Воскресенье, 18 октября 2015 22:54

Драндский собор - духовная крепость.

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

"В Абхазии есть, во-первых, великая патриаршия церковь Бичвинтская в Зуфу, во-вторых, придворная церковь, и в-третьих, в Зуфу же, Дарандская, которая и поныне стоит нерушимо в его (Сефер-бея) владениях" (письмо владетельницы Мингрелии генералу Гудовичу, 1808г)
 

 

Бывают на земле места, где остро ощущаешь связь времен. Как будто не ты один, но все прежде живущие и последующие поколения людей существуют здесь вместе, в одно время. И ты легко узнаешь их мысли и желания, всего лишь прикасаясь к предметам, к которым когда-то прикасались их руки. Одним из таких мест, как мне кажется, является село Дранда в Абхазии. В этой стране сохранилось множество древностей, большая часть их мертвы, оставлены без внимания и быстро разрушаются. Но есть и "живые", до сих пор согреваемые человеческими душами.

  В Дранду я попала случайно, посещение этих мест не планировалось в нынешнем моем путешествии. Но, увидев на обочине кодорского шоссе "самодельную" трафаретку, вспомнила, что когда-то слышала о древнем монастыре, вроде бы называвшемся драндским. Случайность стала счастливой. Мгновенно собравшиеся вокруг двух велопутешественниц местные жители, в ответ на мой вопрос наперебой стали указывать дорогу, ведущую к каменному храму, стоящему с незапамятных времен на высоком зеленом холме. По преданию, в древности река Кодор протекала именно под этим холмом и церковь стояла на ее берегу. Кто был её строителем - неизвестно, но предполагают, что сам греческий император Юстиниан, заботясь о распространении христианства на этих землях в VI веке, распорядился украсить одно из старейших поселений Абхазского царства храмом и назначить сюда епископа.

Икона Св. Императора Юстиниана помещена в наши дни на стене Дранского собора

С тех пор непрочное абхазское христианство пережило несколько угасаний и возрождений. То мрачные, то светлые дни проносились над каменными стенами небольшой по нынешним меркам церкви. В ХIII веке, с падением Византии, хозяйкой черноморского побережья становится Турция. Понемногу, где силой, где убеждением магометанство берет верх сначала над князьями, а затем и над простым народом. К XVII веку, в числе прочих храмов, опустевает и драндский. Последнего епископа, служившего в его стенах, звали Гавриил. Окончательно потеряв свою паству, он со скорбью удалился в Иерусалим, где и окончил свои дни. На прощание он благословил оставляемый в запустении храм и погребения абхазских митрополитов и монахов, упокоившихся за его алтарем. Многие храмы Абхазии были безжалостно разрушаемы турками, эта же судьба ждала и драндскую церковь. Через готические окна, рассыпав цветные витражи, врывались сквозняки, а в опустевшие дверные проемы заходил скот. Сквозь прочный византийский кирпич проросла трава, а затем и деревья, внутренняя роспись осыпалась, остался лишь образ Христа, располагавшийся прямо под куполом. Возможно, строгий взгляд лика византийского письма некоторым образом удерживал суеверных местных жителей от кощунства и внушал невольное почтение к храму. На праздники и в трудных жизненных ситуациях драндийцы приносили сюда свои дары - гвозди, камушки, ремешки, а иногда и прикрепляли к камням коптящие свечи.

Под этим куполом еще в середине 19 века был виден образ Спасителя, который, вероятно, совершенно был уничтожен после "турецкого пожара и последующих восстановительных работ.

Чудом сохраняемые стены пережили целых два столетия в запустении до того, как владычество России стало укрепляться на Кавказе. В 30-х годах 19 века в Дранде, прямо около храма, расположился русский военный пост. Вот что вспоминает об этом Ф. Торнау:

Драндская древняя церковь, построенная, как должно полагать, в середине шестого века, в одно врем с Пицундским монастырем, лежит в пяти верстах от морского берега, на возвышении, образующем открытую площадь, окруженную лесом со всех сторон.
Выбор этого места под укрепление был весьма удачен, жаль только, что при этом коснулись церкви, заняв ее офицерскими квартирами и складом провианта. В полухристианской, полумагометанской Абхазии следовало беречь подобного рода памятники христианской старины, к которым сами абхазцы-мусульмане питали неизъяснимое чувство благоговения, основанное на темных преданиях о святыне, осенявшей веру их праотцев. В военном отношении этот пункт представлял весьма ощутимые выгоды: давал твердый базис для действий против Цебельды, занимавшей неприступные ущелья по верховьям Кодора, и представлял, по причине здорового климата и хорошей воды, все условия, необходимые для сбережения войск. Приятно было видеть свежие и веселые лица солдат, ясно свидетельствовавшие в пользу драндской стоянки. Число больных в батальоне Грузинского гренадерского полка, зимовавшего в Драндах, не превышало обыкновенно двенадцати человек из семисот. Это был замечательный факт между кавказскими войсками, которые обыкновенно страдали и гибли несравненно более от болезней, чем от неприятельского оружия.

После окончательного покорения Кавказа пост, по-видимому, был снят и церковь снова опустела, ожидая новых испытаний. К тому времени она напоминала высокий курган, увитый плющом, с деревьями на вершине. Именно в таком состоянии застал драндский храм в 1868 году уже другой епископ, но тоже Гавриил, поставленный русским царем в Имеретию. В ходе своей поездки по Абхазии, он прибыл в Дранду. Увидев жалкое состояние некогда великолепного храма, он тут же написал начальнику Сухумского отдела рапорт с просьбой распорядиться очистить церковь и обнести забором. Тогда же начались работы по его восстановлению, в ходе которых внутри храма были обнаружены несколько безымянных гробниц с прахом, вероятно, прежних епископов Дранды. В храме возобновилось богослужение, оказавшее серьезное влияние на местных абхазов-магометан, еще не вполне забывших свои христианские истоки.

Архиепископ Гавриил Имеретинский

Прошло десять лет и в 1877 году, в ходе последней Русско-Турецкой войны, едва оправившийся драндский храм вновь почернел от большого пожара, устроенного турками после оставления Сухума русскими. Новый деревянный иконостас был начисто сожжен, пострадало и само здание. Но на этот раз поругание было недолгим, после возвращения русских войск и депортации непокорного мусульманского населения в Турцию, при драндском храме устраивается мужской общежительный монастырь и начинается новое возрождение храма. Претерпев некоторую архитектурную перестройку, древний храм обретает новое имя - Свято-Успенский. С тех пор монастырь вокруг него обретает правительственную поддержку, строится и вплоть до 1928 года ведет активную просветительскую деятельность.

Возможно, что в этих безымянных могилах покоятся основатели монастыря, ибо по свидетельствам из литературы 19 века один из них, иеромонах Модест, в 1886г точно был погребен "вблизи алтаря".

В 1928 году жизнь храма снова угасает по распоряжению советской власти. Наверное, такие испытания были необходимы не столько самому храму, сколько окружающим его людям. Вплоть до абхазско-грузинской войны 90-х годов в бывшем монастыре располагались административные учреждения, а сам храм, к счастью, был объявлен памятником архитектуры. В начале 2000-х годов в нем снова были проведены археологические изыскания и обнаружена древняя купель, без сомнения, построенная вместе с храмом в те самые, лучшие его времена. Наконец, в 2011 году всё уцелевшее после войны было передано Абхазской Православной церкви. Только часть корпусов ставшее самостоятельным государство Абхазия оставило за собой для сооружения... тюрьмы, поскольку будучи в составе Грузии, Абхазия вовсе не имела тюрем на своей территории.

Драндский храм по соседству с тюрьмой.


В храме ведутся активные реставрационные работы под руководством нынешнего священника о. Андрея, присланного сюда из России. Драндскому собору вернули его византийский облик, понемногу ремонтируются уничтоженные войной здания. Это только начало, и каково будущее - неизвестно, ибо в республике до сих пор разброд и шатания и в церкви, и во власти. А может, это есть характерная черта всей абхазской истории? Поэтому, именно этой неспокойной земле и нужны такие крепкие стены, как драндский собор, готовые пережить еще десятилетия человеческого непостоянства.

Остатки древней купели, фото 2010г. Сейчас они, к сожалению, уничтожены в ходе некорректной реставрации храма.

 

В статье использованы книга архиепископа Агафодора "Успегский Драндский общежительный монастырь" (1894г) и материалы из сети.

Прочитано 1727 раз Последнее изменение Суббота, 19 марта 2016 01:29

Добавить комментарий

Защитный код