Понедельник, 14 марта 2016 20:29

Левашев: взятие Джубги

Автор
Оцените материал
(6 голосов)

Гора Шапсухо, устье р. Шибсук (Синявка).

Начальнику Джубского отряда заведывающего отрядом полковника Левашева

Рапорт.


  Согласно распоряжений Вашего Сиятельства, переданных мне, в предписании № 416 и изустно дежурным штаб-офицером отряда, капитаном Нельдихеным, 23 октября к вечеру я стянул войска к передовому посту и для движения к устью р. Джубги составил отряд из следующих частей: Тифлисский и Мингрельский стрелковые батальоны, Ставропольского пехотного полка 10 рот, сводно- стрелковых линейных полубатальонов №1 одна рота, №4 две роты, 150 человек охотников, дивизион Северского драгунского полка, 3 сотни 1-ой бригады кубанского казачьего войска, и взвод горных орудий батарейной №3 батареи.
  Для разработки дороги через гору Цеэтх оставлены одна рота линейного №1 полубатаоьона и к ней присоединена из Ставропольский станицы 9-я рота Ставропольского полка. В Тхамахинском редиюте оставлены три роты Ставропольского полка и 35 охотников при 2 орудиях казачьей №11 батареи, и на передовом посту 5 рот Ставропольского полка , 10 охотников и взвод казачьей №12 батареи под начальством штаб-капитана Каменева. На всех этих пунктах отдано приказание продолжать начатые работы.


  Составленный для движения к устью р. Джубги отряд, имея на два дня продовольствия на себе, а на три дня и все запасные патроны на вьюках, 24 октября в 4 часа утра двинулся на перевал через главный хребет в следующем порядке. Авангард под начальством подполковника Баксакова: 5 рот пехоты, 5 эскадронов кавалерии, одно горное орудие. В главной колонне: 4 роты пехоты и весь обоз под начальством капитана Рудзинского, Арьегард: 5 рот пехоты при одном горном орудии под начальством капитана Пулло. Правая цепь - 3 роты пехоты под начальством капитана Голубева, и левая - 3 роты под начальством подполковника Гашалея.
  Перевалившись через главный хребет, я стянул весь отряд на р. Шибсук, при впадении ея в Шапсухо, построив в боевой порядок и повернув направо, двинулся вниз по р. Шапсухо. Имея ввиду отступление от Джубги по этой же дороге, я приказал не жечь неприятельских аулов, дабы иметь при обратном следовании фураж, но горцы начали сами зажигать свои аулы, и преимущественно на левом берегу р. Шапсухо.


  Когда авангард поднялся на плоскую возвышенность, называемую Псеэтам, горцы, имея вынутыя из чехлов винтовки, показались в переднем ауле и сделав залп, поскакали налево по ущелью Псепсе, распространяя криком тревогу. Я тотчас же направил туда две сотни казаков, под начальством войскового старшины князя Голицына, который, проскакав с версту, захватил 4-х в плен и с незначительной перестрелкой возвратился к отряду. За Псеэтамом отряд повернул с р. Шапсухо направо, переправился через р. Дефань в устье ея, и начал подыматься на довольно крутую гору, отделяющую р. Дефань от р. Джубги. Горцы собирались все более и более и завязали перестрелку с аррьегардом. Перевал чрез эту гору и спуск с нее в ущелье Некуцеюк, выходящее на р. Джубгу, чрезвычайно пересеченные и само ущелье узкое. Горцы воспользовались этой местностью и сильно наседали на аррьегард даже пытались не раз бросаться в шашки. Но от огня наших стрелков поплатились за эту смелость.
  В долине р. Джубги, надо полагать, горцы не знали о движении нашего отряда, ибо небольшие табуны их скота ходили на пастбище и пастухи, завидев выходящий из ущелья Некуцеюк авангард наш, подняли тревогу и бросились в боковые балки.  

  По выходе авангарда в долину Джубги, бывшия впереди кавалерия: дивизион драгун и одна сотня казаков, под командованием подполковника Баксакова, пошли на рысях вниз по долине р. Джубги и пробежав версты две, захватили 10 душ в плен. Затем, противу балки Ватахохабль, я остановил авангард, и стянул весь отряд для привала. Горцы быстро собирались и завязали перестрелку с обеими цепями. Но большая часть их скакала вниз к устью р. Джубги, до которого оставалось около 8 верст.
  На привале с большим трудом отыскали самую малую часть сена, чтобы накормить лошадей и после полуторачасового отдыха, я двинулся далее. Ближе к морю долина Джубги расширяется, вообще вся она безлесная, с каменистым отрогами по обеим сторонам и только в аулах есть сады и часть диких деревьев. Население по обеим сторонам р. Джубги весьма значительное.


  Пройдя от места привала версты две убит был у меня проводник и потому я направлял авангард по сведениям, какие знал из прежних расспросов.
  В трех верстах от берега моря вдруг запылали на левом берегу р Джубги аулы и толпы горцев пеших и конных, поднялись на высоты, преимущественно с левой стороны. Пройдя еще с версту, местность совершенно обозначилась: с правой стороны виден был в лесу большой аул Шеретлуко, а налево, под самой горой, аул Зазиека, оба этих аула соединены были плетнями. Толпы горцев на левой стороне стояли над самым аулом. В версте от этих аулов я остановил отряд и сделал следующие распоряжения: майора Маняти с двумя стрелковыми ротами Ставропольского полка я направил правее аула Шеретлуко, войскового старшину князя Голицына, с одной сотней казаков, одним эскадронов драгун и 4-ой стрелковой ротой Ставропольского полка, направил на аул Зазиека, остальные части авангарда с капитаном Нельдихеным прямо к морскому берегу на лавки. Войска рвались вперед с нетерпением. Едва подан был сигнал к наступлению, как все три колонны бросились с криком "ура" по назначению, несмотря на жестокий огонь неприятеля.
  В резерве шли две роты главной колонны с музыкой и барабанным боем. Горцы преимущественно отстаивали аулы Зазиека и лавки, но дружный и смелый удар передовых наших колонн заставил их обратиться в бегство, оставив в наших руках несколько тел. Через четверть часа после движения передовых колонн, и именно в пять часов пополудни, Джубга была взята и долина ея согласилась военным кликом "ура", неподдельного восторга всего отряда.
  Трофеями нам достались 5 орудий, три контрабандных судна, многочисленные запасы пороха, патронов и зарядов, а также и разного хлеба в зерне. Тотчас же присоединился к отряду крестьянин Зазиека Гасан, с билетом Вашего Сиятельства, скрывающийся 10 дней в лесу после того, как убиты были другие два лазутчика, из фамилии Месроуди.
По осмотре занятой местности оказалось, что в аулах Зазиека и Шеретлуко наружные сакли были облечены палисадом с бойницами, и в ауле Зазиека было одно медное орудие на лафете. Ниже лавок, на берегу моря, устроены были три батареи с траверсами и на них чугунные орудия 18 фунтового и 12 фунтового калибра пушки и маленькая 3-хфунтовая коронада на горном лафете горского изделия. За аулом Шеретлуко найден полевой медный 1/4 пуд. единорог на полевом турецком лафете с надписью « государственный».


  В ауле Зазиека найдены 6 жестяных ящиков пороха, патронов и зарядов и более 100 гранад и ядер, и также стрелы и копья на длинных шестах. В лавках множество разного хлеба и соли, контрабандные судна без груза. По осмотре всего этого, я приказал сей же час большие чугунные орудия заклепать и бросить в море, а медные и чугунную коронаду взять в лагерь. Порох, патроны, заряды и снаряды брошены в море. Судна, лавки, и аул Зазиека сожжены до основания. А в ауле Шеретлуко я расположил отряд лагерем.
  В этот день пройдено отрядом от передового поста в долине Шабан и до берега моря при устье Джубги 31,5 версты. Несмотря на такое пространство, войска не чувствовали усталости, и весь вечер во всех частях пели песенники. Потери у нас в этот день следующие: убиты 2 рядовых и проводник, шапсуг, недавно выселившийся на Кубань, по имени Куаш. Ранены один обер-офицер, прапорщик Сосновский ставропольского полка и 11 рядовых. Лошадей убито 11 ранено 4.
Вечером собрались ко мне все частные начальники с поздравлением о взятии Джубги. На предложенные мною им тосты за здоровье Его Величества Государя Императора, Его Высочества Великого Князя Наместника Кавказского, командующего войсками, Вашего Сиятельства, как начальника отряда, и всего Джубского отряда, все войска отвечали единодушно криком "ура". При тосте за здоровье Государя Императора, полковая музыка Ставропольского полка играла народный гимн и произведена была салютация из орудий.


  25 числа я назначил дневку в устьи р. Джубги и вместе с тем в 10 часов утра послал две колонны: 1-я под начальством подполковника Скалозубова 8 рот пехоты и одна сотня кавалерии, должна была идти по берегу моря к устью р. Шапсухо, потом подняться вверх по этой реке, насколько возможно, уничтожить аулы и ларьки, со всеми запасами и вернуться в лагерь через горы. 2-я под начальством подполковника Гашалея, 4 роты пехоты, одна сотня и один эскадрон драгун, должна очистить от неприятельских аулов пространство между р.р. Джубга и Шапсухо на протяжении, которое пройдет колонна подполковника Скалозубова, вверх по р. Шапсухо. Цель движения этих колонн была та, чтобы воспользоваться паническим страхом горцев, которые по словам лазутчика , бежали со своими семействами на р. Шапсухо и далее в ущелье Неджипсухо и отбросить их далее обеспечить себе отступление.
  Движение это, как донесли мне начальники колонн, имело хороший результат. Подполковник Скалозубов двигался до р. Шапсухо беспрепятственно, но там при переправе через оную, встретил сопротивление значительной партии горцев, которых однако опрокинул и вышел в развалины бывшего Тенгинского укрепления, где нашел устроенную горцами батарею из одного чугунного орудия, которое заклепал и бросил в море. Уничтожив лавки с весьма значительными запасами разного хлеба и соли, сжег одну лодку и двинулся потом вверх по р. Шапсухо, уничтожил до 10 больших аулов и потом, повернув правым плечом, поднялся на гору и направился к лагерю. Причем во время отступления имел сильную перестрелку в арриегарде, где и ранен у нас один рядовой и одна лошадь.
  Подполковник Гашалей, пройдя верст 5 вверх по р. Джубге, повернул направо на гору и пошел по направлению к р. Шапсухо. На пути своем переходя с одной горы на другую, уничтожал в балках аулы и склады хлеба, и подходя к долине Шапсухо, отрезал большую партию конных горцев, скакавших к колонне подполковника Скалозубова. Часть этой кавалерии завязала с ним перестрелку и остальные направились вверх по р. Шапсухо к теснине. Спустившись потом в долину Шапсухо, подполковник Гашалей сжег до 20 аулов, в одном из них нашел 24 жестяных ящика с патронами и в двух ящиках до трех пудов пороху. Не имея возможности взять порох и патроны с собою, он часть патронов роздал казакам, а остальные приказал разбросать в ауле по саклям, которые и зажег потом, а порох рассыпать по кустам. Затем предпринял отступление опять через горы с незначительной перестрелкой и к вечеру обе колонны возвратились в лагерь. В колонне подполковника Гашалея ранены одна подъемная лошадь. В продолжении 25 числа, несколько кочерм показались ввиду берега, но завидя пламя и дым от горящих аулов, ушли в море.


  26 числа в 6 часов утра весь отряд снялся с позиции и пошел обратно по р. Джубге в следующем порядке: авангард под начальством подполковника Баксакова вся кавалерия, охотники и один батальон ставропольского полка при одном горном орудии. Главная колонна под начальством капитана Рудзинского: три линейные стрелковые роты, весь обоз и взятые у неприятеля орудия на быках, захваченных 24 числа. Аррьегард под начальством майора Маняти: 2 батальон Ставропольского пехотного полка и одно горное орудие. Правая цепь – три роты Тифлисского батальона под начальством подполковника Гашалея и левая три роты Мингрельского батальона под начальством капитана Голубева.
  В обеих цепях отдано было приказание жечь все аулы в балках до самых верховьев их, для чего отряд двигался медленно, а по временам останавливался, ближайшие же к дороге аулы зажигали охотники и высылались по очереди роты из авангарда. Подойдя к реке Жапхотук, впадающей в Джубгу с правой стороны, я прибавил к левой цепи одну линейную роту и послал с этой колонной состоящего при отряде генерального штаба, капитана Разгонова с приказанием пройти по этой речке до верховьев ея, уничтожив все аулы и потом повернув левым плечом, через горы присоединиться к отряду. В ожидании возвращения этой колонны, я остановил отряд у балки Нашукохабль.

Горцы, собираясь с каждой минутой более и более, завязали жаркую перестрелку с арриегврдом, несмотря на то, что уже падал довольно сильный дождь. Колонна капитана Разгонова спускалась с горы также с перестрелкой, и по самой вершине горы, левого берега р.Джубги конные и пешие горцы бежали к перевалу, до которого оставалось еще верст 5. Это обстоятельство предвещало жаркое дело на перевале, и потому я подал сигнал к движению всего отряда, приказал идти полным шагом. Усиливающаяся в арриегарде перестрелка и скопление горцев со всех сторон подтверждали мое предположение. Но лишь только авангард повернул в ущелье Некуцеюк, и начал выходить на перевал, как родился проливной дождь, который и продолжился до спуска всего отряда в долину р. Дефани. Горцы, во время этого сильного дождя прекратили перестрелку и таким образом отряд прошел через перевал имея всего 3 раненых нижних чинов и 2 убитых лошадей.
  В долине р. Дефани я отправил подполковника Баксакова со всею кавалерией и двумя ротами пехоты вверх по течению ее нафуражировать сена и сжечь все находящиеся ввиду аулы, и отряд, переправившись через р. Дефань, расположился лагерем для ночлега на правом берегу р. Шапсухо в ауле Шоузухабль, в котором найдено достаточно соломы для подстилки людям.
  Дождь продолжался до полуночи и р. Шапсухо вышла из берегов. Ночью я послал лазутчика на передовой пост с предписанием штаб- капитану Каменеву выслать через перевал главного хребта к р. Шибсук под прикрытием одной роты 10 артиллерийских лошадей, для зарядки под взятые неприятельские орудия.
  27 числа в 6 часов утра отряд снялся с позиции и двинулся в следующем порядке. Авангард под начальством подполковника Гашалея три роты Тифлисского батальона, вся кавалерия и одно горное орудие. Главная колонна под начальством майора Маняти: 7 рот Ставропольского полка и весь обоз. Арриегард под начальством подполковника Скалозубова: три роты Мингрельского батальона и одно горное орудие. Правая цепь под начальством капитана Рудзинского: три роты стрелковые линейные и все охотники. Левая цепь под начальством капитана Пулло: три роты Ставропольского полка.
  Наутро погода была хорошая. Подойдя к урочищу Псеэтам, я остановил отряд и направил капитана Пулло влево по ущелью Малый Шибсук и приказал выйти из него через горы прямо на р. Шибсук, а капитану Рудзинского вправо, по подошве горы Сухчук и уничтожить всё аулы. Отряд двинулся к устью р. Шибсук куда прибыли одновременно и рота с артиллерийскими лошадьми с передового поста. Здесь я остановил отряд в ожидании капитана Рудзинского, а прибывшей с передового поста роте приказал идти на перевал и за нею направил все вьюки, которые стянувшись на главном хребте должны были ожидать всего отряда. Горцы, с вступления капитана Рудзинского в первый аул завязали перестрелку с ним и также с колонной капитана Пулло.
  Пока поднимались на главный хребет все вьюки, я составил колонну для движения вверх по р. Шапсухо под начальством майора Орла: 2 роты Тифлисского батальона, три стрелковые Ставропольского полка, одну сотню казаков и одно горное орудие. Подполковнику Скалозубову приказал ожидать с арриегврдом в устье реки Шибсук, и капитана Рудзинского направил также с колонной майора Орла. Горцы стекались со всех сторон и вели живую перестрелку, колонна майора Орла пройдя 4 версты и уничтожив все аулы, обратилась назад. Горцы начали на нее с ожесточением, но нарезное оружие наше брало видимый верх. Попытки их броситься в шашки стоили им большой потери. Майор Орел, отступив к р. Шибсук, двинулся на хребет и все горцы, проводившие его, обратились на арриегард, для чего он усилен был 3-мя ротами Ставропольского полка, 1 линейной и охотниками. Здесь завязалось жаркое дело. Подполковник Скалозубов распоряжался превосходно и отступал перекатными цепями, но горцы, несмотря на сильный наш огонь, лезли с ожесточением. В цепях едва успевали пополнять патроны. Наконец командиры 2, 4 и 5 стрелковые роты Ставропольского полка, обратились к подполковнику Скалозубову за позволение сделать залогу, на что получили разрешение. Арриегард отступал уже по ущелью Шибсук и горцы сделав как бы последнее усилие, всею массою ринулись снова на цепь в шашки, но залп стрелковых рот бывших в залоге, и потом удар в штыки, порешили дело. Горцы, оставив 17 тел на месте, частию заколотые штыками, бежали и перестрелка прекратилась.


  При этом отступлении у нас ранено 8 нижних чинов, убито 2 и ранено 3 лошади. К 4 часам пополудни отряд пришел на передовой пост и расположился на ночлег. 28 числа все части отряда направлены были к местам прежнего расположения их, я приказал дать сутки отдыха и затем приступить к продолжению работ. Раненые наши, пленные горцы и взятые у неприятеля орудия доставлены в укрепление Григорьевское.
  Перед движением отряда к устью р. Джубги я сделал распоряжение о перевозке с Григорьевского парка в Тхамахинский редиют 50 т патронов, что и исполнено. А потому я распорядился чтобы части войск приняли в Тхамахинский редиюте теперь же патроны на пополнение выпущенных по неприятелю. Вместе с тем отдал приказание чтобы части отряда приняли провиант на текущее довольствие из Григорьевского провиантского магазина по 15 число ноября.
Таким образом джубский отряд в четверо суток прошел от передового поста к самому морю, уничтожил главный оплот южного склона, очистил большую часть р. Шапсухо и всех боковых ее балок, часть р. Дефани, почти всю р. Джубгу и боковые ее притоки и лишив неприятеля жилищ, огромных запасов хлеба, сена и боевых снарядов, заставил все население перейти далее к востоку в землю убыхов.


  В этом движении Джубского отряда во время перестрелок с горцами, истинно гепрйские подвиги многих гг. штаб- и обер-офицеров, и нижних чинов, были неисчислимы. Я считаю святым долгом доложить Вашему Сиятельству что весь отряд совершил эту экспедицию с каким-то то особенным оживлением и бодростью. Истинными и главными моими помощниками были дежурный штаб-офицер отряда капитан Нельдихен, и Генерального штаба капитан Разгонов, и особенное внимание обратили на себя подполковник Баксаков, Скалозубов и Гашалей, майоры Орел, Маняти и войсковой старшина князь Голицын, капитаны Голубев, Лозицкий, Рудзинский, штаб-капитан Захаров и прапорщик Кедрин.
О чем доношу Вашему Сиятельству и представляю строевой рапорт о состоянии отряда, карту пройденного пространства и другую, собственно джубских укрепленных аулов, и сведения о раненых, убитых , пленных и трофеях.


Полковник Левашев, 31 октября 1863 г, укрепление Григорьевское .

ГАКК ф 327 оп 1 д53

Прочитано 982 раз Последнее изменение Вторник, 15 марта 2016 22:56

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии

+1

Марта

Цитирую Алексей:
Умничка ты наша трудолюбивая!

Спасибо. Сам такой!
Документ переписывала взахлеб. Хорошо зная эту местность, все картины прямо вставали перед глазами! Интересно, что дело это не раз изучалось исследователями , но никто из них не удосужился опубликовать этот редкий исторический материал. А что касаемо накапливающихся сведений о Левашове и др. - для всего требуется время и терпение.
+1

LeshaK

Да. Интересные сведения. А о Левашеве мы узнаем все больше и больше.
Надо отметить, что до наших работ, все что о нем было в сети - три-четыре фразы, не более.
Не оставляю надежды найти его портрет, если он сохранился.