Среда, 04 февраля 2015 13:15

Четыре отважных капитана

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

gen2 87647

Один из боевых эпизодов воздушных сражений в небе Кубани.

В нем звучат фамилии летчиков, судьбу которых мы сейчас пытаемся установить. Мы ищем и находим их самолеты, собираем документальные и литературные сведения, сопоставляем наши находки и факты.

Идет обычная поисковая работа. А пока, воспоминания однополчан рассказывают нам о них, как о людях. О том, как они жили, сражались и умирали. Как смеялись, шутили, грустили, поминали погибших товарищей. И воевали.

Этот случай описанный в своих мемуарах однополчанином летчиков Анатолием Ивановым был опубликован во фронтовой газете.

Статья называлась  "Четыре отважных капитана"

– Смотри, смотри, самолет снижается! – послышался голос возле командного пункта полка. Все задрали головы в небо.
Да, действительно, кто-то летит. Самолет приближается к аэродрому с выпущенным шасси. Вот он уже заходит на посадку. Медленно и, будто бы крадучись, приближается к земле. Очертание шасси необычное, под колесами виден непонятный комок.
– Это же самолет капитана Сидорова! – кричит техник.
– Наверное, подбит.
– Вроде нет. Но что это у него прикреплено к шасси?
Истребитель приземлился на аэродроме, пробежал, остановился. Мы наблюдаем за ним. Видим, как комок отделился от шасси и... побежал.
– Человек!
Самолет зарулил к своему капониру, а, отделившийся от него человек остановился, посмотрел по сторонам и быстро направился к командному пункту.
– Капитан Орлов! – послышались радостные голоса.
Не успели мы опомниться, как увидели второй самолет, идущий на посадку. Под его фюзеляжем, на шасси, тоже прилепился точно такой же, как и у первого самолета, комок. И этот самолет осторожно приближается к земле. Его прикрывает третий истребитель. Он летит с убранным шасси и не снижается до тех пор, пока самолет капитана Железнова не совершает посадку. Теперь мы уже видим, что на посадку заходит Железнов, а в воздухе кружится Алексеев. Затем садится и он.
Мы бежим к самолету Железнова. Видим, как от стойки шасси он отвязывает капитана Аввакумова и осторожно помогает встать ему. Летчики и техники, подбежавшие к самолету, хотят взять Аввакумова на руки и отнести к командному пункту.
– Не надо, – отмахивается Аввакумов, – я сам пойду. Вот только руку подвяжите – болит.
Тем временем садится Алексеев. Бросаемся к нему.
– В чем дело, Саша?
– Все узнаете, дайте передохнуть. Ну и поколошматили мы фашистскую колонну! – рассказывает Алексеев, и глаза у него горят от удовлетворения.
– Пусть Сашка передохнет, а мы айда к командному пункту.
Майор Осипоз уже хлопочет возле Орлова. Глаза у капитана красные, воспаленные.
– На-ка, глоток отпей, – Осипов подает котелок с коньяком. – Тебе надо согреться и нервы успокоить.
– И ты тоже, Константин Сергеевич, выпей на здоровье.
Аввакумов берет котелок в одну руку и, отпив несколько глотков, отставляет его в сторону:
– Ну, хватит, – отворачивает от котелка голову Аввакумов, – ведь не у тещи в гостях.
Усталость валила летчиков с ног.
Что же случилось с нашими товарищами? Каким образом и почему капитан Орлов и Аввакумов очутились на шасси истребителей и совершили столь необычный полет?
А произошло вот что. Командир эскадрильи Виктор Орлов повел небольшую группу истребителей на штурмовку вражеских колонн. В группу входили: капитан Железнов – заместитель Орлова, капитан Аввакумов – адъютант эскадрильи, капитан Сидоров – штурман полка и рядовой летчик – старший лейтенант Алексеев.
Все товарищи были отличными летчиками, с большим опытом воздушных боев и полетов на штурмовку.
Капитан Орлов считался в полку всеобщим любимцем. Выше среднего роста, плотно сложенный голубоглазый блондин, на редкость чуткий и приветливый человек. И фамилия у него под стать внешнему облику: прямой, с небольшой горбинкой нос, брови вразлет, как крылья стремительной птицы. И губы особенные – улыбчивые, добрые.
Этот обаятельный человек в бою был бесстрашным воином, изумительным мастером маневра и стремительных атак. Его подвигами восхищались не только мы, а и вышестоящие командиры. Недаром он был первым в полку награжден орденом Ленина.
Заместитель Орлова, капитан Железнов, смугляк среднего роста с каштановыми вьющимися волосами, тоже отлично воевал, был смел и отважен. Мы уверенно ходили в бой со своими командирами и всегда возвращались домой с победой.
Капитан Аввакумов – человек застенчивый, но очень трудолюбивый, исполнительный. Занимал он должность адъютанта, как обычно называли начальника штаба эскадрильи, и хорошо с ней справлялся. Как летчик он был тоже мастером высокого класса.
Штурман полка, капитан Сидоров, наиболее грамотный и вдумчивый офицер полка, отлично знал свое дело. Ему доверяли и верили в умелое руководство летным составом в воздушных боях.
Четверка капитанов была слетана и дружна, никогда не терялась в сложной боевой обстановке. Мы, летчики, многому научились у них в полетах. Я, также, как и другие, учился у своего нового ведущего, капитана Орлова.
В эти июльские дни 1942 года кубанская земля была в пыли, дымах и пожарищах. Многочисленные колонны фашистских танков и автомашин, артиллерии и разной боевой техники быстро продвигались, тесня наши войска на юг.
Полку поставлена задача: не только прикрывать отход наших войск, а и уничтожать штурмовыми ударами боевую технику и живую силу врага. Мы были изнурены до предела. Бывало, прилетим, отдохнем несколько минут, на скорую руку поедим что придется, попьем воды. Техники и оружейники уже заправили самолеты горючим и боеприпасами, и мы снова в воздухе. Снова штурмовки, бои, бои...
Вечером, после ужина, падаем под самолет на солому и спим, как убитые. Только забрезжит рассвет – мы уже на ногах, садимся в свои самолеты и в воздух, снова штурмовать фашистские колонны.
Чаще всего летали на так называемую «охоту», за движущимися колоннами немцев. Взлетаем, находим наиболее плотную колонну машин, повозок и начинаем ее штурмовать. Одним словом, руку набили на этом деле.
Пятерка истребителей во главе с капитаном Орловым тоже вылетела на свободный поиск наземных объектов. Пролетели через линию боевого соприкосновения с войсками противника, и перед глазами летчиков открылась обычная картина: идут вражеские колонны и тучи пыли стелятся за ними.
Капитан Орлов выбрал колонну покрупнее: машины с солдатами, цистерны с горючим, множество артиллерии. Вот он качнул с крыла на крыло – сигнал для атаки. Машина ведущего круто пикирует и на бреющем полете проносится над фашистской колонной. За ним следуют остальные летчики. Горит головная автомашина – это меткий удар Орлова. Взрыв и пламя взметнулись к небу – капитан Железнов реактивным снарядом угодил в цистерну с горючим. Аввакумов, Сидоров и Алексеев наносят удары по центру колонны фашистов.
Затем истребители замыкают круг и начинают обрабатывать скопище фашистов и их техники метким огнем. Вся колонна в огне, немцы рассыпались по сторонам дороги, но на них низвергается ливень пулеметного и пушечного огня истребителей.
Вдруг мотор у самолета Аввакумова зачихал и остановился: фашистская пуля попала в бензопровод. Дотянуть на свою территорию невозможно – далеко, да и высота небольшая. Не удастся перелететь даже реку.
Аввакумов идет на посадку, старается приземлиться подальше от разгромленной фашистской колонны. Ему удается сесть километрах в двух от дороги. Летчик выскакивает из самолета и машет руками – авось товарищи заметят и придут на помощь.
Группа два раза прошла над самолетом Аввакумова. Капитан Орлов идет на посадку. Еще минута, и он приземляется рядом с самолетом товарища.
Фашисты тоже заметили вынужденную посадку советского истребителя и бросились к нему... Но капитан Сидоров, Железнов и старший лейтенант Алексеев прижимают их пулеметным огнем к земле.
– Что случилось? – спрашивает Орлов у Аввакумова.
– Остановился мотор.
– Быстрее в кабину! – кричит Орлов, видя, что немцы совсем рядом.
Аввакумов, не снимая парашюта, пытается протиснуться за бронеспинку в кабине самолета Орлова.
– Так дело не пойдет, надо снимать парашют!
Но Аввакумов волнуется, спешит и все же старается как-нибудь пролезть за бронеспинку с парашютом. Он не замечает, как ногой задевает за выключатель магнето. Мотор самолета Орлова остановился. И запустить нечем.
А фашисты, видя добычу, рвутся теперь уже к двум самолетам Орлова и Аввакумова. Сидоров, Железнов и Алексеев изо всех сил отгоняют огнем из пулеметов фашистов и тем самым не дают им приблизиться к летчикам.
Положение двух капитанов, находящихся на земле, становится незавидным: позорный плен или смерть! Аввакумов, мокрый от пота, вылез из кабины самолета Орлова и потянулся рукой к пистолету.
– Подожди! – кричит ему Орлов, – ты что, с ума сошел?
В ту же минуту на посадку пошел капитан Сидоров. Кругом стрельба, немцы во что бы то ни стало пытаются прорваться к сидящим на земле самолетам, теперь уже трех советских летчиков. Железнов и Алексеев продолжают отсекать наседающих врагов огнём пулемётов, буквально притирая их к земле фюзеляжами самолётов.
– Что вы тут делаете? – кричит подруливая Сидоров.
– Костю хотел забрать, а мотор выключился. Вот и сидим на мели.
– Виноват во всем я, – говорит Аввакумов. – Скорее улетайте.
– Садись на пирамиду шасси, – кричит Сидоров Орлову. – Буду взлетать, на руках подтянешься. Прикрепись к стойке шасси ремнем.
Орлов быстро устроился на шасси и привязался. Сидоров увеличивает обороты мотора – и самолет в воздухе. Костя Аввакумов и два истребителя остаются на земле.
А фашисты рвутся к ним, как бешеные. Короткими перебежками они все ближе продвигаются к советским истребителям, у которых суетится Аввакумов, готовясь их поджечь.
Теперь на выручку товарища идет капитан Железнов. Он садится и подруливает к Аввакумову.
– Орлова увез Сидоров, – сообщает Железнову Аввакумов.
– Куда посадил?
– На шасси.
– Садись туда же! Да побыстрее, а то у Алексеева боеприпасы на исходе.
Аввакумов быстро подвязывается ремнем к шасси и на руках подтягивается над колесом. Железнов дает газ и его самолет в воздухе.
Алексеев с яростью всаживает в фашистов последние очереди из своих пулеметов, а затем пристраивается позади самолета Железнова.
На земле остались два пылающих факела – это горели подожженные Аввакумовым самолеты.
Все это узнали мы вечером в столовой. Потеря двух истребителей с лихвой компенсировалась огромным уроном, нанесенным фашистской колонне отважными летчиками полка.
Только вот у капитана Аввакумова долго болела рука: во время полета она попала под балку, на которую подвешивался реактивный снаряд. Потоком воздуха перегнуло руку и растянуло сухожилие.
Через несколько дней во фронтовой газете появилась статья под названием «Четыре капитана» 

Капитан Орлов погибнет при штурмовке войск противника, под Крымском. Его самолет и останки не найдены.

Его заместитель, ставший комэском  капитан Железнов  сбит в воздушном бою над Новороссийском, будет тянуть горящую машину к аэродрому, но не дотянет. Он и его самолет упадут где то под Геленджиком.

Капитан Аввакумов погибнет прикрывая звено однополчан возвращающихся с боевого задания под Туапсе.

Летчик Алексеев не вернется с боевого задания. Обстоятельства гибели по сей день неизвестны.


Вспомним этих людей.
А мы - мы будем искать.

В статье использован материал из книги Анатолия Иванова "Скорость, маневр, огонь". 

Прочитано 1724 раз Последнее изменение Суббота, 17 октября 2015 20:22

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии

Горец

Аввакумов Константин Ксенофонтович (установлен по номеру самолета И-16 № 24Р21Г72) Родился: 1916 г.р., г. Тейково Ивановская обл., капитан 36 ИАП. Погиб в воздушном бою 22.10.1942 г. Жена: Аввакумова Любовь Куприяновна проживала по адресу г. Баку, пос. Монтино, д. 2, кв. 114. Найден: ККОНПО «Щит и меч» 27.04.13 г., Краснодарский край, Туапсинский р-н, юго-западные скаты высоты 441.0.
kubpoisk.ru/.../...