Воскресенье, 11 сентября 2016 20:48

Забытая могила

Автор
Оцените материал
(4 голосов)

Из истории поселка Лазаревское

"Не может быть..."

(подпись генерала Коцебу на рапорте о разрушении горцами форта Лазаревского в 1840г).


"В настоящее время, когда приближаешься к остаткам бывшего форта, ныне поста Лазаревского, у устья реки Псезуапе, прежде всего бросаются в глаза развалины бывшей на углу башни в несколько ярусов. В середине ее из камней сложена могила, а в этой могиле покоятся одни из последних жертв кавказской войны: офицер и семь нижних чинов. Может быть, со временем, когда пройдут годы и по берегу Черного моря водворится поселение, мирный житель окрестностей или путешественник издалека остановится над этой могилой, вспомнит о кавказской войне, о кавказских солдатах и помянет первых христианских поселенцев этого края добрым словом."

(Духовский С. Даховский отряд на южном склоне гор")
 

 

  Олимпийская стройка почти не коснулась поселка Лазаревское. По крайней мере, приезжему это не видно. Зато полным ходом идет строительство частных гостинниц, постановка заборов и шлагбаумов, перегораживающих старые, корявые улочки. За двести метров до берега уже невозможно увидеть море из-за нагромождения пестрых коробочек домов и домиков. А когда-то в этом месте сверкало на солнце знаменитое на всю Черноморскую губернию "Лазаревское болото", образовавшееся в устье Псезуапсе и щедро дарившее местным жителям душные испарения и малярию. За болотом белели башни крепости - форта Лазаревского, построенного в 1839 году, гарнизон которого стремительно редел под натиском лишений и болезней. Умерших хоронили за воротами крепости, кладбище занимало узкую полосу между западным фасом и болотом, где сейчас проходит улица с оптимистическим названием "Энтузиастов". Никакого населения, кроме гарнизона, в этих местах не было. Это продолжалось вплоть до 1864 года, когда 60-тилетняя Кавказская война, измучившая всех своих участников, наконец закончилась, и вокруг потрепанного форта, уже представлявшего из себя зарастающие развалины, началось мирное строительство. Кладбище у ворот к тому времени уже десять лет как не использовалось, так как форт был ликвидирован после очередной русско-турецкой войны в 50-х годах. Большинство могил были разграблены черкесами, кресты и памятники валялись в беспорядке и уже невозможно было установить их принадлежность. Таким образом была потеряна и могила декабриста Одоевского, памятник которому сейчас установлен на фундаменте одной из стен бывшего форта, возле районной больницы.


  Но местоположение одного, самого последнего захоронения лазаревского гарнизонного кладбища, известно совершенно точно. Но к сожалению, мало кому из лазаревцев скажет что-либо имя Станислава Гавронского, поручика, одного из лучших офицеров Севастопольского полка, павшего в последнем бою Кавказской войны - стычке с убыхами у реки Годлик. Холодным мартом 1864 года, спустившись с Гойтхского перевала, Даховский отряд под командованием генерала Геймана уже почти без сопротивления со стороны черкесов, достиг развалин Лазаревского форта. С интересом и печалью рассматривали солдаты руины и заброшенное кладбище, уже не ждавшее посетителей. У наиболее сохранившейся южной башни был устроен сторожевой пост, оставлена часть войска, а остальные продолжили движение в сторону нынешнего Сочи. Впереди, как и всегда, шли севастопольцы. Они никогда не уступали первенства, хотя среди их сослуживцев из других полков и возгоралась некоторая ревность по этому поводу. Гейман знал, что у реки Годлик его ждут вооруженные убыхи, поклявшиеся умереть, но не допустить русских на свою землю. Надо напомнить, что не было еще в те времена ни радио, ни интернета, и любая информация распространялась с помощью слухов. Бежавшие, как крысы с тонущего корабля, турецкие и английские эмиссары, до сих пор поддерживающие бесполезное и гибельное сопротивление черкесов, оставили храбрых, но малочисленных рыцарей-убыхов в полном неведении, что им делать. Не имея представления о последствиях, они заняли оборону среди развалин средневековой крепости и приготовились встречать наступавший отряд. Бой был настолько быстротечен, что "хвост" колонны успел только понюхать дымящегося пороху. Убыхи были выбиты из укрепления и рассеяны. Но жертвами первого их залпа пал поручик Станислав Гавронский и семь солдат, шедших впереди отряда и наткнувшихся на засаду. До окончания шестидесятилетней войны оставалось 50 дней. Гавронский с семью нижними чинами завершили длинный список потерь русской армии на Кавказе. С молчаливой скорбью проводили даховские солдаты лодку с телами погибших, направлявшуюся к только что оставленному форту.

Рядовой 75-го Севастопольского полка, рис. Т.Горшельта


  Встретив печальную ношу, оставшийся в Лазаревском гарнизон устроил братскую могилу прямо внутри южной башни, сложив над нею горку из камней. Уже по окончании войны, один из товарищей Гавронского, офицер 1-го линейного батальона, "ставрополец", с помощью своего полка собрал средства на установку памятника. Большой чугунный крест увенчал могильный холм, прикрепленная к нему табличка гласила, что под ним покоится польский офицер русской армии Станислав Гавронский и семь нижних чинов, последние жертвы Кавказской войны. В 1871 году в Лазаревском побывал кавказский наместник, Великий Князь Михаил Николаевич. Увидев скромный памятник, он повелел залить вокруг цементную площадку и сделать чугунную ограду, надеясь на долгую благодарную память, которую будет внушать он тем, кто поселится на этой земле. Памятник был облагорожен и долгое в являлся главной достопримечательностью Лазаревского.Кадры кинохроники 1920 года запечатлели его, уже немного покосившийся, среди буйных зарослей инжира. Тогда не было еще ни Одоевского, ни пушки, которые сегодня затмили славу поручика Гавронского. Пока мы не знаем, кем и когда был снесен чугунный крест перед натиском курортного строительства. Исследование по точному местонахождению и судьбе могилы сейчас ведется силами интернет-проекта "Территории Поиска". Но хочется, чтобы любой житель или гость солнечного поселка, посетив памятник Одоевскому, прошел еще немного по направлению к Лазаревской погранзаставе. Глухой забор ограждает место бывшего поста, основанного Даховским отрядом. Слева, через ограждение больницы, можно увидеть старую кладку из булыжника - остатки форта. Где-то здесь, на углу улиц Речной и Энтузиастов, лежат кавказские солдаты, герои этой истории. И в наших силах вернуть их из забвения.
 

 

На фото - остатки крепости Годлик.

Прочитано 561 раз

Добавить комментарий

Защитный код