Они убиты под Ржевом

Они убиты под Ржевом 30 март 2014 14:01 #1

  • LeshaK
  • LeshaK аватар
  • на форуме
  • Администратор
  • Сообщений: 7664
  • Спасибо получено: 3636
  • Репутация: 188
Публикую небольшое письмо-очерк Евгения Быстрова, жителя Краснодарского края. Конечно, вопрос поставлен не однозначно. Скорбная это тема.

Немцы 3 марта сами оставили город...
3 марта 1943 года Красная Армия без единого выстрела вошла в город воинской скорби.
Почему город носит звание, не соответствующее историческим фактам?
Еще в 1965-м появились первые города-герои. В постсоветской России статус городов, проявивших себя на поле брани выдающимся образом, несколько снизился.
Правительство направо-налево раздает высокие звания попрыгунчикам на ТВ, награждает гаишника высшей наградой только за то, что он всего-навсего подошел (!) к обретшему себя на гибель придурку-смертнику. Гонит за полторы тысячи км за одним-единственным раненым там же на посту ДПС гигантский Ил-76, способный доставлять за 4 тысячи километров 50 тонн груза. Присвоили Хабаровску (!?) звание «город воинской славы». Совсем сбрендили? Так все большие и малые города, вне зависимости от расположения, будут в героях. В одном телогрейки для фронта шили, в другом валенки валяли. «Все для фронта, все для победы»?
Теперь о Ржеве. Тоже «город воинской славы»? В чем же она, слава? «Я убит подо Ржевом в безымянном болоте, в пятой роте …» Там, среди гор трупов, среди смрада сгоревшей техники был великий русский поэт Александр Твардовский и написал то скорбное стихотворение. Сталин, отогнав немца от столицы, возомнил, что теперь-то путь на Берлин открыт. Осталось «всего ничего» - взять Ржев, Вязьму, а там хоть ставь танки БТ-7 на колеса и – вперед! Не получилось. Ценой огромной.
Там (в местах боев, вестимо) был, мальчишкой, только что переехавший с семьей с севера Калининской области, где не было захватчиков, и я. В апреле 1967-го, сразу, как стаял снег, и подсохла земля, с одноклассниками Серегой Некрасовым и Виталей Фроловым пошли, как тогда называлось, за патронами.
Сейчас 3 марта, ничуть не сомневаюсь, помпезно отметят 70-летие со дня освобождения Ржева и окончания длившейся с 14 октября 1941 года невиданного за всю историю войн истребления войск регулярной Красной Армии и гражданского населения. По самым «скромным» данным из различных источников здесь погибло около полутора миллионов (!) красноармейцев, по официальным данным из 50 тысяч человек населения 3 марта 43-го осталось …362 человека. (Ошибся – никак не отметили. Замолчали. – прим. авт.)
Не буду более вдаваться в историю Великой Отечественной, напомню только тем, кто не знает: наша армия городок на Верхней Волге вовсе не защищала, по свидетельству очевидцев (читал мемуары отнюдь не маршалов) буквально бежала в сторону городка Старица и далее к Калинину, оставив население на погибель.
Не освобождала Ржев Красная Армия – немцы под угрозой окружения сами ушли. А перед тем были три Ржевско-Вяземские позорные т.н. «наступательные операции», где и сложили свои головы многие сотни тысяч наших бойцов.
… Теплый апрельский день. Мы, пятиклассники, взяв с собой немецкие тесаки, а такие штык-ножи в нашем маленьком городке Зубцов в 16 км от Ржева были, наверное, в каждой семье, пошли вдоль железной дороги Москва-Рига в сторону, естественно, Ржева. Кстати, 7-тысячный Зубцов, находящийся в 202 км от Москвы освободили 23 августа 1942 года. 16 же километров красноармейцы гибли на каждом квадратном метре более полугода.
Вот они, хорошо сохранившиеся воронки от авиабомб. Вот – огромный валун, из-под него высовывается … неужто снаряд? Точно. Втроем с трудом выдергиваем, как сейчас понимаю, боеприпас от 76-миллиметровой пушки.
Нас, пацанов, более всего интересовали даже не патроны, а – порох. Еще делали так называемые «запОнки», вынув пулю и сплющив гильзу, проделывали в ней гвоздем дырочку, совали туда спичку. Гильза летела неизвестно куда. Немало мальчишек было со шрамами на лице, даже без глаза.
Здесь, за Зубцовом, целое богатство – снаряд. Тяжелый, килограммов 8-9. Поднял я его с трудом над головой – тресь о валун! Серега с Виталей, как более опытные, посоветовали мне не трогать опасную штуку. А я, дурной, надеялся: швырну, а сам успею спрятаться за валун, где уже сидели одноклассники. Повезло, что снаряд оказался, по-видимому, бронебойным, а не фугасным. Броска с десятого болванка вылетела, и мы набрали полные карманы похожих на карамельки порошинок.
Но то казалось романтикой. В тот год «за патронами» я почему-то не ходил. Но слышал рассказы, как на берегу впадающей в Волгу речки Вазуза разметало в клочья четверых пацанов, положивших в костер противотанковую мину, чтобы выплавить тол. Костер прогорел, они подошли. Куски мальчишеского мяса находили в ста метрах на другом берегу. Тогда же взорвал свой дом будущий знатный комбайнер, орденоносец, я о нем в 73-м писал в районке, Валерий Малюков. Принес домой также противотанковую мину, собирался толом рыбу в речке глушить. Что уж он там с ней делал, даже мне, корреспонденту, потом не рассказал. Зачем-то вышел из дома, там никого не было, мина дом и разнесла …
В 68-м вроде вышло некое постановление, разрешающее населению искать не захороненные останки воинов, заявлять в военкоматы. Возле нашего дома в Пионерском переулке – парк. Там и соорудили братскую могилу, выкопав огромную яму, и солдаты опустили туда огромный же, говорили более полутонны весом, гроб, заполненный неведомо чьими костями. И лишь одна табличка именная: капитан Васильев Петр Васильевич, помню, ему еще и 20 не минуло.
Но особенно шокировал меня следующий 1969 год. С новым соседом на полтора года старше меня Олегом Шмариным мы раз десять ходили «за патронами». Тем более, у меня появился ржавый автомат ППШ без диска. Облюбовали для поисков овраг возле деревни Матюково. Ходили уже с добытыми на поле брани саперными лопатками. Как всегда в апреле из почвы чего только не повылезало. Там в основном глина, оружие, каски – все уже проржавевшее, годного мы не нашли.
Но сколько человеческих останков! Абсолютно всё усыпано белеющими на апрельском солнышке костями.
Находили мы с Олегом и то, что осталось от немцев; видимо, и они не всегда успевали хоронить своих, это уже в сотне-другой метров от оврага. Остатки окопов с … опалубкой, или как она правильно? Наши, похоже, просто закапывались в землю, не укрепляя стенки.
Вот и вроде как блиндаж. Разрыли – внутри сапоги с короткими голенищами, элементы кожаной амуниции, каски, конечно, кости. И – целый склад консервов, вовсе не поржавевших. Да, и каски, даже гильзы от немецких патронов всегда выглядели гораздо лучше, чем красноармейские, часто рассыпавшиеся при малейшем прикосновении.
Взяли с другом с десяток банок. Дома открыли – тушонка. Ароматная! Дали собаке, та еще запросила. Подождали несколько часов, да и сами стали уплетать, вот так!
Нашли и несколько десятков патронов к моему ППШ. Просушили на солнышке. Вышли за город на крутой берег Волги. Раз – осечка, два – осечка. Я лежу «как в кино», думаю – выстрелю – пуля появившуюся траву скосит. Выстрел и раздался … в сторону пасущейся на другом берегу лошади. Далековато, пуля на излете, коняга не особенно вроде пострадала, но вздыбилась, заржала. Мы автомат в мешок и домой, где в огороде я ППШ и зарыл от греха подальше.
… Уже много-много позже, отучившись на журфаке МГУ, поработав на Крайнем Севере, наконец узнал, что же на самом деле происходило подо Ржевом, возле Зубцова в 1941-43 годах. Там происходили не просто бои – планомерное, хорошо каждый раз организованное уничтожение наступающих войск Красной Армии, в том числе и 10-тысячного авиадесантного корпуса, сгинувшего между Ржевом и Вязьмой. Лишь ознакомившись с засекреченными ранее документами, осознал: к чему, какой величайшей трагедии в истории нашей страны довелось прикоснуться.
Это множество воронок (неправда, что бомба дважды в одно место не падает, раз нашли в воронке неразорвавшуюся бомбу), тонны ржавого оружия. Главное – великое множество костей. На поверхности. А в земле?
Ну почему, почему назвали Ржев – «город воинской славы»? Город позора военноначальников, напрасной гибели населения целого города, полутора миллионов в буквальном смысле легшими костьми чтобы Ржев захватить, но так и не захвативших?
Почему вместо присвоения далекому как от еще нейтральной к нам Японии и удаленной на семь тысяч километров от боев Хабаровску … не переименовать Ржев в «Город Воинской Скорби»? Или в «Город Российской Скорби»?
Евгений Быстров,
бывший житель г. Зубцов близ Ржева, Краснодарский край.

Я связался с Евгением по телефону. У него есть много материалов, посвященных великой отечественной войне. Думаю, в ближайшее время он примет участие в сохранении истории войны, на нашем форуме.
История - это то, что было...
Последнее редактирование: 30 март 2014 14:22 от LeshaK.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на форуме для участия в обсуждениях.
Спасибо сказали: Марта, Alexander, Bender, алекс76
Модераторы: Жека