141-9

Роберт Лайолл (Robert Lyall) 02 апр 2020 00:03 #8

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4340
  • Спасибо получено: 1812
  • Репутация: 173
У этих козаков мы находили такие же земляные крепости, пикеты и вышки, как и у их черноморовских собратьев; но последние были гораздо лучше построены. Сидящие в воздухе стражники напоминали Симеона Столпника, и выказывали такое же безразличие, как статуи, когда мы проезжали мимо них на полном скаку, даже не удостоив нас взглядом. Две кареты, едущие по этой дороге вместе, - редкое зрелище, и так как козаки давно были предупреждены о нашем приближении с вышек, то они успели сделать все приготовления к нашему приему; и, скорее всего, они приняли нас за военных офицеров и своей неподвижностью хотели показать большое внимание к своему долгу.

Крепость Усть-Лабинская - одна из самых больших и важных на Кубани; она построена таким же образом, как и Екатеринодарская. Полковник фон Бен, немец, сообщил мне, что под его командованием иногда находятся два, три, четыре, шесть, семь или восемь батальонов русской пехоты, а также корпус из ста или двухсот Козаков, и что все они должны держать в страхе своих беспокойных соседей, которые ночью переправляются через Кубань на своих каноэ и прячутся в камышах на болотах, пока не увидят подходящего случая для того, чтобы утащить с собой беглецов или напасть на путников. Он также сообщил нам, что в последнее время опасность на этой границе значительно уменьшилась благодаря бдительности войск и суровому наказанию горцев.

стр 415

Когда мы подъезжали к крепостям казаков, нас обычно встречал командир, пеший или конный, который приветствовал нас по-военному, выражал свою радость по поводу нашего благополучного прибытия и надеялся, что мы благополучно доберемся.
Во время дневной прогулки среди множества диких растений невозможно было не поразиться изобилию прекрасной фраксинеллы (Dictamnus albus) и ковыля (Stipa pennata).

2 июня мы покинули наши покои в ранний час и поехали через однообразную местность и мрачные деревни, единственным украшением которых были церкви. Есть три дороги, по которым мы могли бы приблизиться к Ставрополю, и та, которую мы выбрали как самую короткую, привела нас к пустынным берегам Кубани. Мы обнаружили, что внутренняя часть страны, будучи более удаленной от грабителей, была покрыта пастбищами и стадами, что там было больше признаков земледелия и что деревни были многочисленны. После Ново-Троицкой ландшафт стал более разнообразным и вскоре представлял собой холмы и долины, усеянные карликовыми деревьями, особенно дубами и кленами. Чем ближе мы подъезжали к Ставрополю, тем разнообразнее становился пейзаж, и, сделав крюк, чтобы войти в него по лучшей дороге, мы миновали прекрасную лощину, богато поросшую лесом и кустарником,

Ставрополь-главный город округа, построенный на левом берегу Ташлы, впадающей в Калаус, и находящийся в среди приятных пейзажей. Почва вокруг него богата, и ее отмечают за обильные покосы сена. В городе есть две-три хорошие улицы, вдоль которых стоят каменные и деревянные дома.

стр 416

Суд, полиция, несколько магазинов, несколько свечных и мыловаренных фабрик и кожевенных заводов, а также пара церквей и крепость - вот самые замечательные строения, которые он содержит. Мы были весьма удивлены, обнаружив несколько хорошо укомплектованных магазинов так далеко в глубине Кавказа. Стоимость донского вина здесь 3d. за бутылку, но оно было превосходного качества.

С тех пор как мы вошли в Крым и дошли до Большой линии, у нас почти не было причин жаловаться на задержки, на навязывание платы за проезд или на почтмейстеров, но здесь мы обнаружили, что на станциях снова сидят русские. Я предполагал, что на таком расстоянии от их родины их привычки могли бы измениться, но я был обманут. На Ставрополье смотритель сделал все, что было в его силах, чтобы заставить нас провести ночь под его крышей. Для одного из экипажей были заготовлены лошади, он отправился в путь и добрался до следующей станции. Наконец лошади были также взяты для другой кареты, и мы продолжили наше путешествие, но нас настигла темнота, и нам пришлось остановиться на ночлег в Надежде, в двенадцати верстах отсюда. Присоединившись к нашим товарищам на следующее утро, мы обнаружили, что они были подвергнуты значительным неудобствам из-за того, что у них не было своей подорожной, которая осталась у нас.

стр 417

Без этого очень важного удостоверения никто не принял бы их в свой дом. Сароста отсутствовал и они с трудом уговорили одного старика дать им ночлег. В столь поздний час, когда они прибыли, зажигать огонь или свечи было противозаконно, и пришлось долго уговаривать хозяина, чтобы он позволил им нарушить закон и зажечь свечу.

После очень раннего завтрака мы выехали из Бешпагира в Георгиевск, до которого добрались вечером. Ни одна из почтовых станций не требовала никакого уведомления. Дорога лежала среди однообразных пейзажей, но совсем не тех, к которым мы привыкли в течение некоторого времени, так как мы постоянно поднимались и спускались с холмов, почти лишенных леса и покрытых высокой травой, проезжали по огромным пространствам, на которых почти ничего не было видно, кроме чертополоха, колокольчиков и полыни, смешанных с прекрасными полями кукурузы и пастбищами.

После выезда из Ставрополя, но особенно на подходе к Георгиевску, вид Бештау и соседних гор, поднимающихся из недр необъятной равнины, был удивительно приятен. Мы еще не видели Кавказского хребта, так как погода была неблагоприятная, хотя в ясную погоду он виден из города. Черкесские горы, которые мы видели на своем пути вдоль Кубани, были лишь предгорьями, и ни одна из них не была покрыта снегом.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.