Суббота, 01 ноября 2014 14:03

Храм в селе Багмаран

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

IMG_34050003.JPG

 Следи, как ступаешь, в дом Божий идя... (Екклесиаст)

Сегодня Абхазия открывает двери для многочисленных туристов, позволяя свободно прикоснуться к своим природным и историческим богатствам. Понемногу отстраиваются города, реставрируются исторические памятники и хочется верить, что страна пойдёт новой дорогой к лучшей жизни.

DSC001470005.JPG

 А куда же ведут старые дороги Абхазии? Отделяясь от шумного Кодорского шоссе, они текут к горам и с каждым километром становятся всё тише и пустынней, пока наконец на их обочинах, в камнях, старых оградах и зарослях лимонника не начинают проявляться давно минувшие годы, те самые, когда у Абхазии было совсем другое лицо.

Одна из таких дорог - ул. Пхазария, уводящая вверх по левому берегу р. Келасур. Долго балует она путника асфальтом нерушимых времен, уютно пролегающим по неухоженным аллеям, пока не обрывается внезапно в изгиб размывающего её русла.

Отсюда, пройдя пешком по сухим валунам, мы попадаем в давно опустевший посёлок Александровку, являющийся частью большого села Багмаран, так же почти безжизненного. Справа от главной улицы, в темных зарослях вековых деревьев возвышаются руины серого каменного храма, о котором и пойдет речь. В разные времена посёлок имел разные имена. Абхазское название Амхял сменилось греческим Ишханандон. Это имя привезли с собой сантийские греки, переселяющиеся сюда в 1868 году из турецкой провинции Санты и занимающие освободившиеся земли абхазских мухаджиров. Их было 100 семей. С большой семьей переселенцев прибыл и священник, Кузьма Ламбрианиди, на первых порах выполнявший и роль школьного учителя. Пока шло обустройство быта, греки сооружали простенькие деревянные церкви, где можно было совершать службы. Храмы и богослужение были объединяющей силой греческих общин вдали от Родины, поэтому строительство дома Божия было первостепенным делом.

В обмен на помощь русского правительства орудиями труда, ссудами, оружием для самозащиты и лекарствами, греки дали своему поселению русское имя - Александровское, в честь члена Императорской фамилии. Уже начав строить каменные дома, колонисты вновь были вынуждены покинуть ненадолго Александровку, в связи с потерей Россией этих территорий после войны с Турцией. Но вскоре они вернулись на свою новую родину В 1898 году в Александровке завершилось строительство каменного храма. Новая церковь, сложенная из тёсаного камня, была похожа на своих сестер, построенных примерно в то же время греками в самом Сухуме и его окрестностях. Колокольня с широкими арками над главным входом, прямоугольный зал, заканчивающийся алтарём с тремя капеллами. Свод поддерживали колонны. Над южным входом был вмурован камень с изящной резьбой, изображающей двух грифонов, несущих солнце и луну, длинные хвосты которых вплетены в Крест. В средневековой христианской символике грифоны, сочетая в себе признаки льва и орла, символизировали две природы Христа. Возможно, что этот камень был взят строителями церкви из руин более раннего храма, находящегося здесь же, в Багмарани, или привезен из далёкой родины переселенцев - Византии. К изображению на камне строителями была добавлена надпись по-гречески: "Георгиосу, ктитору - многая лета! Год 1898". Кем был этот Георгиос? Некий Георгиос Скарданас из Микона упоминается в документах по храмам Сухуми, как строитель церкви Св.Георгия на православном кладбище, в 1821 году. Отметил ли неизвестный строитель на камне имя своего учителя, или это был какой-то другой Георгиос, меценат и благотворитель - пока нам неизвестно. Настоятелем храма, освященного в честь Св. Николая (по некоторым данным - в честь Св. Александра), почти сразу же был назначен молодой выпускник Киевской духовной семинарии, отец Михаил, понтийский грек по происхождению, человек широкой души и необыкновенной щедрости. До сих пор дети и внуки прихожан багмаранского храма вспоминают его труды по служению людям. Отец Михаил выполнял роль и школьного учителя, и врача, и благотворителя, хотя сам был небогат и имел много детей. Его жизнь тесно переплелась с богослужебной жизнью храма: вступив в него в день открытия, о. Михаил покинул престол только после закрытия прихода в советские времена и изгнания греков в 1948 году.

0_11a7a9_12dbb138_orig_fhdr0001.JPG

Депортации подверглись почти все его прихожане, и двое сыновей с семьями. Сам престарелый священник остался с очень немногочисленными односельчанами, не подлежащими переселению по причине вступления в гражданство России еще в царские времена. Вместе они доживали свои дни неподалёку от своего храма, грустно наблюдая его медленное разрушение. Может быть, что оставшиеся греки пытались возобновить службы в храме. Подобные попытки отмечаются во многих донесениях тех времен, где отмечается так же, что они терпели неудачу "из-за отсутствия обстановки и утвари". В опустевшие дома греков заселились мегрелы, но и они едва ли решились покуситься на церковь. По сей день нетронутыми остались красивые решетки на окнах, резные деревянные двери и прочие мелочи внутреннего убранства, которые при желании можно было легко расхитить. К сожалению сегодня, в республике, обремененной различными проблемами, восстановление храма вряд ли возможно.        

 

0_11a7b3_4d2b4af2_orig0003.JPG

 Георгиевская церковь близ Сухума. Похожая колокольня была и у багмаранского храма.

  IMG_34040002.jpg

   Вид с дороги

 DSC001430004.JPG

     Южный вход

 0006.JPG

Семья священника

Могила о. Михаила Иваниди (фото от форумчанина YORGOS)

Недавно в нишах алтаря Багмаранского храма появились свечи и бумажные иконки, а рассохшиеся двери были заботливо закрыты от вездесущих коров. Неужели к старой церкви вновь возвращается жизнь? Пусть нет пока ни кровли, ни колокольни. Горение человеческого духа всегда подает надежду.

Использованные материалы:

"Греческий Сухумский вестник" - газета

Материалы из сети

Фото: Спасёнова М. Гурин А.

  

 

 

Прочитано 1761 раз Последнее изменение Вторник, 03 мая 2016 15:23

Добавить комментарий

Защитный код