• Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

Phillipps Wolley, Clive

Phillipps Wolley, Clive 20 мая 2020 21:51 #1

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
На буржуйском сайте Архив.Орг нашла полную версию книги Клайва Филлипса-Воллея "Sport In The Crimea And Caucasus". Название можно перевести как "Охота в Крыму и на Кавказе". Русского перевода в сети не нашла, хотя кажется, что отрывками он встречался в гугл-книгах.



Автор - английский консул в Крыму, страстный охотник. Обладает хорошим воображением и знает толк в извращениях. По стилю чем-то напомнил Олифанта. Интересно, что он путешествовал по нашим краям уже после окончания КВ, в семидесятых годах 19 века. Первая глава книги посвящена Крыму, далее он направляется по побережью на Кавказ.

Англоязычная версия книги
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 18 июнь 2020 22:59 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Taiga

Phillipps Wolley, Clive 20 мая 2020 21:53 #2

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
1

Всего в неделе пути от Лондона находятся места с восхитительным климатом и огромным количеством дичи. Мне всегда казалось странным, что так мало английских охотников бывали в Крыму или на Кавказе. Прошло уже более пяти лет с тех пор, как я познакомился с ветренными, покрытыми розмарином древними степями и заросшими лесом холмами Черноморского побережья. За почти три года пребывания в Керчи у меня было достаточно возможности испытать все прелести этого мира степей, а лучшего места для охоты на дичь и человека, любящего много ходить и возвращаться с мешком, полным добычи, не найти.

2

Конечно, в Крыму приходится быть немного грубым. Но если при этом иметь вежливые манеры и весёлый нрав, то можно поиметь свои "пиво и бифштекс". Русские очень гостеприимны, особенно к охотникам, а крестьяне, даже татары - весьма сердечные ребята, если конечно идут правильным путём.
В степи вам редко нужна крыша над головой, если вы не предпочитаете духоту, дым и насекомых дикому, сырому от ночной росы воздуху. Если вы можете мириться со сметаной (очень вкусная еда, если вы к ней привыкли), черным хлебом, с бутылкой страшного, несладкого джина ("водки"), то вам не придётся страдать от голода. Но по большей части охотники берут еду с собой. Если читатель позволит, я хотел бы сразу взять его с собой в степь и рассказать всё это по дороге.
Представьте, что после долгой рабочей недели наступили выходные и вы уже загружаете патроны с разной дробью, начиная от мелкой для дрофы и кончая "пылью" для перепелов. Здесь, в Керчи, примите совет пострадавшего: делайте собственные патроны и не рассчитывайте, что их можно купить.
Итак, наступил июль, первое июля, с ярко-голубым небом, которое простирается высоко над тобой, давая представление о расстоянии и необъятности.

3

Вы никогда не могли бы увидеть это в Англии, где облака нависают так, будто хотят сбить с вашей головы шляпу. Мне следовало сказать, что небо БУДЕТ голубым, так как сейчас еще слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Мы еще лежим в постели, посуда для предстоящего путешествия, холодное мясо, колбы с порохом, хлеб и еще куча непонятных вещей разложены на полу.
И вдруг: динь-динь-динь! Дверной звонок как будто бьётся в припадке, затем слышен грохот и тишина. Никто здесь не звонит в дверь, как обычно. Это звонит русский водитель дрожек. Ему нравится такое мускульное напряжение, он любит шум. Он совсем не думает о том, что сейчас оборвёт проволоку колокольчика. За год пребывания в России мы привыкли к таким обычаям, поэтому, размышляя о том, сколько в этом году домовладелец заплатит за оборванные звонки, покорно сползаем с кроватей и выслушиваем упрёки наших товарищей, уже сидящих снаружи в телеге. Бедняги, они спали на полчаса меньше, чем мы, а сейчас всего 4 утра! Поэтому любая грубость может быть прощена.
Но в такое утро, как это, и на такой повозке как наши дрожки, никто не может долго оставаться сонным. Воздух бодрит, кровь разгоняется в жилах и телега подпрыгивает на ухабах так, что весь ваш ум озадачивается тем, чтобы не переломать конечности.

4

Ничего более страшного для новичка в России чем дрожки, я не могу представить. Это орудие пытки: сочетание неоструганных брёвен, верёвок и колёс с железным ободом. Всюду торчат шипы и осколки. Управляйте собой как угодно, вы всё равно будете прыгать вверх и вниз, каждый следующий раз приземляясь на что-то более болезненное, чем в предыдущий.
Несмотря на всё это, как только дрожки покидают город, мы затягиваем старую немецкую охотничью песню и становимся довольно шумной компанией, пока сильный ветер не начинает заглушать речь. Затем мы стараемся закурить трубки. Если нам удается разжечь огонь - это большая удача, хотя горящий пепел летит на наши головы и колени. Постепенно рассветает, появляются жемчужно-серые облака, длинная волнующаяся степь расстилается вокруг нас. Слева - Керченский пролив, море выглядит туманным, полдюжины английских пароходов господствуют над тучами москитов. Вокруг нас тянутся цепи невысоких холмов, чьи куполообразные вершины выдают погребения царей и вождей, упокоившихся давным-давно, когда позади нас еще возвышался могучий город Пантикапей.

5

Как только мы выезжаем за пределы хребта из курганов, не остаётся ничего кроме степи. Везде, кроме морского берега, раскинулась безлесная прерия, ни холмов, ни домов, ни даже кустика, чтобы нарушить однообразие пейзажа из сорной травы. Справа от почтовой дороги, по которой мы путешествуем (это просто колея, дороги практически нет), тянется линия Индо-Европейской телеграфной компании. Их аккуратные железные столбики контрастируют с кривыми, уродливыми столбами, поддерживающими русскую линию слева от нас. Это единственные ориентиры для человека и замена деревьям для птиц.
По всей дороге, по обе стороны провода усижены пустельгами. Во всяком случае, эти птицы очень на них похожи. Они встряхиваются, протирают глаза и готовятся к утренней охоте на жуков и мышей, которые уже роются в степи. Такое количество пустельги в Керчи - это что-то удивительное. Я думаю, что прибавь к ним ястребов, луней, коршунов и воронов - всё это превзошло бы по численности городских воробьев.

6

Вот и наши милые летние гости - златогорлые пчелоеды - проносятся как ласточки над головами. Высокая желтая мальва растёт в изобилии по всему полю. Удоды с широкими торчащими гребнями клюют что-то на обочине, время от времени сверкая крыльями в лучах утреннего солнца среди цветов.

"Унылая степь" - это выражение вызывает у вас такой же ужас, как одно лишь имя Сибири. Но кто видел эту степь в поздние дни весны или в середине лета - тот никогда не применит такой эпитет к пейзажу, конкурирующему с прекрасными прериями Запада. Длинные лепестки дикого тюльпана, синий василёк, гусиная лапка, птичий глаз, канареечного цвета мальва и малиновый дикий горох - всё это соперничает друг с другом, чтобы насладиться жизнью между холодными, снежными сезонами.
Как ни богата эта земля, культурные посевы здесь ничтожны. Главными злаками являются рожь, кукуруза, просо и цветы на высоких стеблях. Это подсолнухи, семя которых используется для изготовления масла, но более известно как "семечки". Семечки - это любимое средство местных жителей проводить время впустую. Куда бы вы не пошли в Керчи, вы найдёте людей, щелкающих семечки. На каждой улице найдётся ларёк, где их продают. На своём платье вы непременно находите маленькие серые кожурки, потому что на вас обязательно плюнут ими на улице или сверху, с балкона.
Рядом с этими культурами вы увидите арбузы - главную пищу малороссов летом и также главную причину азиатской холеры, так распространённой здесь. Но по большей части земля непахана и оставлена на произвол судьбы, зарастая цветами и сорняками.
Крымский крестьянин - только жалкое подобие агронома. Малороссы - ленивые и добродушные люди. Их дни более чем наполовину состоят из "праздников" (святых дней), одну часть которых он посвящает питию водки, а другую - восстановлению от последствий предыдущего дня. В эти прекрасные дни вы можете встретить одного из них в длинных сапогах, шляпе и красной рубахе, обхватившего шею второго здоровяка в питейном заведении, либо мужа и жену мертвецки пьяных, лежащих на полу. А послезавтра вы увидите их в прекрасном настроении, сидящих на пороге с семечками или папиросами.
Русские говорят, что праздников у них больше, чем обычных дней. При этом не обязательно это память святых, достаточно произойти какому-либо событию в семье императора, чтобы был объявлен праздник.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 20 мая 2020 22:28 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70, ToyFun

Phillipps Wolley, Clive 21 мая 2020 09:20 #3

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Лучшие агрономы здесь - это немецкие колонисты, чьи аккуратные усадьбы напоминают дома нашей родины. Даже татары в этом смысле лучше малороссов, но они последнее время стремятся покинуть Крым, чтобы избежать обязательной военной службы, которую навязывает им Россия. Русская армия кажется им злейшим врагом.
Наконец наша поездка подходит к концу, мы разминаем конечности и начинаем пристёгивать ленты с патронами, фляги с порохом и многочисленными зарядами, которые здесь всё еще в моде (?). Место, где мы остановились, называется "Старая Мечеть", что значит старая церковь, руины татарской постройки возле колодца, покрытые розмарином холмы. Рядом с колодцем мы сбрасываем палатки и вещи и затем каждый из нас уходит в одиночестве. Здесь достаточно места для всех, мы хотим избежать ошибки некоторых русских охотников, по неосторожности стреляющих по ногам своих товарищей. Одиночество имеет свои особые преимущества.
Как только вы доходите до первого холма, то погружаетесь до самой талии в ароматные травы. Справа и слева от вас прыгают кузнечики, некоторые даже впиваются в лицо мёртвой хваткой, что способно расстроить самые крепкие нервы. Но смотрите: ваша собака уже почуяла большую стаю серых птиц, более крупных чем наши тетерева, и вот они со свистящим звуком выпархивают из травы и перелетают на следующий холм.

9

Меткий выстрел может принести первую птицу в вашу сумку. Собака неуверенно движется вперед, а затем снова останавливается. Подойдите к ней: где встретились стрепиты (малая дрофа), там обязательно сидят пара зайцев. Раз за разом я убеждаюсь в этом, хотя не могу объяснить. В любом случае - это факт. Зайцы здесь крупнее, чем в Англии, зимой они делаются почти белыми, а осенью их шкурки имеют красивые оттенки серебристого и розового. Самый крупный заяц, которого я встретил здесь, весил почти 13 фунтов. Это был старый самец, хотя в Англии самый большой заяц едва достигает 8 фунтов.
Собаки, используемые в Крыму для гона, называются черкесские борзые. Они значительно выше в холке, чем наши собаки, со свисающей шерстью. Я бы сказал, что английские собаки превзошли бы их на коротких дистанциях, но в этих холмах, в погоне за огромными сильными зайцами, у крымских собак есть свои преимущества. Мне ни разу не посчастливилось попробовать эти породы вместе. На самом деле то, что я видел, было совершенно испорчено русской привычкой отсекать зайца и стрелять в него из-под носа собаки.

10

Это совершенно чуждо нашим представлениям об охоте, так же как большинство их других охотничьих привычек. Они никогда не стреляют в летящую птицу, если есть возможность выстрелить в сидящую. На медведя или кабана они охотятся ночью, стреляя в лесу с телеги. И ни разу за три года я не видел, чтобы лошадь при этом вздрогнула. Конечно то, что относится к Крыму и Кавказу, может не распространяться на другие части России.
Пока мы держимся в розмарине, мы можем встретить и зайцев, и перепелов, и стрепитов. Собаки пытаются ловить больших сов, которые улетают от них далеко не так лениво, как можно ожидать их движений при солнечном свете. Над головой, в ясном небе, как воздушные змеи плавают луни, высматривая перепелов или раненных зайцев.
Когда мы добираемся до следующей вершины, то видим вдалеке под ногами длинную шеренгу, похожую на строй пехоты в серых шинелях. При ближайшем рассмотрении данного объекта выясняется, что это стая кормящихся дроф. Или вернее сказать, это целое стадо из нескольких сотен голов. Большинство из них опустило головы, подбирая всё, что можно найти на заброшенном кукурузном поле. Но здесь и там, на небольшом расстоянии от остальных, стоят "часовые", которых не может сбить с толку ни самый осторожный хищник, ни самое соблазнительное зерно.

11

Зная, что птицы нас заметили, мы не подходим ближе, чем на триста ярдов, иначе страж приведёт в движение всё стадо своим пронзительным криком. Запомнив свои следы, мы возвращаемся к товарищам, собираем их, садимся в запряжённые лошадьми дрожки. В полной готовности едем в направлении, где были замечены дрофы. Дрожки спокойно проезжают мимо стаи в пятистах ярдах. Подняв головы, птицы следят за нами, но они знают, что выстрел не достигнет их и они могут остаться на поле еще немного. Смотрите же: серые птицы не замечают, как один из пассажиров дрожек с ружьем в руке соскальзывает вниз и вот уже плоско лежит на земле, спрятанный в душистом розмарине. Дрожки описывают круги, пока все охотники не оказываются в траве и остаётся лишь один ямщик. Так мы выстраиваем охотничий кордон. Понемногу ямщик сужает круг движения, а каждый из стрелков находится в бдительном напряжении.

12

Наконец следящие за нами птицы скручивают шеи до предела. Думая, что уже насытились, они начинают плавно взлетать, поднимая взмахами крыльев свои тяжелые тела в воздух. Медленно и торжественно, сохраняя дикое величие равнины, на которой они живут, птицы уходят в сторону холмов. Внезапно лидеры стаи затормаживают, пытаясь слишком поздно сменить направление. Две яркие вспышки видны под их ногами, произведённые скрытым охотником. Одна огромная птица падает сразу, другая отлетает на мгновение и попадает на разряд следующего ружья.
Остаток стаи поднимается выше, но всё еще слишком низко, чтобы уберечься от опасности. Наконец они преодолевают смертельную границу. Пять прекрасных птиц остаются наградой за нашу хитрость. Один из нас силльно разочарован, так как пренебрёг заменой патронов. Выстрел в летящего монстра мелкой перепелиной дробью принёс ему лишь кучу перьев, которыми можно разве что набить подушку.
Так, из-за подобного метода окружения и стрельбы с телеги, многие из этих великолепных птиц (крупнее индейки и более вкусные) гибнут в течение лета и осени.

13

Некоторые из них попадаются охотникам даже в начале лета, когда птицы еще очень молоды и держатся по отдельности в небольших укрытиях или подлеске. Но только зимой птиц можно увидеть в продаже. Когда метель забивает их крылья снегом, татары окружают их и гонят, как овец, в деревню. Там дроф режут и везут на базар, продавая по полтора рубля за штуку.
После удачной охоты, сделав достаточно для собственной славы, у нас появляется время, чтобы опустошить самовар и аппетит, способный удивить даже негра. С удовольствием мы возвращаемся к нашим палаткам. В то время, как один распаковывает холодное мясо, осетрину и икру, другой кипятит воду для чая, без которого вся наша тусовка показалась бы русскому бедной. Будучи от роду воспитанными в английских традициях, двое из нас предпочли бы родное пиво чаю. Но они бывают приятно удивлены, попробовав сваренный по-русски чай с долькой лимона, придающего пикантность его вкусу. Что касается меня, я считаю чай единственным эффективно укрепляющим средством и только его взял бы отныне с собой.

14

Как бы вы не старались, не сможете заварить такой чай в Англии. Как только вы покидаете Россию - вы лишаетесь этого благословенного напитка, "свежей икры" и успокаивающих "папирос" (сигарет). Я не знаю ни одной табачной лавки в Англии, где можно купить действительно хороший табак, который мы пробовали в Крыму.
Между тем, пока мы всё еще здесь, давайте наслаждаться запахом вкусной травы, лежать на спине и наблюдать за чудесной головоломкой, которую сооружает ямщик из старого жгута, связывая "тройку". Наконец лошади готовы и вновь начинается езда на трясущемся транспорте. Мы уже привыкли и получаем огромное удовольствие от езды домой.
Когда вечер опускается на эти дикие земли, наступает тишина и мир, которые неведомы в городах. Трубы перепелов, длинные вопли куликов, и даже звуки немецкого рожка на других дрожках - всё это кажется самой подходящей музыкой для этого часа, когда звёзды начинают сиять из металлической небесной синевы. "Уже домой!" говорится без акцента сожаления, так как ноги устали от тряски по неровной дороге степи.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Benja70, ToyFun

Phillipps Wolley, Clive 21 мая 2020 09:22 #4

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Клайв Филлипс просто душка: ему нравится всё русское, в отличие от предыдущих путешественников, всё описывающих в черном цвете. В тексте встречается много русских названий, написанных латиницей (водка, дрожки, семечки, уже домой и т.п.). Я их беру в кавычки.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 21 мая 2020 20:21 #5

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Часть 2

Красный Лес

В феврале 1876 года я впервые познакомился с Кавказом. Один или два раза, правда, до этого я переходил на Тамань пострелять фазанов на тростниковых берегах Кубани. Когда мы прятали лодку в её тихих водах, я мельком заметил следы кабана и "КАЗЬОЛ" (козла), от чего возжаждал остаться на Кубани подольше. Но только в феврале 1876 это сделалось возможным.
В течение нескольких недель все дела были остановлены из-за сильного мороза. Весь Азов лежал подо льдом, как шоссе, между фортами. Открытая вода была только в Черном море. Вот тут-то и пошла дикая птица!
Вдоль кромки льда у открытой воды торжественно выстроились в ряд бакланы, окаймляя проталину черной полосой на мили вокруг. На открытой воде их были мириады. Там же плавали хохлатые утки, нырки гоголи, чернеть и свистуны. Здесь и там в косах, с надвинутыми капюшонами виднелись большие чомги, к ним примешивались розовогрудые крохали, дополняя красоту этой сцены. Красивее всех остальных выглядели большие и малые группы лутков с их изящным оперением, словно нарисованным на снегу карандашом. Над ними со свистом проносились шилохвосты, в воздухе повисали скопы, смеялись и щебетали чайки.
Последние несколько недель большую часть времени я проводил среди диких птиц или катался на коньках у пристани с прекрасными керченскими дамами. Но в одно прекрасное утро провода Индо-Европейской компании замолчали: этот телеграф между Таманью и Екатеринодаром был достаточно хорош, чтобы сломаться. Моему другу, начальнику керченской станции, было поручено произвести осмотр линии по всей ее протяженности. Казалось, ему предстоит долгое и утомительное путешествие, которое он должен был совершать в одиночестве. Будучи человеком добрым и внимательным, он попросил меня разделить с ним поездку. Он знал, как дать мне возможность насладиться здешней жизнью по-своему.

17

Мой старый друг К. согласился сопроводить нас и уже через час мы закупались на базаре товарами для предстоящего путешествия.
Конечно, существует дорога со станциями от Тамани до Екатеринодара, но тот, кто доверяет ресурсам почтовых станций в России, сильно пожалеет об этом. Мы это знали, поэтому сделали большие запасы немецкой колбасы, икры, водки и других продуктов питания. Всю выпивку мы спрятали подальше в кузов саней.
В течение многих предшествующих дней водный путь из Еникале на Тамань был открыт для обозов и саней, но гружёные фургоны тоже пытались пересечь Азов, отчего в этом районе уже произошло два несчастных случая. Именно в это время мы, почти без всяких опасений, сели в наши сани с действительно прекрасной "тройкой" - командой из трёх человек, которой управлял самый шумный "ямщик" из тех, кто когда либо ругался на лошадей.
Наш путь первые 22 версты лежал по груди Азова. Когда мы проходили между российскими пароходами, а иногда практически под корпусом какого-нибудь огромного судна, застрявшего во льду, то испытывали довольно странные ощущения. Первые десять вёрст дорога была хорошая, темп бодрящий, мы лежали на своих ковриках и радовались, что нас ждет действительно хорошее дело.

18

Однако вскоре мы добрались до расколотого льда, где произошли две последние аварии и наш водитель снизил ход. Тут мой товарищ занервничал и настоял на прогулке пешком в приличном расстоянии от саней. При этом морозный туман сгустился и стало не так весело. Но в конце концов путь очистился и мы добрались наконец до маленького жалкого городка Тамань.
Единственными живыми существами, которые встречали нас, были несколько скопищ замерзших чаек и несколько огромных орлов, страдающих не столько от голода, сколько от холода. Вся сцена вокруг была настолько пустынной, насколько это можно себе представить. Позади нас была Керчь, белая от снега, окружавшая холм Митридата - остаток её былой славы во времена Греков и Персов. Перед нами - Тамань, тоже когда-то великий город, теперь представлял собой несколько жалких лачуг, погребённых в сугробах. Еникале был, возможно, более мёртв чем та и другая. Вокруг простирались низкие холмы, округлые курганы царственных покойников, торчали оголённые мачты запоздалых кораблей, внизу замерло замёрзшее море, а наверху серело ледяное небо.
В Тамани мы дали нашему водителю хорошие чаевые "на чай", как они это называют, и сами отправились к моему товарищу на квартиру немного отдохнуть перед следующим стартом.

19

Почему гонорар ямщика, называемый "на чай" всегда неизменно расходовался на "водку" (несладкий джин) - остаётся для меня неразрешимой загадкой.
Таманский полуостров вряд ли заслуживает описания даже такого скромного автора, как я: здесь есть пристань и телеграфная станция, почта, с которой в Керчь отправляются запряженные повозки, и туда же прибывают путешественники на Кавказ. Когда-то это было процветающее место, город-близнец Пантикапея на другой стороне пролива. Теперь это бедные лачуги, окружённые грязью по колено зимой и клубами пыли летом, запахом рыбы и моря, и со всесезонно торгующим водкой магазином.
Рядом с Таманью есть несколько крупных нефтеперерабатывающих заводов и нефть, говорят, добывается здесь в больших количествах. Может это и так, но я слышал, что их первоначальный владелец - русский банк - разорился и теперь настоящие собственники - американцы. И поскольку они менее способны защитить себя от местных мошенников, то я не стал бы вкладывать свои скромные средства в таманские нефтяные компании.
Вот таким жалким местом мы нашли Тамань, поэтому поспешили её покинуть и продолжить путешествие вглубь страны. При описании путешествия автор обычно рассказывает об окружающем пейзаже, но что же делать мне, невезучему, если таковые совершенно отсутствуют?

20

Дорога - это проторенная колея у телеграфных столбов, причем каждые 16 - 20 верст расставлены белые дома, крытые соломой, с несколькими сараями во дворе. У ворот стоит черно-белый столб с колокольчиком, накрытый крышей. Это почтовые станции. Окружающая их местность пуста, если не считать нескольких стад овец, одной-двух ворон и, возможно, дроф. Постоянный скрип снега внизу и звенящий колокольчик спереди без каких-либо значительных проишествий неизменно погружают путешественника в сон.
Ближе к вечеру мы остановились возле сооружения из группы зданий, каких до сих пор мы не видели. Это был Темрюк - место нашей ночевки. Насколько мы могли заметить, Темрюк был больше Тамани, с неизбежно зеленеющим куполом церкви, хорошим базаром, казармами и аккуратным клубным домиком. Нам сказали, что Тамань богатела осетровым промыслом, который в вёлся в её окрестностях. Также нам сообщили, что здесь есть два отеля и мы в приподнятом настроении отправились их искать, мечтая об удобных кроватях и ужине из осетрины и икры. Искали мы очень усердно и нашли наконец первую гостиницу. Это оказалось "мужицкое" питейное заведение или "кабак". Там был стол, за которым сидел человек, и еще много других, почти готовых последовать его мирному примеру, но ни постелей, ни ужина.

21

В конце концов мы нашли "Гранд-Отель", довольно мрачный белый дом рядом с базаром. С сомнением сердца (потому что место выглядело пустынным) мы постучали в маленькую дверь, но ответа не последовало. После десяти минут, израсходованных на стук до искалечивания костяшек наших пальцев, вышел парень в рубашке и тапочках, с очень удивлённым лицом. Он сказал, что "Хозяин" был в отъезде. Несмотря на хорошие рекомендации этой гостиницы, мы не смогли найти там никакой еды, кроме черного хлеба, и никакого слуги, кроме самого этого парня. Но он сумел найти для нас комнату с неплохим ремонтом и парой деревянных кроватей. Мы согласились на это. К нашему ужасу оказалось, что печи не топились уже месяц, к тому же были неисправны. Поэтому в помещении было еще холоднее, чем снаружи. Искать другое жильё было уже поздно, поэтому мы достали бутылку водки из темрюкского кабака и маленькую угольную печку из собственного снаряжения. Затем, завернувшись во все возможные одежды, мы приступили к жатве нашей долгой поездки во сне - бессоннице.
Ближе к утру я наполовину проснулся с мыслью, что на дом напали, такой сильный был шум. Я сразу же вскочил, чтобы посмотреть, что происходит.

22

Но как только я встал с постели, меня охватило странное головокружение, и, обернувшись, я упал и больше ничего не помнил, пока не увидел приветливого телеграфиста, пытавшегося разбудить меня возлияниями холодной воды. Постепенно я пришел в себя, но с такой сильной головной болью и полной неспособностью пользоваться собственными конечностями, что предпочел бы остаться без чувств. Я совершенно не мог помочь разбудить моего бедного друга К., и когда мои чувства вернулись ко мне, я всерьез встревожился, как бы наши утренний визит не стал бы слишком поздним, чтобы спасти его.
Причиной была угольная печь. По русской моде, все вентиляционные отверстия в помещении были наглухо запечатаны на зиму и газу некуда было вывертиваться. Нам пришлось приложить много усилий, чтобы привести К. в чувство. Несмотря на бодрящий холод и быструю езду, мы весь остаток дня страдали от мучительных головных болей.
Путешествие второго дня было более интересным: местность вокруг покрылась высокими джунглями тростника, называемого "камыш". Говорят, в нём в изобилии водятся фазаны, часто встречаются кабаны и косули.

23

Выбравшись из заросшей тростником земли, мы вышли на участок другой природы, голый и усеянный камнями; и вот здесь, в полумиле от станции где мы должны были ночевать, я с удивлением увидел множество лисиц, охотящихся на снегу в поисках пищи. Думаю, в поле зрения было до десятка особей. Как только мы уложили наши коврики и заказали самовар, я взял ружьё и поскольку еще не стемнело, без всяких угрызений совести решил подкрасться к одному из этих красных вездеходов. Лисы, без сомнения, являются благословением этих мест, которых никогда не коснётся цивилизация.
Я долго охотился и два раза стрелял, но не имел успеха, пока не добрался до замерзшего озера примерно в трёх четвертях мили от станции. Здесь я ранил лису и преследовал её по льду, пока не наткнулся на останки крупного животного, недавно растерзанного хищниками. Бросив лису, я стал размышлять, что это могли быть за звери и вдруг ответом на мой вопрос прозвучал протяжный, странный вой.
Нет необходимости объяснять, что это был за вой. Любой человек на уровне инстинкта сразу узнаёт волчий голос и никогда его не забывает. За первым звуком последовал второй, затем еще и еще. Я не хочу назвать себя трусом, но в этот момент я предпочел бы быть где угодно, только не в трёх четвертях милях от станции, стоя по колено в снегу, так как он не выдерживал моего веса.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 21 мая 2020 22:53 #6

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
24

К счастью, ветер дул в мою сторону и я бежал назад как только было можно, погружаясь в глубокий снег, подстёгиваемый повторяющимся волчьим воем. Это было отступление, признаюсь, недостойное, но если бы ветер был в сторону волков, то всё могло окончиться плачевно.
В тот вечер за чаем начальник станции рассказал много историй о своих встречах с волками, возможно, приукрашенных, но правдивых в своей основе. На следующее утро мы видели много волчьих следов на почтовой дороге.
Спустя еще день пути, который мы провели, проезжая по казачьим деревням с зелёными куполами церквей и обнесённым крепостной оградой, мы наконец прибыли в Екатеринодар. Это первый большой город на этой стороне Кавказа, хотя он больше похож на лес, чем на город. Деревья убирали только на месте постройки дома, где домов не было - лес не трогали. Это создавало прекрасный эффект: снег покрыл деревья плюмажами и улицы выглядели будто укрытые белоснежными одеялами. Но летом, когда зацветают акации, Екатеринодар должно быть становится столь же прекрасен, как и зловреден.

25

Летом и ранней осенью здесь свирепствует малярия, и даже сейчас на улицах мы встречаем женщин и мужчин с желтыми лицами - последствиями этого азиатского проклятия. Здесь всё азиатское, кроме зданий.
Гротескного сочетания цилиндра и высоких сапог не видно. Обитатели города, казаки, носят высокие овчинные шапки с верхушками из алой ткани и золотой тесьмы. Невысокие широкоплечие татары ходят в синих одеждах, подпоясанных яркими платками, женщины - в укороченных юбках, высоких сапогах и башлыках на голове. Большинство магазинов - открытые, в виде навесов с прилавками, за которыми сидят их хозяева, скрестив ноги и с трубкой во рту. Товар состоит большей частью из привезенных черкесами шкур. Мой друг и я потратили немало времени, рассматривая их (черкесов), стараясь почерпнуть из этого занятия историю страны, а так же найти среди них для себя охотников и проводников.
Я пропущу описание двух дней, которые мы пробыли здесь, так как у моего друга была своя работа, а я то и дело болтал с офицерами, которые часто бывали в гостинице, где мы остановились.

26

Именно во время этих разговоров мы впервые узнали о существовании большого королевского леса площадью около 29 квадратных вёрст, который лежал в каких-то 15 верстах от города в обратном направлении.Чтобы посетить его, нужно было получить рекомендательные письма к царскому лесничему (полковнику Р.) Это было делом пяти минут и наутро мы с приятелем, который знал полковника, уже мчались с бодрым настроением по сверкающему снегу. Когда темная полоса леса показалась вдали, на морозно-голубом небе уже засверкали звёзды и редкий лай указал нам, что лисы всё еще где-то поблизости заняты ночной вылазкой.
После получасовой езды по лесным тропинкам между деревьями мерцание костра и лай собак говорили о том, что мы почти приехали. Дом лесника представлял собой небольшой четырёхкомнатный коттедж с плетёным ограждением. В ограде стояли еще несколько хижин, а огромный костёр показывал, что здесь есть люди, десяток казаков, составляющих гарнизон.
Распахнув дверь, хозяин выбежал нам навстречу. Это был маленький жилистый человек с румяным лицом, блестящими глазами, огромными седыми усами и самыми сердечными манерами.

27

Мы вошли в коттедж, где уютно дымился самовар с кипятком и был готов ужин: икра и бульон из косули с мясом, которое возбуждало аппетит больше, чем шнапс.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun, serg141-9

Phillipps Wolley, Clive 22 мая 2020 22:37 #7

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Когда была предложена постель, мой друг, будучи немцем и в почтенном возрасте, охотно согласился на это. Но только не я! Как можно было лечь спать, когда желания всей твоей жизни почти исполнились? Я с жадностью слушал охотника-ветерана, который спокойно рассуждал о кабанах, что ворвались накануне в его вольер, о косуле, подстреленной вчера вечером. Казалось, хозяину нравилась моя проницательность и мальчишеское нетерпение.
Выглянув на улицу он обнаружил, что один из казаков готовится к ночной охоте и спросил, не хочу ли я составить ему компанию. Конечно, я ухватился за это предложение и сразу же приготовился идти. Но хозяин вернул меня, заставил снять мои бесполезные одежды, дал пару собственных войлочных сапог, подбитых мехом и лесничий тулуп. В таком наряде я, должно быть, выглядел очень привлекательным для моего ленивого друга, который встал с кровати и, одевшись похожим образом, решил следовать за мной.
Казак, который сопровождал нас, был крепкий, неприветливый парень, одетый в самую немыслимую комбинацию овечьих шкур. Он казался знающим своё дело и это было не хуже неразговорчивости.

28

Когда мы шли по длинным лесным тропам, наши шаги были совершенно беззвучны благодаря войлочной обуви даже в эту тихую ночь. Через полчаса блуждания по сказочной стране из заиндевевших дубов, наш гид молча указал на чьи-то следы на снегу. Один из нас должен был остаться здесь и я вызвался на это. Далее позицию занял мой друг, а еще через четверть мили встал сам казак.
Мой пост располагался у подножья большого дуба, я сел на корточки спиной к стволу, держа ружьё на коленях, а мои ноги в войлочных сапогах увязли глубоко в снег. Вот тогда-то я понял, как необходимо иметь подобную простую обувь. Сидя таким образом в кожаных сапогах, я неминуемо должен был изредка разминать ноги, что снизило бы шансы на удачную охоту. В этих же войлочных сапогах мои ноги были даже слишком тёплыми и это же тепло разливалось по всему телу.
Как только мои спутники заняли свои места, лес стал тих и неподвижен, как смерть. Тишина была настолько гнетущей, что любой случайный звук, будь то уханье совы, вой волка или прыжок старого зайца - всё только усиливало её эффект.

29

Я окинул взглядом замерзший орешник, огромные дубы с гирляндами сосулек, через которые как через призму проходил металлический свет зимней луны. Время от времени по снегу скользила тень и раздавался какой-то дьявольский звук, похожий на низкое хихиканье. Это был филин, тень его сулила смерть обреченному зайцу. Одно время мне даже показалось, что вокруг сжимается кольцо волков, так долго раздавался вибрирующий вой, от которого вздрагивал лес. Эта музыка звучала повсюду, но ни один волк не показался.
Внезапно раздался громкий выстрел, словно сработала артиллерийская установка. Эхо прокатилось по всему лесу и он словно проснулся от этого странного звука. Все звери и ночные птицы разом закричали, а потом также резко замолкли. "Выстрел" был вызван треснувшим льдом в нескольких милях отсюда вниз по Кубани.
Спустя час наслаждения этим буйством звуков, я услышал отдалённый грохот, будто целый полк пробивал себе дорогу через подлесок.

30

Шум был всё ближе и громче, пока не показался мне стадом бегущих слонов. Оно направлялось прямо к тому месту, где я залёг и мое сердце так сильно билось от волнения, что казалось, даже звери должны были его слышать. Я прижал руку к груди, словно пытаясь заставить его хоть на мгновение замолчать.
Шум был уже так близко, что вот-вот я должен был увидеть его причину, но тут до моего слуха донёсся другой звук - медленный, скребущий, мучительно отчетливый. Затем грохот и тяжелый удар падающего тела. В следующее мгновение я увидел четырёх великолепных оленей, несущихся в лунном свете в заросли орешника.
После того, как видение закончилось, послышались шаги. Первым пришел казак, а за ним - мой охотник-немец, с очень горестным и удрученным видом. Казак был в гневе. Оказалось, что олени шли прямо на нас, когда мой друг, испугавшись шума, который они производили среди замерзших ветвей, попытался взобраться на дуб, под которым был его пост. Какое-то время он держался, а потом соскользнул с оледенелого ствола и грохнулся на спину, более испортив нашу охоту, чем причинив себе боль.

31

Так закончилась наша первая ночная охота, и хотя мы ничего не добыли, ни один охотник не сможет сказать, что ночь, проведённая среди дикого великолепия природы, была потрачена впустую. Когда мы вернулись домой, мой сон был самым сладким после такого тяжелого труда.
Весь следующий день после этой насыщенной событиями ночи прошел в приготовлениях к большой поездке, назначенной на завтра ; но, несмотря на то, что многое еще предстояло сделать, наш любезный хозяин дал нам пострелять и в этот день, после обеда. Нам вывели гончих - темно-коричневых собак с заострёнными грудинами, словно у них на шеях висели большие орденские кресты.
Образ действий в сегодняшней охоте был предельно прост. Весь лес был разделен на участки по одной квадратной версте. Вокруг одного из них были расставлены стрелки, а лесник с собаками вошли в гущу леса. Роща наполнилась звуками охотничьей музыки. Как мне кажется, собаки охотятся на всё, что им попадается, от фазана до оленя. Задача стрелка - убить и подобрать дичь до того, как это сделают собаки.

32

Было очень много суеты: люди кричали, собаки лаяли, ружья стреляли, справа и слева от нас проносились зайцы и над всем этим с завидным упортсвом, которое вряд ли позволяло ему стрелять, наш ветеран-лесничий трубил в свой рог. Это было бы плохим предзнаменованием для нашей завтрашней охоты, но лес был огромен и мы находились лишь в отдалённом его уголке, откуда, вероятно, гнали дичь ближе к нашему жилью. Было много разных следов на снегу, но мы поймали только около 12 зайцев.
Утро четверга выдалось таким же ярким и морозным, как предыдущие. За нашей дверью лесник, по-видимому, пытался подраться с тремя или четырьмя казаками, такими же разгоряченными, как он сам. Его голос возвышался до крика и я достаточно знал по-русски, чтобы понять, что он ругается. У меня были опасения, что это может испортить нашу предстоящую охоту.
Но наконец всё успокоилось и вскоре я услышал, как он называет огромного бородатого детину "голубчиком", когда как за пять минут до этого называл его сыном самого презренного из собачьего племени. Оказывается, он просто объяснял ему некоторые детали предстоящего дела.

33

Около 7.30 появился казачий полковник с сотней своих людей. Это был местный Нимрод, а загонщики, что он привёз с собой, были такие шумные, дикие и жаждущие погони, что подобных им невозможно найти даже на ярмарке в Доннибруке. С полковником прибыли еще один русский и пара молодых французов. Все эти люди составляли нашу партию.
Для охотников были приготовлены сани, для загонщиков - еще одни. Загонщиков выслали вперед, а самым надёжным из них поручили третьи сани, со съестными припасами и бочонком приличных размеров. Когда последний казак скрылся за поворотом, мы вернулись в дом, закурили папиросы и собрав амуницию, заняли свои места в санях. Мы понеслись по лесу, задевая нависающие ветви, которые то и дело сбрасывали одного из нас в снег под раскаты смеха всех, кроме самой жертвы.
Когда мы прибыли на место охоты, всем было велено сохранять молчание. Люди были расставлены каждый в ста ярдах друг от друга с одной стороны с приказом не оставлять посты без команды. Потом полковник отвел еще сотню человек на противоположную сторону секции. Послышался сигнал рога и стало тихо как в могиле.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: LeshaK, Benja70, ToyFun, Фэнэс

Phillipps Wolley, Clive 22 мая 2020 22:41 #8

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Мне нравится эта книга! Когда-то я искала в сети материал о Красном Лесе (он и сейчас существует, правда, в гораздо меньших размерах) и ничего не нашла, кроме слухов. Известно, что это теперь заповедник, но охота в целях регуляции численности животных разрешена. Так же, как и в воспоминаниях Филлипса, здесь бывают высокие гости. Говорят, даже Ельцин приезжал охотиться. Простым смертным вход в лес запрещен, но мне повезло там побывать. На сайте есть рассказ.

А жителям побережья советую набраться терпения, впереди еще много глав, посвященных путешествию Филлипса по Туапсе, Головинке, и даже "даче Геймана"
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 22 мая 2020 22:44 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 23 мая 2020 23:19 #9

  • Шилов
  • Шилов аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 723
  • Спасибо получено: 122
  • Репутация: 12
Правильное описание охоты,достоверно,но сокращенное. Не хватает тёплых слов,обращенных к упавшему с дерева товарища.
ЛЮДИНА, ЯКА НЕ П’Є, АБО ХВОРА, АБО ПАДЛЮКА
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 24 мая 2020 23:34 #10

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
34
Глаза каждого напряженно следили за густыми кустами впереди, уши прислушивались к любому скрипу снега или ломающихся веток. Но пока - ни звука. Казаки были еще слишком далеко, чтобы их слышать.
И вдруг - снова этот шум, который заставил сильнее биться наши сердца прошлой ночью, хотя теперь, при дневном свете, сцена была менее пугающей. К нашей линии приближались четыре оленухи и высокий олень впереди них. Они шли рысью, вскидывая свои изящные головки. Они идут прямо к дубу, за которым должен стоять мой немецкий товарищ. Я держу за него кулаки, чтобы он воспользовался своим шансом лучше, чем раньше. Олени ближе и ближе, но выстрел не раздаётся, хотя они почти миновали дистанцию.

И вот они вскидывают головы и скрываются в лесу. В них не было сделано ни единого выстрела! Конечно, мой товарищ нарушил правила и ушел со своего поста в лес, который по его мнению был более притягателен. Таким образом олень во второй раз прошел мимо него без единого выстрела.
Тут послышались выстрелы, сначала отдельные, а затем стрельба стала такой частой, что напоминала фейерверк. Вслед за оленями передо мной показался дикий кот.

35

Я проследил за его взглядом и увидел несколько десятков серых фигур, словно призраки, появившихся вокруг меня. Это были зайцы, самый старый из них сидел напротив моего дерева и пристально смотрел мне в лицо. Мы были неподвижны в течение пяти минут, прислушиваясь к выстрелам, пока между двумя огромными дубами не появилась прекрасная рыжая лисица. Она грациозно шла в нашу сторону и вся её фигура выделялась сильным, смелым рельефом.
Казалось, что стрелять в это изящное животное было противно всей моей английской натуре, но всё же я сделал это. Заряд тяжелой дроби опрокинул лису на снег. Это было похоже на убийство друга.
К этому времени крики загонщиков были уже совсем близко, некоторые фигуры были видны на открытых местах. Три прыжка в кустах привлекли мое внимание, но это оказался всего лишь еще один заяц. Я выделил одного из этих длинноухих шляхтичей и уложил одним выстрелом. Как только я это сделал, мимо проскакали две косули. Один из наших русских товарищей, выстрелив вправо и влево, уложил обеих на тропу. Это был выстрел дня!

36

Прозвучал рог и дали приказ повернуться к загонщикам спиной и стрелять только когда дичь пройдет мимо нас, таким образом избегая несчастья попасть в загонщика. Мимо галопом понеслись зайцы, многих из них мы упаковали в мешки. Когда мы вышли из укрытия, на снегу были четыре косули, благородный олень, которого я видел только мельком, моя лиса и тридцать семь зайцев.
Я сказал "моя лиса", но по видимому ошибся. Животное, по всем признаком уже убитое, проползло вдоль линии, чтобы умереть на глазах казачьего полковника. Но этот достойнейший человек всадил в лису еще один выстрел и впоследствии утверждал, что это он убил её. Также и благородный олень, чье горло так искусно перерезала пуля казака, как если бы он сделал это ножом, шатаясь, двигался мимо полковника. И этот доблестный офицер выстрелил ему в бедро дробью, испортил мясо и приписал себе еще одну лёгкую добычу.
Правила загона здесь противоречат английским. У нас добытчиком считается тот, кто нанёс первую рану, у русских же тот, кто нанёс последнюю...
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Шилов, Benja70

Phillipps Wolley, Clive 26 мая 2020 21:09 #11

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
37
После еще пары залпов, в результате которых была собрана такая же дичь, мы отправились к саням, чтобы подкрепиться. Меня очень позабавило то, как казакам раздавали водку. Бочонок был водружен на край саней. Лесничий с тремя помощниками выстроил казаков в шеренгу и давал каждому по глотку. Казаки по русскому обычаю опрокидывали рюмки так, чтобы водка проскочила в горло, даже не намочив его стенок.
Выпив свою порцию, они, как я заметил, хладнокровно снова становились в конец очереди и опять получали глоток. Один необычайно высокий парень в белой овчинной шапке, которая была, вероятно, раза в два выше английского "таппера", таким образом получил три порции водки! Но рост выдал его и этому беззаконию был положен конец.
Во время следующих охот порядок не менялся: сначала появлялись волки, затем олени, дикие кошки и лисы, потом - косули и зайцы. Если бы там были кабаны и медведи, они появились бы сразу за волками, но их никто ни разу не видел.
Когда вечером подсчитали добычу, у нас оказались один олень, девять косуль, две дикие кошки (великолепные желтые полосатые кошки, вдвое больше обычного домашнего мышелова), три лисы, два скунса (?), которые очень ценятся за их шкуры, и 175 зайцев.

38

Всё это делилось между примерно двадцатью орудиями, из которых две трети служили только пугалами. Эта охота была хороша и дика сама по себе, но лишена очарования предыдущей ночной вылазки.
Вернувшись в дом лесника, мы отдали зайцев в качестве платы загонщикам, которые тут же обменяли их шкурки на водку в какой-то питейной лавке и приготовили из тушек огромный котёл соуса. При свете костра они поедали эту грубую пищу, веселились до поздней ночи, танцуя дикие, грациозные танцы под звуки барабана и пели национальные песни, в которых меланхолия и депрессия пронзала воинственный характер баллад.
Вся эта сцена достойна карандаша Тернера, но перо не может описать всю прелесть этих диких фигур в рваных овечьих шкурах, горных шапках из многоцветной шерсти, освещённых длинными языками пламени, среди седого леса, отягощенного многомесячным снегом.
Утром, перед тем как покинуть Красный Лес, мы увидели любопытный пример прозорливости волков. Стадо косуль расположилось в лощине посреди одного из участков леса, воображая свою безопасность. Там их обнаружила стая волков и когда мы пришли утром, лесник показал, как они нападают.

39

Через каждые несколько сот ярдов по всей окружности квартала в него входил волк и постепенно приближаясь к центру, хищники окружили стадо и перерезали трёх косуль, которые вероятно, убегая от одного волка, попадали в пасть другого. Мой друг рассказал, что был свидетелем подобного преступления хитрых волков во время движения по почтовой дороге зимой. У обочины кормились корова и теленок, два волка пытались унести телёнка. Один из них резвился перед коровой, катаясь по земле, чтобы отвлечь ее внимание от теленка, который находился под ней. Тут второй волк напал на неё и успешно выполнил свою задачу, как показалось моему другу, проезжающему мимо в тот момент.
У туземцев есть много замечательных историй, которые они могут рассказать о волках. Самой невероятной из них является утверждение, что если у вас есть достаточно присутствия духа, то будучи окруженным стаей, надо присесть на корточки и не двигаться. Окружившие вас волки после некоторого созерцания медленно разойдутся, оставив вас в покое.
Я могу только сказать что человек, у которого было бы достаточно веры, чтобы доказать это, заслуживает жизни для того, чтобы рассказывать эту историю.

40

Весной, когда за волчицей следует отряд её мрачных поклонников, черкесы и казаки больше всего боятся этого зверя. Говорят, в это время они чрезвычайно опасны и если вам не повезёт и вы раните даму, то ничто кроме смерти не спасёт вас от нападений её разъяренной свиты.
Сердечно простившись с нашим хозяином и взяв с собой пару косуль, чтобы засвидетельствовать нашу доблесть на зависть друзьям в Керчи, мы на следующее утро отправились в обратный путь. По дороге я ранил старого волка, крадущегося вокруг каких-то камышовых зарослей на обочине дороги ; но хотя я и последовал за ним далеко в тростник, я так и не поймал его и не мог еще раз хорошенько выстрелить в него из своего ружья.
Через три дня быстрой езды мы вернулись в Керчь, сразу стали там героями дня. Ибо хотя Екатеринодар с его лесом так близок, никто из наших товарищей не знал особенности русской охоты там иначе, чем по слухам.
Комфорт нашего английского консульства был высоко оценен нами по сравнению с холодными комнатами русских почтовых станций на Кавказе. Мы оба согласились, что хотя охота была великолепна, удобный дом, куда можно вернуться, есть благословение, о котором можно мечтать.

(конец 2-й главы)

"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Шилов, южный, ToyFun

Phillipps Wolley, Clive 26 мая 2020 22:14 #12

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Третью главу я пропускаю, там про Крым и Одессу. Перехожу сразу к четвертой

Часть 4

59
Красный Лес и Черноморское побережье

В субботу 7 октября я выехал из Керчи в Екатеринодар, намереваясь провести недельку в старом жилище Красного Леса, заблаговременно написав об этом полковнику Р. Моим багажом были чемодан, ружьё и винтовка, а также пойнтер Калипсо, которого я купил у своего старого товарища по охоте в Керчи. Я намеревался пострелять в Суранском уезде, где говорят есть много медведей, погостить несколько дней во Владикавказе, оттуда переправиться в Тифлис, а из Тифлиса через малоизвестную Муганскую степь на Каспий.

60

Но вряд ли стоит упоминать о моих планах, так как почти все они изменились, и для меня было бы лучше, если бы они изменились абсолютно все.
В Тамани, пока запрягали лошадей, меня любезно принял начальник русской телеграфной станции, от которого я получил много полезной информации. Я могу сказать раз и навсегда, что везде, где бы я ни был, я встречал самое доброе отношение со стороны телеграфных служащих, будь то русские или "индоевропейцы". Я сердечно благодарю их и рекомендую всем, кто последует по моим стопам. Однако звон колокольчика, который будет моей единственной музыкой в течение предстоящей дороги, напоминает мне, что пора допивать кофе, докуривать трубку и отправляться в путь.
Местность вокруг Тамани несколько изменилась со времени моего последнего посещения. Мы привыкли говорить, что там ничего не растёт, но сейчас, когда в городе поселились греки, на местный базар ежедневно присылают лук и садовые культуры, которые выращивают недалеко отсюда.
Однажды мы выехали в степь на открытой телеге, без какого-либо тента и, когда возвращаться было уже невозможно, на землю обрушился безжалостный дождь. Это был добросовестный ливень с крупными каплями, который лил до конца дня. Вот тут и проявилось моё первое упущение при подготовке к экспедиции.

61

Зонтик выглядел бы в данной ситуации нелепо и был бы бесполезен, но традиционный местный "зонтик" - черкесская бурка - должен был стать первым из моих приобретений! Без "бурки" никто и не помышляет путешествовать по этой стране. Это большой кусок войлока, очень лёгкий для своих размеров, действительно водонепроницаемый. Он завязывается вокруг шеи владельца и укрывает его как колокол от плечей и головы до колен.
Бурки отличаются по структуре и качеству, а также по цене. Одни из них белые, другие черные, некоторые такие грубые, как скай-терьер, другие - гладкие как борзая. Лучшие бурки - черные и гладкие - стоят 30-40 рублей (четыре-пять фунтов).
Я думаю, что после кинжала и лошади бурка - самое ценное достояние казака. Я видел крепких парней, которые спали на мокром сене, завернувшись в бурки, прямо под великолепным ноябрьским дождем.
Проехав версту или около того, мой ямщик остановился. Здешние лошади носят хвосты, как дамские шлейфы, до нелепости длинные. Дюжину раз в этой поездке нам приходилось останавливаться, пока кучер выжимал из них грязь и подвязывал наверх в менее симпатичный, но удобный "боб". Без этого лошади не смогли бы преодолевать расстояния вообще.
Что касается меня, то я быстро промок насквозь, а мое лицо напоминало гипсовый слепок с выпученными глазами.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 29 мая 2020 21:46 #13

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Жалко видеть всю эту полезную землю непаханой, а все крестьянство и саму страну такими бедными. Мой друг, русский телеграфист, рассказал мне еще несколько причин, помимо вечного "праздника", вызвавшего недостаток сельскохозяйственных успехов на Кавказе. Само обилие земли есть зло для близорукого русского крестьянина. Здесь, на Кавказе, на каждую "душу" (так в России называют лиц мужского пола) выдаётся 16 необработанных акров бесплатно, причем он может выбрать землю, где ему нравится. В результате "мужик" рассуждает примерно так: "в это месте, где стоит мой дом, кукуруза не будет хорошо расти, в другом месте ей будет лучше. А в третьем месте другой урожай найдет подходящую почву". Итак, исходя из принципа не совершать все мероприятия в одном месте, он берет несколько десятин здесь, несколько за десяток верст отсюда, и еще что-то дальше. Таким образом, он тратит бесконечное количество времени на строительство молотилок на каждой ферме или на транспортировку урожая с одной фермы на другую.
Прибавьте к этому, что воду приходится часто возить издалека, что орудия у него самые грубые, и что его люди, даже если бы они все были работящими в английском смысле этого слова, слишком малочисленны для таких площадей. Вот некоторые причины недостатка того сельскохозяйственного богатства, которым могла бы обладать Россия.

63

Всё это тем жальче, что русский мужик - очень трудолюбивый, бережливый человек и, если не считать склонности к водке и "праздникам", он может творить чудеса. Он может взяться за что угодно, всегда бодр и весел, единственный его порок - пьянство.
Я уверен, что крестьянской семье здесь для комфорта, вместе с пищей и одеждой, достаточно 18-20 рублей на человека. Но имейте ввиду, что русский крестьянин редко ест мясо. Весной - черный хлеб и лук, летом - черный хлеб, лук и "арбуз", зимой - черный хлеб и щи из капусты с сухой рыбой. Лакомства только время от времени. Кроме того, здешнее спиртное бесконечно дешевле, чем у нашего пьющего пиво крестьянства. За пять или три копейки здесь получают почти половину английского стакана отвратительного ржаного спирта, которым все наслаждаются, а некоторые пьют еще вино и нефть, которые, я полагаю, еще дешевле водки.
Владелец нефтяных скважин в Черилеке, мистер Петерс, который к сожалению уже умер, говорил, что его рабочие даже не знают о том, что можно пропустить "стаканчик" нефти.

64

В дополнение к этим вещам одежда мужика так же проста, как его рацион: зимой тога из овчины, шарф вокруг талии и овчинная шапка на голове. Пара высоких сапог, которые стоят дороже, чем остальная одежда, но несравненно лучше по качествам носки. Летом - ситцевая рубашка.
И зимой, и летом можно видеть его жену и детей, разгуливающих в одних и тех же льняных одеяниях. Зимняя одежда, пожалуй, обходится дороже всего, но удивительно, как долго мужик может её носить! Он всегда предпочитает старый костюм новому, пока он еще держится на теле. С таким бережливым крестьянством, несомненно, на такой ценной земле могу быть получены гораздо лучшие результаты.
Я полагаю, что все несчастье России, ее политическое недовольство, ее нигилизм и грязные преступления, причиной которых она была, происходят не из-за самодержавной формы правления, при которой она существует и с которой, несмотря на протесты немногих, большинство русских крепко связано, а из-за крайней нехватки хорошего воспитания среди всех классов и той широко распространенной коррупции в чиновничьем мире, от которой постоянно страдают все, кто соприкасается с ней.

65

Было бы меньше обязательной военной службы, больше религиозной подготовки, больше стимулирования сельского хозяйства, привлечения иностранцев для обустройства огромных просторов Российской Империи, чтобы своим примером они могли научить её собственный народ, как извлекать лучшее из природных богатств. Тогда был бы шанс на процветание России.
В каждом русском мужике есть врожденная любовь к царю, преданность ему, которая делает этот объект непогрешимым в его глазах, и это очень трудно искоренить. Если бы это чувство еще более воспитывалось, а не уничтожалось несправедливостью мелких провинциальных чиновников, которые для крестьянина являются представителями верховной власти, то цареубийство и революция были бы неведомы на русской земле.
Единственная жалоба, которую я когда-либо слышал из уст крестьян в России на Великого Белого Царя, была такая: он слишком далеко, наши голоса не могут долететь до него сквозь толпу негодяев, которые его окружают.
Сегодня мне самому пришлось обедать крестьянской едой, и хотя черный хлеб был сырой, он достаточно утолил голод. Ночь я провел на деревянном диванчике в Темрюке без подушки, что обеспечило мне ранний подъем.
В 5 утра я уже был на базаре и торговался с крестьянками о припасах для путешествия.

66

"Икра" стоила почти два шиллинга за фунт, а свежее масло-десять пенсов. Одна из неприятных черт русского купца состоит в том, что вы всегда должны торговаться с ним за малейшую мелочь. Справедливо будет сказать, что это вина скорее его клиентов чем его самого, ибо в Керчи, где торговцы знали, что англичане не любят торговаться, отпускали нас первыми, вместо того чтобы накручивать цену, которая потом будет постепенно снижаться, чтобы угодить покупателю.
Пока я ждал лошадей на почтовой станции, я случайно наткнулся на следующий отрывок из русской книги о путешествиях некоего Ивана Гончарова и взял на себя смелость перевести его для моих читателей. Рассказывая о своем пребывании в Англии он пишет:
"Я не успел познакомиться с семейными домами и потому видал женщин в церквах, в магазинах, в ложах, в экипажах, в вагонах, на улицах. От этого могу сказать только — и то для того, чтоб избежать предполагаемого упрека, — что они прекрасны, стройны, с удивительным цветом лица, несмотря на то что едят много мяса, пряностей и пьют крепкие вина. Едва ли в другом народе разлито столько красоты в массе, как в Англии. Не судите о красоте англичан и англичанок по этим рыжим господам и госпожам, которые дезертируют из Англии под именем шкиперов, машинистов, учителей и гувернанток, особенно гувернанток: это оборвыши; красивой женщине незачем бежать из Англии: красота — капитал. Ей очень практически сделают верную оценку и найдут надлежащее приспособление. Женщина же урод не имеет никакой цены, если только за ней нет какого-нибудь особенного таланта, который нужен и в Англии. Одно преподавание языка или хождение за ребенком там не важность: остается уехать в Россию. Англичанки большею частью высоки ростом, стройны, но немного горды и спокойны, — по словам многих, даже холодны." (И. Гончаров "Фрегат Паллада")
Таково по-видимому суждение того, кто считал себя знатоком и имел возможность видеть знаменитых черкесских красавиц в собственной стране.
Эти русские почтовые станции становятся все хуже и хуже ; каков может быть предел зла, к которому я приду прежде, чем достигну Каспия, я не смею себе представить. В них нет ничего, кроме деревянного дивана ; ни ковров, ни провизии, ничего! Сегодня мы проезжали мимо казачьей станицы на берегу большого озера, окруженного камышом. Говорят, здесь произошла страшная трагедия во время русско-черкесской войны.

68

Группа черкесов встретилась здесь с казачьим отрядом, который совершенно разгромил их и несчастные туземцы укрылись в камышовых джунглях. Здесь они оставались до ночи, пока на них не напали мириады ядовитых комаров. Тогда черкесы покинули убежище, предпочитая умереть от рук казаков, чем подвергнуться медленной пытке насекомыми. Это всего лишь история, рассказанная моим ямщиком, но зная этих комаров, я не сомневаюсь в ее истинности.
Холод становился всё сильнее, вчера вечером перед почтовой станцией был целый оркестр волков. Через три дня мы остановились в гостинице "Санкт-Петербург" в Екатеринодаре, и если что-то может быть хуже, чем путешествие по России, так это разочарование, которое вы испытываете в так называемом гостиничном номере.
В одном из длинных коридоров конюшенного двора с вечным сквозняком, находилась моя комната - выбеленная могила с железной решеткой. Здесь стоит кровать, деревянный стол, матрас, простыня и грязная подушка. Никаких стиральных принадлежностей, никакого постельного белья, плетёное кресло, разбитая бутылка, наполовину наполненная сомнительной водой и голые доски на полу. Это и есть мой ночлег.
Что касается услуг, то это был грязный мальчик лет двенадцати, слишком маленького роста для его возраста, очевидно, он прислуживал всем в доме. Приготовление пищи, хотя и не первоклассное, является одной из достопримечательностей города. Кто-то говорил, что самый радушный приём можно получить на постоялом дворе, но если бы говоривший когда-нибудь попробовал "русский трактир", то изменил бы свое мнение.

69

Большинство гостей за столом-офицеры, из чего можно было бы сделать вывод, что полковые столовые не в моде в России.
На следующее утро после моего приезда в Екатеринодар я встал рано и вместе с другом, с которым познакомился во время моего первого визита, отправился на ярмарку за город, чтобы купить необходимую мне бурку. Благодаря его стараниям я уже через час был обладателем бурки, овчинной шубы и шапки, купленной примерно за 4 (фунта?). Одетый по-деревенски и свободно говорящий на русском языке, я старался не привлекать внимание туземцев, которые, как мне сказали, будучи по большей части мусульманами, сейчас ожесточенно настроены против англичан, приписывая, как они это делают, несчастья Турецкой империи нашей холодной дружбе, для которой у них, боюсь, есть более жесткое название.
Екатеринодар, должно быть, процветающий город, потому что мне говорили, что семь лет назад здесь было всего пять каменных домов, а теперь их больше тысячи. Старые дома были построены из тростника, обмазанного чем-то вроде цемента. Лихорадка, как мне сказали, тоже идет на убыль, да и должна была идти, потому что еще несколько лет назад на Кавказе не было более страшного очага лихорадки. Но теперь, когда колеи в городе начинают немного походить на улицы (хотя все еще самые грубые), в самых фешенебельных кварталах то тут, то там появляются сотни ярдов неровной мостовой,

70

и благодаря постоянной обрезке и выкорчевыванию деревьев, дома начинают выглядывать из рощ, в то время как энергичное городское правительство прилагает усилия по очистке улиц, что несомненно сломало хребет лихорадке.
Об удивительном богатстве почвы достаточно красноречиво свидетельствует заявление, сделанное мне сегодня одним поселенцем: "Если я не буду очищать свой сад три раза в год от новых побегов, я не смогу пробиться через него в конце двенадцати месяцев."
Именно в его саду я видел сегодня днем самые большие тыквы, какие только бывают, некоторые из них весили больше восьмидесяти фунтов, а он уверял меня, что иногда они достигали 120-130 фунтов. Здешние люди делают из них вещество под названием "каша", на котором они живут и которым кормят свиней.
Торговля в городе шла очень оживленно. Ярмарка и магазины переполнены, а улицы полны всевозможных повозок. Число военных, размещенных здесь, кажется значительным, и казармы представляют собой довольно внушительные сооружения.
Екатеринодар может похвастаться двумя соборами, из которых старый, ныне заброшенный, на мой взгляд, самый лучший. Ночью я снова побывал на ярмарке и застал там очень оживленную сцену. На открытом месте стояло несколько столиков, за которыми немецкие евреи раздавали по глотку водки и других настоек толпам полупьяных казаков.

71

Совсем рядом, через открытую дверь палатки, был виден отблеск огромного костра и чувствовался пикантный запах жареной баранины. Будучи голодным, я вошел в одну из этих открытых дверей, я обнаружил, что нахожусь в калмыцкой закусочной, с двумя или тремя забитыми овцами, висящими вокруг шеста палатки, и большим полуподземным костром в дальнем конце. Здесь несколько свирепых на вид татар жарили на вертеле маленькие кусочки баранины, и, купив два или три таких вертела, с их аппетитной ношей, шипящей на углях, мы попробовали самую лучшую еду, какую я когда-либо ел на Кавказе.
Чтобы запить все это, мы заказали калмыцкий чай, который, по-видимому, был здесь очень кстати. Чай спрессован в огромные плиты, похожие на лепешки, и явно не очень высокого качества. Отрубают от него квадрат, кипятят в котелке, и подают в одной суповой миске с ложками на каждого человека. Правильно добавлять к нему варенье, огромный кусок сливочного масла, а также перец и соль по вкусу, и всё это гораздо больше напоминает суп, чем чай.
Только в три часа пополудни следующего дня (четверг) мне удалось привести в порядок свою "подорожную" и другие вещи. В этот час было уже слишком поздно отправляться в долгий путь к Красному лесу, но я так устал от задержек, что решил в эту ночь уйти как можно дальше и положиться на удачу.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: южный

Phillipps Wolley, Clive 31 мая 2020 21:59 #14

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
72
Мой ямщик, имевший очень смутное представление о цели поездки, был очень меланхоличным человеком и в течение первого часа или двух потчевал меня рассказами о зверствах и убийствах, совершенных в последнее время в Екатеринодаре или близ его. Все эти истории могли бы составить целый номер "Еженедельника Ллойда".
Они говорили о бессилии местной полиции, хотя я и без того не видел более жалкой организации, чем русская полиция. Самых худших и слабых физически людей из армии призывают в полицию. Они носят меч, чтобы защищаться от собак и с яростью на них нападают с этим грозным оружием. Я говорю то, что сам видел. Если у них есть возможность - они скорее помогут ворам, чем помешают. Следующая правдивая история, ставшая известной британскому консулу, может служить иллюстрацией их обычного поведения, когда речь идет о защите личности или собственности :
Некая дама, проживавшая в Крыму, но не уроженка, обнаружила, что у неё странным образом пропадают серебряные вилки. Их было двенадцать, все помечены гербом и монограммой, в конце концов осталась одна. В отчаянии она обыскала комнату одного русского слуги, которого подозревала в нелюбви к себе. Здесь она нашла одиннадцать вилок и, не тронув их, послала за полицией. Полиция обыскала постель слуги и арестовала преступника. Слуга был отправлен в тюрьму вместе с вилками.

73

Время шло, но ничего не было сделано. Наконец дама, потеряв терпение, обратилась в полицию с просьбой узнать, когда вернутся её вилки. Ответом было то, что следствию необходимо получить двенадцатую вилку, чтобы украденные одиннадцать были идентифицированы как её собственность.
В минуту слабости она послала им свою двенадцатую вилку. Набор был восстановлен. Вскоре слугу отпустили, и, несмотря на все ее просьбы, эта несчастная дама больше никогда не увидела своих вилок. Это произошло в Крыму, Кавказ, я полагаю, находится под военным правом, но мне было суждено так близко познакомиться с историями об убийствах и зверствах, совершаемых здесь изо дня в день, что я почти не думал о них.
Тем временем, размышляя и болтая обо всем этом, мы к десяти часам вечера добрались до домика лесника. Снаружи пылал огромный костер, у которого полдюжины угрюмых казаков курили и поджаривали пальцы ног. Внутри здания сигареты уже погасли и главный лесничий погрузился в страну грёз. Казаки сказали, что у него сегодня гости и он меня не ждал.

74

Помня о том, что человек, пробужденный от сна, не всегда находится в сознании и в приятном расположении духа, я решил не тревожить своего хозяина, а вместо этого занял место среди казачьих гвардейцев у костра и, несмотря на их удивленные и насмешливые взгляды, приготовился устроиться по-своему. После некоторой задержки появился чайник. Достав немного чая из своего охотничьего мешка, я вскоре заварил этот пахучий напиток, благодаря которому я значительно завоевал благосклонность своих грубых товарищей.
Ночь была ужасно холодная, и рассказы казаков были мне почти непонятны из-за той "скороговорки" (балачки?), на которой они их рассказывали, так что едва моя трубка погасла, я приготовился ко сну. Одно я должен сказать об этих людях, какими бы неотесанными они ни казались, но когда я несколько минут стоял на коленях перед тем, как лечь спать, все они встали, отошли от костра и почтительно стояли, пока я снова не встал на ноги; и я могу добавить, что везде, где я встречал казаков, я находил такое же внешнее уважение, во всяком случае, к религиозным обрядам, и я твердо убежден, что, хотя они склонны ко многим порокам, у них больше веры и благородных человеческих качеств, чем у большинства их просвещенных соотечественников.
В ту ночь я спал в своей бурке на дрожках, а когда проснулся, бурка, которая накануне была черной, была серебристой от инея, всё мое тело, и даже усы были покрыты инеем.

75

Радостное приветствие лесника и последовавший за ним горячий завтрак были действительно приятными вещами после моего тяжелого ночного отдыха. Гостем, о котором говорили казаки, был некий полковник Х., немец, приехавший издалека, чтобы несколько дней поразвлечься с моим старым другом, и в его честь должны были состояться большие скачки.
Наш первый день, однако, был очень непродуктивным, так как, хотя мы и добрались пешком до нескольких благородных оленей впереди ищеек, мы их не видели. Второй день был так же плох, как и первый, до полудня, когда на обратном пути мы услышали в другом квартале яростный треск, сопровождаемый коротким фырканьем.
Маленькая жилистая фигурка старика Р. напряглась от волнения, а его глаза стали еще более выпуклыми, чем обычно, когда он до боли сжал мою руку. ‘ Кабан ! "(кабан) - это было все, что он, казалось, смог выговорить, и, действительно, я сам был немного менее взволнован. Сделав знак немцу охранять угол квартала, он крадучись двинулся по дороге на звуки, то и дело останавливаясь, чтобы прислушаться, но никогда не отпускал мою несчастную руку. Шум был уже совсем близко, и теперь даже мои нетренированные уши говорили мне, что он был похож на крик свиней в смертельной схватке.

76

Вдруг мой жизнерадостный друг отпустил мою руку и указал на что-то в густом кустарнике. Деревья здесь росли так густо и так тесно переплетались своими ветвями, что лесная тень казалась темной, как летняя ночь, и я ничего не видел. Мой друг дал мне немного времени присмотреться. Прижав ружье к плечу, он, казалось, случайно выстрелил в самую гущу ветвей.
Последовало еще более громкое фырканье, сопровождаемое раздиранием кустов в торопливом бегстве, и наконец я мельком увидел три темные фигуры, прорывающиеся сквозь укрытия. Один из кабанов казался намного больше остальных, и я выстрелил в него. К моему удивлению, так как выстрел был сделан очень поспешно, он дернулся вперед, очевидно сильно ударившись, но тотчас же оправился и пошел дальше.
У меня мелькнула слабая мысль, что я не должен следовать за раненым кабаном в густом укрытии ; но так как мои волосы уже порядком встали дыбом, я пополз и побежал так быстро, как только мог, за своей раненой дичью. Два других орудия были направлены в разные стороны, чтобы отрезать любого из трех кабанов, которые могли бы подойти. Раз или два я на мгновение рассматривал своего зверя, но никогда не был достаточно готов, чтобы стрелять в таком тесном положении.
Тем временем лесник издавал на своем (грёбанном) роге звуки, которые он называл музыкой, и некоторые из его собак, услышав их, вскоре вышли на след дичи. Разгоряченный, задыхающийся и почти в темноте, среди почти непроходимых зарослей, я шел вперед.

77

был смысл отказаться от погони, когда я услышал, как собаки обнаружили что-то недалеко впереди меня. Чтобы подползти к ним на расстояние примерно тридцати ярдов, мне не потребовалось много времени, и тогда, притаившись за стволом огромного дуба, я подождал, пока мои глаза привыкнут к темноте. Постепенно я начал различать собак, нетерпеливо носящихся взад и вперед, а затем под наклонившимся пнем, в самом сердце тени, неясное пятно- очертания их врага. Музыка все это время сводила с ума. Собачий лай не прекращался.
Кабан продолжал то ли рычать, то ли хрюкать, а сквозь все это вдалеке пробивался звук нашего лесничьего рога. Внезапно масса сдвинулась с места, и в воздух взлетела собака животом вверх, и ее вопли добавились к общему диссонансу. Но это движение кабана оказалось для него роковым, так как оно привело его в более открытое положение ; и, ухватившись за эту возможность, я перевернул его своим "экспрессом". Поднявшись, он попытался атаковать, но, хотя я выстрелил снова, я думаю, что это было излишне, так как он был слишком сильно ранен, чтобы добраться до меня ; все же я видел человека, убитого раненым кабаном, и, естественно, предпочел держать его на расстоянии.
Это была первая по-настоящему крупная дичь, которую я убил, и я бросился к нему и злорадствовал над ним со всей самозабвенностью мальчишки. Я уже говорил, что видел человека, убитого кабаном, но мне следовало бы добавить, что это был его труп, а не само событие.

78

Более того, до сегодняшнего утра я никогда не видел дикого кабана, и теперь, когда я созерцал своего поверженного врага, меня охватило странное беспокойство. В невинной морде этой мертвой свиньи было что-то такое затравленное, что на мгновение сердце мое дрогнуло. Но я прогнал эти глупые угрызения совести-вероятно, это была реакция после моего триумфа; и когда я услышал приближающийся звук рога моего друга, я сел на бок вепря и позволил себе победоносное "йу-хуу!".
И вот уже кусты раздвигаются, и Р. разражается радостными возгласами и осыпает меня похвалами. Но, увы! что же это такое? По мере того как мой друг приближается, веселая улыбка медленно тускнеет, голос становится глухим; рог выпадает из его обессиленной хватки, и веселое маленькое личико удлиняется в телескопической манере, поистине ужасной для созерцания. "Это же мой кабан ! - Это были роковые слова, которые сорвались с его губ — " моя собственная домашняя свинья! "
Удар был слишком ужасен, слишком внезапен. В своей гордости я чувствую это. Постепенно в моем уже наполовину проснувшемся сознании созрел такой факт: "дикие кабаны черные, а этот зверь белый." Я проделал несколько тысяч миль, чтобы убить зверя, которого мог бы убить в любом хлеву дома; я воспользовался гостеприимством моего друга и вознаградил его, убив его единственную заветную свинью! Не знаю, как мне удалось его успокоить, но мне это удалось.

79

Что же касается меня, то я так и не оправился окончательно, пока много лет спустя не убил настоящего дикого кабана. Дело в том, что это несчастное животное вырвалось из хлева несколько месяцев назад и отправилось в лес, чтобы насытиться любовью, каштанами и другими приятными вещами. По-видимому, он чересчур оживился с подружками своих чернокожих собратьев и в тот момент, когда мы прибыли, сражался с двумя из них за свои проступки. В темноте его собственный хозяин не узнал его, так что у меня было достаточно оправданий, и даже была хорошая сторона этого несчастья, поскольку мы все очень устали от мяса косули, а этот лесной бекон был благодарной переменой. Тащить его домой с деревом, прикрепленным к его морде, было самой плохой частью этой шутки.
На следующий день я еще не настолько пришел в себя, чтобы попытаться поймать крупную дичь, поэтому мы с немецким полковником посвятили ее охоте на фазанов. Их убежище состоит из густых тростниковых зарослей, сами птицы - из того же первоначального стада, из которого произошли наши английские птицы и никоим образом не отличаются от них по размеру и внешнему виду. Мы убили очень немногих, моя собака оказалась совершенно бесполезной в густых тростниках, вследствие чего я отдал ее при первой же возможности.

"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: serg141-9

Phillipps Wolley, Clive 01 июнь 2020 20:19 #15

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Конечно, я имел полное право ожидать, что пойнтер будет полезен в камышах, но перепёлки уже улетели и я подумал, что лучше будет расстаться с ней. Мне рассказали, что ужасные морозы на Кубани в 1876 году вместе с наводнениями уничтожили большую часть фазанов. Они определённо встречались гораздо реже, чем во время моего первого визита.

80

Ночью, охотясь на дичь, я видел несколько вальдшнепов, порхающих, как летучие мыши, но... оставил их в покое, чтобы не мешать лучшей игре.
Ночь была прекрасна; пушистые белые облака, плывущие сквозь сеть темных ветвей, производили самое очаровательное впечатление. Из всех подражателей птиц, которых я когда-либо встречал, рекомендую сов, их здесь масса. Они то лают, как лисица, то вопят, как младенец. В другой раз вы слышите, как они хрюкают, как свиньи, и бесшумно ползете к этому месту, держа ружье наготове ; и тут совы пронзительно хохочут над вашей ошибкой и неуклюже улетают, чтобы обмануть вас еще раз.
Мой последний день в Красном Лесу прошел в "облаве" (погоне), которая, будучи совершенно неуправляема, не привела ни к чему, кроме дикой кошки и нескольких зайцев. Вечером мы с немецким полковником очень горячо обсуждали "привычки фазанов". Он, по-видимому, подстрелил и обыкновенного, и серебряного фазана в разных частях Азии и твердо утверждал, что фазан никогда не сидит на дереве или кусте, а всегда на земле.

81

Мое утверждение, что у нас фазан обычно гнездится на деревьях и редко - на земле, было высмеяно обоими учеными - и немцем, и лесником. Поскольку оба они были довольно проницательными наблюдателями, то это заставило меня поверить, что насест - это приобретённая привычка наших птиц, а не общая для их диких сородичей.
Возвращаясь домой, мы услышали впереди колокольчики тройки и на мосту догнали ее. Лошади были остановлены и залп русских приветствий, голосом, который мог бы потрясти облака, приветствовал нас, хотя из складок дюжины или более к нам развернулась мрачная, изможденная фигура старого казачьего полковника, примерно 6 футов 3 дюйма в длину.
Старый джентльмен был до некоторой степени громогласен и очень любил целоваться и приставать к своим друзьям. Обняв лесника несколько раз, чуть не вытряхнув мою руку из сустава, и дав кучеру множество указаний, с которым он обращался попеременно то "собачий сын", то "голубок", он достал квартовую бутылку водки и, ласково похлопав ее, понёс в избу лесника, чтобы напоить хозяина и рассказать нам все о себе. Этот ветеран, хотя и очень краснолицый и очень седовласый, был примерно таким же прекрасным казаком, как и все, кого я когда-либо видел, с буйными манерами английского школьника, добавленными к особенностям, свойственным русским.

82

Примерно за десять минут он провел меня через обычный катехизис, которому время и опыт научили меня подчиняться с величайшим спокойствием. А кто был мой отец ? Какая у меня была профессия, был ли я богат ? Женат ? Зачем я пришел сюда, и т. д. ? На все эти вопросы у меня были заготовлены стереотипные ответы. Но когда я наконец ответил, что моя единственная цель-убить крупную дичь, интерес старого джентльмена значительно возрос.
Он тоже был охотником и знал Кавказ лучше всех на свете, потому что всю свою жизнь провел в боях на Кавказе. В эту самую минуту он направлялся в свое поместье, находившееся в трех днях пути от красного леса, на берегу Черного моря, где медведи и кабаны (если верить ему) были так многочисленны, что серьезно затрудняли передвижение. Пойду ли я с ним и посмотрю сам ?
Естественно, будучи англичанином, я представлял себе, что под этим словом мало что подразумевается, но, к моему удивлению, лесничий поддержал его предложение, заверив меня, что если я не соглашусь, то упущу свой шанс, которого, может быть, больше никогда не выпадет. Только наполовину доверяя и не ожидая, что это дойдет до чего-нибудь, я согласился, и, прежде чем я понял, где нахожусь, мои вещи были уложены в тарантас, я сам за ними, и старый казак поверх всего, все сказали прощальные слова, и я снова отправился в Екатеринодар.

83

Дни подготовки, проведенные в Екатеринодаре, не имели в себе ничего достойного упоминания ; я окончательно и навсегда отказался от своего чемодана, так как он был слишком велик, чтобы ехать через горы верхом, и купил себе вместо него несколько черкесских седельных сумок, в которые уложил три фланелевые рубашки и несколько других вещей.
Свое ружье я тоже вынужден был оставить, и поэтому утром в день нашего отъезда весь комплект был сведен к винтовке и маленьким ружьям. Седельные сумки наполовину были заполнены патронами и охотничьими принадлежностями. У нас должен был быть еще один попутчик, необычайно тучный кавалерийский офицер, и если у меня было мало багажа, то этот достойный спутник вполне сгладил этот недостаток. У него было неисчислимое множество подушек, мешков и еды столько, что хватило бы на всю компанию. А что касается бутылок, то я действительно начал думать, что он начинал как торговец вином или водкой.
Всё это, а так же мы втроем, должны были быть погружены на одну четырёхколесную открытую повозку. И когда все пожитки были уложены на неё, а мы взгромоздились сверху, мы представили картину группы, которая не должна была далеко уехать, не развалившись тут же. Старый казак застрял между двумя мешками и таким образом был в полной безопасности, когда как я и мой тучный "плунжер" сидели на каких-то подвижных сумках с хлебами, жестянками с сардинами или чем-то еще, и "весело" проводили время.

84

Наши лошади бодро неслись вперед в пронзительном утреннем воздухе ; дороги были тверды от мороза, и когда тяжелая повозка переваливалась с колеи на колею и скакала от ямы к яме, она все еще оставалась нерушимой. Мы двое ничем так не напоминали друг друга, как пара беспорядочных человеческих воланов. Мы оба возвращались из наших воздушных полетов как раз вовремя, чтобы продолжить тряску в тележке, но за счет каких ногтей и синяков никто, кроме нас самих, не может сказать.
Что же касается "плунжера", то это упражнение подействовало на него, как морской переход, и вскоре он был тяжело болен, и я откровенно признаю, что еще через час мне было бы так же плохо.
Дорога, выходящая из Екатеринодара, проходит через болота и была поднята и построена правительственными инженерами, которые получают регулярную субсидию на ее содержание и ремонт. С этими деньгами они, по-видимому, делают то, что им нравится. Губернатор не слышал о состоянии дороги, или услышав, не вмешивается ; в результате это настолько печально, что пассажиры предпочитают простую колею на обочине инженерной дороге, которая практически отсутствует.
И мне кажется, что это универсальный способ делать все дела здесь. Правительство кажется достаточно либеральным и озабоченным тем, чтобы продвигать интересы населения, более того, на эти цели расходуются значительные суммы денег, но из-за обширности территории, трудности транзита и отсутствия доверия к своим агентам благие намерения правительства слишком часто оказываются неудовлетворенными.

85

Никогда еще я не испытывал такой искренней благодарности, как тогда, когда мы подошли к тому, что было для нас концом этой отвратительной дороги ; и когда в черкесской деревне Энем мы увидели наших лошадей, ожидающих нас, я был почти рад тем орудиям пытки, которые казаки называют седлами.
"Аул" (деревня) был огорожен плетеными стенами, и казалось, что это оживленное, процветающее маленькое местечко, но, насколько я мог видеть, оно содержало в себе много прелестных женщин, о которых говорится в "Lalla Rookh" и других поэмах. И может быть мне будет позволено здесь сказать что ни в Тифлисе, ни в Дагестане, ни где-либо еще на Кавказе я не видел ни одного лица, достаточно красивого для того, чтобы привлечь к себе второй взгляд в Лондоне. Я так много слышал о грузинской красоте, что, как и зубры, это была одна из тех вещей, которые я искал, и, как и зубров, я никогда не находил ее.
Я привез с собой несколько фотографий кавказских лиц, купленные у разных фотографов,которые, как мне кажется, всегда выбирали самых красивых людей, каких только могли найти, но даже при этом они отнюдь не были поразительно красивы.

86

А мужчины, если хотите, великолепны и так же красивы, как хорошо сложены ; но для женщин даже те, у кого хорошие черты лица, настолько лишены всякого выражения, настолько чрезвычайно животны по своей внешности, что почти оправдывают вывод турок, что они обладают только физическими свойствами и столь же бездушны, сколь и безвкусны. Более того, большинство из них настолько похожи друг на друга, что вероятно, даже преданные мужья не всегда могут различить их.
Кстати, "черкес" и "казак" часто употребляются у русских как термины упрека, равнозначные разбойнику и лихачу соответственно, и ни один черкес никогда не называет себя Черкесом.
Здесь, в Энеме, я впервые познакомился с идеями моих спутников о путешествиях. Мы пробыли в дороге, наверное, часа два и позавтракали так горячо, как только могут позавтракать мужчины, но здесь мы были обречены на повторение этого процесса. И чтобы избежать дальнейших упоминаний об этом, я могу сказать, что наш огромный запас припасов был отнюдь не лишним.
Каждые два часа в течение этих трех дней мы получали по кормёжке, в то время как в промежутках "плунжер" перекусывал и перекусывал, казак не только перекусывал и курил постоянно. Если этим ребятам требуется столько же продовольствия для походов, сколько и для путешествий, то их, должно быть, трудно обеспечить.

В Энеме мы забирались в наши татарские или казачьи седла, в которых ты сидишь как бы в узкой глубокой долине между двумя вершинами, а твои ноги упираются во что-то вроде пары огненных головешек, углами которых ты тыкаешь в ребра своего Росинанта, если он устал или вял. Здесь также английский всадник сталкивается с новизной в темпе своего коня, который был научен идти в некотором роде иноходью, называемой "иноход", при которой животное движется со скоростью около двенадцати миль в час с очень малой усталостью для всадника.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 01 июнь 2020 23:10 #16

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Очень немногие лошади бегут правильно, и если вы пытаетесь перейти на рысь, как это делают люди в Англии, вы встречаете так много подшучиваний, что склонны желать, чтобы они этого не делали. Лошади по большей части маленькие и обладают удивительной выносливостью, но есть одна порода лошадей на Кавказе, которая выглядит так, как будто воплотила в себе лучшие качества, я имею в виду кабардинцев. Они крупнее, тоньше и быстрее всех других животных, которых я когда-либо видел в России, и их цена пропорционально выше. Хороший "кабардинец" стоит от 200 до 600 рублей.
По мере того как мы удалялись от Энема, местность становилась все более холмистой и лесистой, и на каждом повороте мы встречали прелестный маленький ручеек Пскекупс. Как часто мы пересекали этот ручей перед тем, как выйти в море, я боялся бы догадаться, но мне казалось, что мы почти так же часто бывали в воде, как и вне ее, и именно этот маленький ручей, когда разливался, перекрывал дорогу к Черному морю почти на полгода.

88

Мы остановились на ночлег у каких-то минеральных источников примерно в сорока верстах от Энема, прекрасно расположенных на берегу Псекупса, со всех сторон окруженных высокими, густо обросшими лесом холмами. Большинство деревьев - молодые дубы, которые теперь были прекрасны в своих красновато-коричневых одеждах. Но есть, кроме того, дикие груши и яблони, и повсюду густой подлесок орешника.
На минеральных источниках находится русский военный госпиталь, и дежурный врач был нашим хозяином на ночь. Больница рассчитана примерно на 300 человек, и считалось, что со временем это место станет модным местом купания для всего Кавказа.
Однако до сих пор всё это находится в распоряжении военных. Здесь есть несколько хороших домов, и правительство строит бани над источниками. Сами источники состоят из горячей воды, сильно пропитанной серой, которая спускается с холмов и имеет температуру 42 градуса. Я видел немного воды, которая была холоднее, тусклого голубовато-серого цвета, и воняла ужасно. Эти ванны, как полагают, излечивают ревматические болезни, и мой друг казак сделал вид, что получил от них большое облегчение.
Но нет, он был так полон энтузиазма, что после того, как принял ванны внутренне и внешне, он настаивал, чтобы я сделал то же самое. Будучи крайне нуждающимся в ванне, я подчинился его капризу в том, что касалось внешнего применения, и был пропарен. При этом я чувствовал себя гораздо хуже, когда я вышел, чем когда вошел.

89

Воды родников проходят через белый камень, который, хотя и чрезвычайно твердый на поверхности, измельчается на ощупь, когда внешний слой повреждается. Я сам не разбираюсь в геологии, но меня заверили, что это был кварц очень высокого качества, прекрасно приспособленный для изготовления стекла. Если это так, то стекольный завод здесь был бы, по-видимому, чрезвычайно выгодным предприятием, с таким количеством древесины и воды непосредственно под рукой, и ни одного конкурирующего завода ближе Москвы, тем более что стекло на Кавказе - очень дорогой товар, плохие стеклянные бутылки стоят от десяти до пятнадцати копеек.
Вечером и утром мы видели худшую сторону расположения деревни у родников, потому что густой белый туман поднимался из долины высоко на холмы, полностью скрывая их из виду, в то время как роса лежала на траве, как дождь после очень сильной грозы.
Мы рано покинули родники и дрожали в седлах, пробираясь сквозь клубящийся туман, хотя уже через несколько часов наступила гнетущая жара.
Сегодня я заметил на обочине большое количество омелы и с тех пор заметил, что ее обилие не ограничивается только этой частью Кавказа. На обочине порхали насекомые-желтушки, мутно-желтые, красные адмиралы, раскрашенные дамы и несколько разновидностей белых бабочек. Я также заметил несколько больших бледно-желтых бабочек, которые, возможно, и были обыкновенной серой, но я думаю, что это не так.
Мы проезжали через одну или две деревни, населенные "пластунами" (поселенцы), которые, несмотря на богатство почвы, оказались в самой крайней нищете. На каждом лице лихорадка наложила свою желтую печать, и все женщины старше сорока были достаточно отвратительны, чтобы напугать ведьм Макбета.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: ToyFun, serg141-9

Phillipps Wolley, Clive 02 июнь 2020 08:04 #17

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
90

Воистину, Кавказ должен быть страной лотофагов ("пожирателей лотоса", так называют людей, которые проводят свое время, предаваясь удовольствиям и роскоши, а не занимаясь практическими делами), но какими жалкими существами являются эти лотофаги! Повсюду вокруг них такая красота, о какой мечтал Теннисон ; горы, одетые в золото и пурпур, с журчащим морем у подножия; богатство, которое можно было бы получить, взяв его из пышной почвы ; и все же здесь крестьянин курит и проводит свою жизнь в праздности, работая ровно столько, чтобы поддерживать тело и душу в одной упаковке, чтобы обеспечить себе урожай полусорняка, на потребление которого он тратит жизнь и энергию, а также деньги и возможности, которые могли бы давать гораздо больше.
Каждая деревня, где жили русские, казалась мне еще беднее прежних, и я с облегчением увидел, как их мало и как далеко отстоят друг от друга. Черкесы, сделавшие сад по крайней мере из некоторых частей своего родного дома, могли бы чувствовать себя отомщенными, созерцая полное поражение расы, которая вытеснила их.

91

Но для нас этот день был не праздным днем, а скорее днем большого труда. Дорога становилась все более крутой и неровной, и маленькая повозка с багажом, которую мы пытались отправить с нашими людьми, была разбита и не подлежала ремонту. Водитель, который лежал наверху багажа и, вероятно, спал, сильно упал и получил довольно серьезную травму. Тренога моего фотографического аппарата была сломана, а приклад винтовки коротко отломился от рукоятки.
Одеколон "плунжера", без которой этот герой считал невозможным путешествовать, также был потерян в общей катастрофе, и для него, бедняги, наступили плохие времена в течение всего дня, после того как он слишком много поел и слишком сильно трясся.
Для кавалерийского офицера было несколько недостойно, поднимаясь по крутому оврагу, соскальзывать с коня, а для человека его веса это было так же мучительно, как и смешно. Но смех не заставил себя долго ждать, чтобы представить меня таким же беспомощным, как он, ибо более нелепое зрелище, чем его галантный спутник, катящийся позади, было бы трудно себе представить.
Ночь была, если уж на то пошло, хуже дня, ибо мой старый друг казак, испытывая сильную боль из-за старой раны около позвоночника, решил вылечить ее крепким питьем ; результат был таков, что он стал беспомощно пьян, а "плунжер" только раздражал его.

92

В таком состоянии проявилась натура этого человека, и он забавлялся тем, что дразнил меня, чужестранца и своего гостя, для развлечения слуг. Наконец его наглость стала настолько невыносимой, что, рискуя всеми возможными последствиями, я схватил его за шиворот и встряхнул так, как он не трясся даже во время бурной езды последних нескольких дней. Это было, конечно, крайне неприятно для меня, но мой хозяин был слишком пьян, чтобы понимать, а есть некоторые вещи, против которых человек не может устоять.
На следующее утро, проведя всю ночь без сна в осадном положении и не зная, что могут сделать со мной слуги моего бывшего друга, я решил продолжить жалкую поездку в своем собственном обществе в Туапсе, маленький портовый городок, который должен был стать концом нашего путешествия.
"Плунжер" даже не окликнул меня, как я думал, но добрый старый казак вел себя как джентльмен, и хотя мы, конечно, были рады проститься друг с другом в Туапсе, мы расстались добрыми друзьями, и все было хорошо. Я думаю, что он снял с меня всю вину в этом деле.

конец 4 главы

Редкий случай: мы видим здесь описание старой дороги вдоль Псекупса через Елизаветпольский перевал. "Деревни с пластунами", которые посетил Клайв, видимо - Афапостик и Елизаветпольская.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 02 июнь 2020 08:07 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.

Phillipps Wolley, Clive 02 июнь 2020 09:56 #18

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
глава 5
Дача Геймана

В Туапсе есть английская (индоевропейская) телеграфная станция, так что, хотя я и был неожиданно снова брошен на собственные средства, мне было гораздо лучше, чем могло бы быть в противном случае. Англичане оказали мне радушный прием и были очень добры ко мне. Туапсе, как мне сообщили, построен на кладбище, где похоронены многочисленные жертвы русско-черкесской войны.
В 1864 году, после окончательного покорения Кавказа, около 200 000 Черкесов покинули Кавказ и отправились в Трапезунд по настоянию своих завоевателей. По большей части их перевозили на небольших турецких судах, где они были так страшно стеснены, голодали и подвергались опасности, что не более половины из них добирались до места назначения, а остальные умирали по дороге.
Из них очень большая часть погибла близ Туапсе, и там их вывезли на берег и похоронили или оставили на земле, в зависимости от средств их друзей. Их могилы все еще отмечены небольшими курганами и неровностями в земле по всему этому месту.
В своем жалком путешествии они продали все, что у них было, в Керчи и на Кавказе я часто слышал о девушках, продающихся за несколько рублей, и о ценных кинжалах (последнее, с чем расстается черкес) примерно за то же самое. Теперь Туапсе - это отвратительно убогая дыра, с двумя телеграфными станциями и губернаторским домом.
Сюда заходят пароходы из Одессы и Поти, если погода хорошая, раз в неделю, но если шторм, то они не могут заходить, как я впоследствии убедился на собственном опыте. Почему существует Туапсе, а тем более почему у него есть губернатор, я никогда не мог понять.
Именно тогда, с чувством облегчения, 21 октября я оставил позади Туапсе и повернул свою лошадь на юг вдоль берега Черного моря. Мне удалось нанять двух русских крестьян, Ивана и Ефима, чтобы они проводили меня к каким-то счастливым охотничьим угодьям, о которых они знали, примерно в пятидесяти верстах от Туапсе.
Взяв трех лошадей, мы погрузили на них столько провизии, сколько они могли унести, а затем сами взобрались наверх. Это была трудная работа, так приспособить себя и багаж, чтобы удержатся на валунах.

95

Держать равновесие, конечно, было очень сложно. Дорога лежала между подножием холмов и морем, и так как они находились в тесном соседстве, то вашей лошади приходится то переходить вброд, то ползти от валуна к валуну, причем в таких местах, где даже коза должна была бы двигаться с осторожностью.
Это продолжалось пятнадцать верст, и этого расстояния надо было в бурную погоду избегать, а его заменял длинный окружной путь в горах. Покинув эти каменистые места, дорога сворачивает в холмы, и здесь око действительно пирует! Всю дорогу от Екатеринодара пейзаж был прекрасен, но здесь он просто превосходный. Ряд за рядом тянулись холмы, насколько хватало глаз, один за другим, и каждый хребет был выше предыдущего, пока вдали не показался блеск снежных вершин на фоне неба. Осенняя листва горела нескончаемой славой завершению жизни. Особенно бросался в глаза один кустарник - низкорослый, с длинным овальным листом, который теперь был самого яркого оттенка красного. Этот кустарник рос в огромном количестве и его заросли на небольшом расстоянии производили впечатление огромных клумб алой герани.

96

Но ехать в холмах было не легче, чем по берегу моря, и после того, как мы сделали несколько из 29 верст, наши лошади страшно устали, и мы тоже. Сразу после полудня, пока мои спутники еще задерживались, я поехал потихоньку вперед. Примерно через полчаса они догнали меня, выглядя очень довольными, причем сами были очень пьяные. Они обнаружили большую бутылку, вмещавшую около трех пинт водки, которую я захватил с собой, чтобы использовать в течение следующих двух недель. Они улучили момент и, когда я повернулся спиной, прикончили её.
Бесполезно было устраивать из-за этого скандал ; ведь я был в их руках и твердо решил потерпеть их, по крайней мере, до тех пор, пока я не выясню, где можно найти дичь, после чего я смогу решить, оставить их себе или попробовать в одиночку. Тем временем они допили свой грог, и так как я не собирался отказываться от своего, то они будут наказаны следующим образом: воздержание на некоторое время вперед.
Казачья станция на Кавказе - это примерно такое же странное место для ночевки, какое можно себе представить. Десять или дюжина рядовых, с манерами обезьян в зоопарке, все спят в одной комнате с вами и их офицером, юнцом, как правило, немногим более образованным, чем они сами. Такова ваша компания. Ваш диван - верхняя часть "печки",(печь), если вы любите жару и грязь и склонны платить за койку; если нет, то столько места, сколько вы можете получить на полу с казачьими сапогами у вашей головы и казачьими головами у ваших ног.

97

На ужин нам досталась рыба, которую они называли "головин", пойманную одним из солдат. Я подумал, что достаточно устал, чтобы с радостью лечь спать даже здесь, но еще больше мы были рады снова выйти отсюда в четыре часа утра.
По дороге мы наткнулись на следы медведей; во-первых, в лице греческого поселенца, которого мы встретили, у него нос и рот, по-видимому, были недовольны своим первоначальным положением и изменили его в соответствии с собственной фантазией. Проведя расследование, мы выяснили, что два года назад грек выгонял медведей из своего сада, когда один из них напал на него и, ударив по голове, почти снес ему лицо, оставив его все еще живым в таком состоянии. Его нашли, и лицо поправили как можно лучше, но весь его облик был ужасно искажен.
Еще через милю-другую мы наткнулись на свежие следы обычного семейства медведей, которые, пока мы спали на казачьей станции, спускались с высокогорья в поисках отбившихся домашних животных.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: южный, ToyFun, Фэнэс

Phillipps Wolley, Clive 04 июнь 2020 06:54 #19

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Полдень застал нас в нашем лагере - разрушенной даче или вилле, принадлежавшей некогда генералу Гейману, в поместье, подаренном ему, как я полагаю, в награду за его успехи в борьбе с аборигенами. Но дом так и не был достроен, а земля выглядела запущенной. Там, где некогда у черкесов были великолепные сады, теперь ничего не осталось.

98

Перед нами была вилла с безоконными рамами, внутри ветвились деревья, лианы и кусты ежевики. Из самого очага, потревоженный нашим вторжением, торопливо убежал вальдшнеп. Это место, очевидно, до наших дней использовалось погонщиками в качестве места для лагеря, потому что повсюду на берегу и на лужайке белели черепа крупного рогатого скота, в то время как остатки костров были многочисленны, хотя не было ни одного из недавних.
Все это предупреждало нас быть осторожными, так что первым нашим шагом после того, как мы вывели наших лошадей, было спрятать все запасы провизии в яму под полом и уничтожить, насколько это возможно, все следы нашего присутствия.
Сделав это, мы повернули к зеленому лесу, идти было недалеко. Две дюжины шагов, нам пришлось почти срезать путь через густой подлесок. Через некоторое время мы пробились к более открытому лесу и здесь расстались. Не прошло и двадцати минут, как раздался выстрел и пронзительный визг. Что-то с грохотом рухнуло с холма мимо меня и с грохотом унеслось в тишине вниз по глубокому, поросшему деревьями ущелью. Через несколько минут я прибыл на место действия и обнаружил Ивана и его беспородного пойнтера, злорадствующих над самкой кабана, которую он убил. Разделав тушу, мы подняли её на верхушку обломанного дуба, и там, насаженная на кол, она показалась нам страшной, а шакалам, которые вскоре прибыли, - несомненно, очень соблазнительной. Однако мы оставили их на произвол судьбы и, уверенные в том, что на ужин у них будут свиные отбивные, продолжили охоту.

99

Дважды я слышал, как рядом со мной бродили свиньи, и оба моих человека снова видели дичь во второй половине дня ; но укрытие было так густо, что никто из нас больше не стрелял и, что еще хуже, все заблудились. Солнце, которое было нашим проводником, в одно мгновение зашло, и мы остались в темноте без компаса, по которому можно было бы ориентироваться. В течение двух с половиной часов я пробирался сквозь джунгли, которые разрывали меня на куски и свергали вниз на несколько саженей.
Я вылез из оврага на белый склон утеса с ружьем в руке и наконец, измученный и истекающий кровью, наткнулся на Ивана, отдыхающего под деревом со своей свиньей наверху, наблюдающей за ним.
Спустив свинью вниз и найдя Ефима, мы двинулись в обратный путь ; но, хотя путь был сравнительно легким при дневном свете, без свиньи, которую нужно было тащить с собой, мы потеряли его примерно через пять минут. Еще через десять минут мы окончательно заблудились и, осознав этот факт, приготовились встречать ночь. К счастью, у нас лежали два коробка спичек, снабженные которыми Ефим время от времени давал нам проблеск света, Иван со своим кинжалом продирался сквозь спутанные лианы, а я устало брел сзади со свиньёй на буксире.

100

Два часа такого рода занятий, добавленные к вчерашней работе, были для меня невыносимы ; так что мы сели, развели костер и при его свете разрезали тушу свиньи продольно. Ждать восхода луны было бесполезно, так как она находилась в своей последней четверти; так что Ефим взвалил на плечи одну половину, а я-другую, мы снова двинулись вперед, чтобы около полуночи добраться наконец до развалин. Мы были смертельно уставшие и голодные, не говоря уже о том, что пропитались кровью свиньи. Меня все время терзали шипы этого отвратительного ползучего растения - волчьего зуба.- А потом, после одного долгого глотка виски, я лег и заснул там же, где и был, слишком усталый, чтобы ждать отбивных, которые лежали рядом со мной.
Да и мои люди устали не меньше, потому что когда я проснулся на рассвете, дрожа от холода, один из них спал, почти не притронувшись к своему вертелу с жареной свининой. От этого я быстро избавил его и, собрав вместе угольки костра, который они развели под полом накануне вечером, снова подогрел кебаб и позавтракал, возможно, не слишком обильно, но с аппетитом, который компенсировал любые недостатки в приготовлении пищи.
Пока мои спутники спали, я спустился к морю, чтобы искупаться и посмотреть на окрестности

101

Глядя с моря, нельзя было увидеть ничего, кроме бесконечных холмов, которые постепенно превращались в горы, удаляясь все дальше и дальше от берега. Повсюду они были покрыты лесом, большую часть которого составляли испанские каштаны. Кроме одинокого орла, нескольких морских свиней, катающихся по берегу, и одного из моих людей, спускающегося сейчас за дровами, нигде не было видно никаких признаков жизни.
Я помог разжечь костер и заварить чай, и послал Ефима искать лошадей, которых нигде не было видно, а мы с Иваном тем временем взяли ружья и пошли в другую часть леса. Мы прошли совсем немного, когда собака вдруг сорвалась с места и, очевидно, погнала что-то через кусты в нашу сторону.
Иван побежал в одну сторону, я -в другую, чтобы отрезать добыче путь. Стоя за большим деревом у подножия холма, покрытого зарослями рододендрона, я услышал шорох, доносившийся из укрытия, как будто какое-то маленькое животное тихо пробиралось сквозь него.
Я был уверен, что наш зверь ушел, но всё еще напряженно прислушивался к другому звуку, который был мне уже знаком. Посмотрев туда, откуда он доносился, я был поражен, увидев трёх великолепных взрослых кабанов, спускавшихся гуськом прямо в мою сторону.

102

Кошачья бесшумность, с которой большие животные могут передвигаться в густом укрытии, более удивительна, чем громадный шум, производимый маленькими.
Я выбрал ведущего хряка , выстрелил, и они с шумом исчезли. Как я мог упустить их, не знаю, но я, по-видимому, дрогнул, тем более в течение всего этого дня мне было труднее, чем когда-либо, тихо не матюкаться, когда длинная петля "волчьего зуба" ловила меня под носом или ореховая ветвь пружинила и резала мне ухо.
Позже, после полудня, когда мы все шли шеренгой, имея между собой примерно сотню ярдов, я мельком увидел Ивана, который украдкой вскарабкался на старый пень и с возвышенности тщательно целился, как мне показалось, минут пять, во что-то почти под ногами. Затем последовал щелчок, означающий осечку, и грохот среди кустов рододендрона, как будто большой бурый медведь несся прочь в недостойном бегстве. Через несколько минут, когда Иван со множеством проклятий спускался с пня, его "счастливое ружье" выстрелило, к счастью никого не повредив.
За исключением нескольких диких кабанов, которых видел Ефим, это была последняя дичь, которую мы видели в течение дня, хотя нам попадались характерные тропы, проложенные медведями и свиньями, и один участок в несколько акров, который из-за сломанных фруктовых деревьев и вытоптанной земли казался местом обитания медведей.

103

Количество плодов, встречающихся в этих черкесских лесах, в какой - то мере компенсирует присутствие "волчьего зуба" и других колючих ползучих растений. Крупные яблоки, грецкие орехи, виноград, фурмар (съедобная ягода, для которой я не знаю другого названия), мушмула, ежевика, черника и разновидность алой сливы встречаются часто, и где бы они ни созревали, деревья разбиваются в щепки медведями.
Вы получаете некоторое представление о силе медведя, когда видите огромные ветви, которые он сломал в своей жажде плодов. Сегодня ночью вокруг нас кричали шакалы, но хитрые маленькие зверьки никогда не давали мне возможности выстрелить.
Утром Ефим разбудил нас с приятным известием, что наши лошади украдены. По побережью проехали какие-то всадники, пока мы стреляли накануне, подозрение сразу же пало на эту партию. Конечно, после этого известия охота для нас сегодня прекратилась, потому что, пока Иван и Ефим рыскали по лесу в поисках наших пропавших коней , мне пришлось сидеть дома и наблюдать. С наступлением ночи лучшей новостью, которую они могли мне сообщить, было то, что казаки на станции, где мы спали по дороге сюда, потеряли одновременно шесть своих лошадей.

104

В течение дня у меня было достаточно времени, чтобы изучить жизнь насекомых вокруг нашего лагеря, и среди бабочек я заметил трёх бабочек воловий глаз, множество очень больших крушинниц, фритиллярий и древесного аргуса, в то время как среди мотыльков я узнал гамму и колибри-бражника.
Когда мы спустились на берег, чтобы искупаться, огромные косяки чего-то похожего на окуня играли совсем близко от берега, но, увы, у нас не было никаких средств заполучить их, хотя они были бы благородным дополнением к нашей плохо упакованной кладовой.
Вчера вечером, когда я писал свой дневник, мои ноги свисали со стропил, а рядом горел большой костер, у которого лежали мои спутники, свернувшись калачиком в своих бурках, ветер, стонущий в провалах стены, доносил нечто среднее между детским плачем и волчьим воем. Этот странный звук так отличался от криков шакалов, что сразу же привлек мое внимание.
Иван и Ефим одновременно вскочили на ноги и с возбужденными лицами прошептали "Барс!" (Пантера). За нашими спинами был разрушенный дверной проем, через который протягивали свои руки лесные деревья; впереди было огромное пустое оконное пространство с зарослями шиповника, наполовину закрывавшими его, и прямо под ним, казалось, раздавался этот звук.
На какое-то мгновение мне показалось, что у всех нас было одно и то же чувство, что следующим событием будет вход в наше укрытие через дверь или окно. Однако это сразу же прошло, и, схватив винтовку, я подкрался к окну, чтобы попытаться разглядеть зверя в темноте.

105

Но снаружи все было в лабиринте теней и бликов лунного света ; и хотя я не знал, что делать дальше, вышел наружу и осторожно обошел вокруг нашего лагеря, однако так и не смог поймать взглядом барса.
Сегодня вечером, проведя ленивый день в лагере, я ни в коем случае не спешил свернуться калачиком в наименее продуваемом сквозняком углу, так что, взяв ружье, и соорудив для него ночной прицел, я отправился на берег, чтобы дождаться нашего вчерашнего гостя, если он повторит свой визит.
Холмы близ Геймановой дачи спускаются почти до самой линии прилива, так что, сидя в укрытии под какой-нибудь кочкой, я мог видеть лес совсем близко за своей спиной; так близко, что можно было предположить возможность внезапного прыжка из кустов к моему укрытию, если бы какой-нибудь зверь осмелился попытаться это сделать.
Передо мной лежало самое большее ярдов сорок пляжа, а за ним-совершенно спокойное и безмолвное море. Далеко наверху, в одной из долин за моей спиной, два волка отвечали друг другу, а вдали, в сторону Туапсе, я слышал, как шакалы дрались из-за какой-то найденной ими падали.
Но долгое время ничего не происходило, только время от времени в лесу за моей спиной раздавался шорох, заставлявший меня вздрагивать и наводить ружье в темноту. Я уже почти решился бросить свой пост и вернуться к развалинам, когда на фоне неба показалась фигура, похожая на серый призрак какой-то большой собаки.

106

Было слишком темно, чтобы разглядеть даже ствол моей винтовки, но, прицелившись как можно лучше, я выстрелил. Фигура выскочила вперед и быстро побежала вдоль берега от меня ; поэтому, опустив винтовку низко и далеко вперед, я выстрелил снова. А потом зверь исчез.
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Шилов, южный, ToyFun

Phillipps Wolley, Clive 04 июнь 2020 06:56 #20

  • Марта
  • Марта аватар
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 4338
  • Спасибо получено: 1803
  • Репутация: 171
Дача Геймана, как многие уже догадались, это руины в Чемитоквадже. Сочинцы любят утверждать, что это древняя крепость Багу (Годлик). Но я давно подозреваю, что хоть там и были найдены какие-то древности, сами стены гораздо более позднего происхождения.

У нас есть небольшой рассказ об этом месте: Годлик
"Факты не должны мешать нам двигаться вперёд"
Последнее редактирование: 04 июнь 2020 07:02 от Марта.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Taiga
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3