Четверг, 22 октября 2015 00:44

Памяти Георгия, владетеля Минилии.

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

69836_5ee22.jpg

"Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. " (Еклессиаст, 1, 11)

  Летом 1869 года полковник Николай Каменев служил на Шабановском посту. Теплые деньки проходили однообразно: после депортации горцев из долины Шебша даже выстрелить в воздух не было повода. Однако Каменев уже давно придумал себе развлечение. Подобно некоторым участникам проекта "ТП", он обожал писать длинные рассказы о малозначимых вещах - камнях, железках и байках старых черкесов. Но поскольку интернета, терпящего любую информацию получше бумаги, тогда еще не было, то полковник сблизился с собирателем древностей, командиром Псекупского полка Иваном Попкой, а так же с Прагой, главным редактором "Кубанских войсковых ведомостей", куда запостил, пардон, написал уже несколько пространных статей об окружающих его чудесах. Вот и сегодня, замыслив новую повесть, Каменев бродил по лагерю в размышлениях и по рассеянности даже потерял десять копеек серебром, а потом еще несколько пятаков. Решив положить конец этой растрате, полковник вернулся в хату и взялся-таки за перо...


  В начале июля этого же года в правление станицы Белореченской явился некий мещанин, Иван Середа. Памятуя строгий наказ атамана сообщать обо всех интересных находках, он поведал о своем открытии в юрте станицы груды обтесаных камней, из которой он пытался извлечь некоторые экземпляры для постройки. В ходе извлечения обнаружился сначала один камень с вырезанным крестом, а затем еще - с надписью. Покопав еще немного, Середа вытащил третью плиту - с изображением Святого Георгия! Несмотря на то, что верхняя часть изображения была отколота, любой верный христианин мог признать изображение воина на коне, попирающего змея.

1396956191_ikona_380c1.jpg


  Тотчас была собрана экспедиция из местного начальства, нанятых рабочих и приглашенных "сведущих" офицеров, то есть, самого Каменева. Было решено раскопать не только место находки камней, но и прилегающий к нему курган. На следующий день упорных работ (17 июля) из земли показался фундамент, форма которого не оставляла сомнений, что постройка являлась христианским храмом. Длина его была 12 аршин (8,5 м), ширина - 7 аршин (5 м), сам фундамент был сложен из булыжника с обильным добавлением извести, а тесаный камень по виду своему, был похож на такой же, добываемый в Тубинском ущелье, в 70 верстах отсюда. Между строительными блоками были обнаружены обломки капителей колонн. Кроме найденных Середой плит с надписями, была обнаружена еще одна. Подписана она была греческим письмом, с ошибками в правописании, поэтому расшифровать удалось лишь приблизительно: "В память раба Божия Георгия Пиунерти, владетеля Минилии. Святому славному великомученику Георгию в церкви...". Самой точной расшифровке поддалась еще одна надпись: " соорудил церковь каменотёс из Кафы Крымбей". Кроме того, была еще надпись, очевидно, что какая-то дата. Но прочитать её не удалось.

greek_inscription_60e1c.jpg

образец греческой надписи


   Но основная сенсация была еще впереди. Справа от входа в церковь обнажилась массивная плита, при стуке издававшая глухой звук. Подозревая, что под нею находится склеп, работы остановили до следующего дня. Наутро приступили к вскрытию склепа. Действительно, под плитой, в "хорошо отштукатуренном" помещении лежал скелет, вытянутый на восток. Череп его был поврежден этой же самой верхней плитой, некогда сместившейся со своего места, а остальные кости покрыты слоем осыпавшейся земли. Но поблескивающие в земле обрывки золотой парчи говорили о том, что находка в склепе не простая... Тотчас приступили к просеиванию земли. Потрясающие находки начали выходить на свет божий, складываясь аккуратно на расстеленную салфетку. В присутствии станичного правления всё найденное было описано и взвешено. Точные меры я не переписывала, но сами названия вещей заслуживают упоминания:
Золотые пуговицы дутые, серебряный поясной прибор с рельефными рисунками, золотой перстень с камнем и другой, без камня. Кольцо из сплава золота и серебра. Золотой браслет, золотая застежка, серебряная чернильница. Четыре жемчужины и кожаный бумажник, в одном отделении которого лежал двойной гребень, а во втором - неизвестное истлевшее вещество, предположительно, волосы. Были тщательно собраны и взвешены все остатки золотой парчи.

whiteriverset1_enl_9c676.jpg

Поясной набор из одного из белореченских курганов


  Так закончилось упокоение "владетеля Минилии", уповавшего на вечное пребывание подле дверей своего любимого храма. "Все находки и надписи были тщательно скопированы и переданы археологам" - заключает отчет Каменев. (То есть, раскопки велись без археологов, выходит? Ну, не важно... )
По предварительным выводам полковника, церковь была разрушена, как и большинство ее сестер на Кавказе, во времена османских нашествий 15-16вв. А строительство её он приписывал любимым своим генуэзцам, которых тщательно описал в первой части своей статьи, распаляя интерес читателя к следующему номеру Ведомостей, где собственно и был помещен вышеприведенный отчет.
Находка руин раннехристианской базилики практически на прикубанской равнине и сегодня стало бы сенсацией. Дело сие настолько невероятно, что в современных статьях по теме исследованные Каменевым развалины с осторожностью называют "храмом", или вовсе не упоминают в списках христианских памятников Северного Кавказа. Отправленные "археологам" образцы надписей изучались, по-видимому, долго и однозначных выводов не принесли. Позже, в начале 1890-х, И.Х. Кучук-Иоаннесовым (армянским археологом) был опубликован другой перевод надписи с "авторского" камня: "Церковь построена каменщиком... в 620 году армянской эры (1171г). Письмо теперь признается армянским. (Очень странно, неужели Каменев был настолько потрепан войной, что не смог отличить армянские буквы от греческих?) В любом случае, по сей день кубанские армяне уверены, что найденная возле Белореченской церковь была первой армянской церковью на Кубани. Причем полное отстутствие других армянских письменных памятников того же времени на этой земле их нисколько не смущает.

Armenian_mosaic-inscr_at_Jerusalem_ab767.jpg

образец армянского письма

 


  Заслуживает внимания и точка зрения современного археолога, В.А. Кузнецова, который помещает в район Белореченской крупный средневековый центр Черкессии - княжество Кемиргой. Влияние часто бывающих здесь генуэзцев (церковь находилась в аккурат на древней "анапской" дороге) на местных адыгских дворян и послужило причиной постройки церкви (исходя из вышесказанного - католической) и погребения в ней представителя адыгской знати (об этом говорят все эти золотые и серебрянные вещи, которые "природный" христианин никогда бы не взял с собой в могилу).
К сожалению, ни одной вещи из найденного полковником Каменевым раннехристианского памятника до нас не дошло.

Вдогонку:

1. Минилией считают Майкоп и прилегавшие к нему территории.

2. "Правобережная часть Майкопа, как центр области Минилии, застраивалась и использовалась Георгием Пиуперти в конце XII века. Этот правитель, видимо, был настоятелем церкви Святого Георгия, фундамент которой обнаружен в конце XIX века близ станицы Ханской. Плиты с рельефными изображениями из этой церкви хранятся в Музее искусства Грузии, а некоторые архитектурные детали – в национальном музее Адыгеи." (Н.Ловпаче, модный адыгейский археолог)

3. Местоположение церкви на археологической карте Фелицына:

_45d63.jpg

4. Две иллюстрации из сборника "Анфимовские чтения" к статье А.В. Пяьнкова "Белореченская церковь: проблема датировки памятника". Плиты из Тифлисского музея.

4.


Источник: Кубанские Войсковые ведомости, 1869г, №36-37. "Развалины церкви Св. Георгия, открытые на р. Белой" Каменев, 27 июля, Шабановский пост.

 

Прочитано 1191 раз Последнее изменение Среда, 21 июня 2017 16:43

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии