А-20 Бостон №12761 г.Собер-Баш

 

А20 "Бостон" 1942 г.

Координаты: N44.69375, E38.57502


В декабре 2009 года обнаружено место падения самолета А-20 на горе Собер-Баш Северского района Краснодарского края. Направление падения самолета при столкновении с землей указывает на то, что он возвращался с выполнения боевого задания из района Темрюк на аэродром базирования Адлер. На месте падения обнаружены авиационные бомбы, находившиеся на борту Бостона. Очевидно, что на вершине горы Собер-Баш 09.11.1942 года погиб экипаж старшего лейтенанта Лопатеева.

Евгений Порфирьев:

В декабре 2009 года поисковиками было обнаружено место падения еще одного самолета Б-20. На этот раз обломки были найдены на горе Собер-Баш Северского района Краснодарского края. Направление падения самолета при столкновении с землей указывает на то, что он возвращался с выполнения боевого задания из района Темрюк на аэродром базирования Адлер. В тоже время на месте падения обнаружены авиационные бомбы, находившиеся на борту Бостона. По какой причине самолет возвращался на базу не сбросив бомбовый запас, пока оставалось загадкой. Самолеты класса Б-20 начали поступать на вооружение ВВС Черноморской группы войск в октябре 1942 года. В апреле 1943 года наши бомбардировочные дивизии были передислоцированы из Адлера на аэродромы базирования Майкоп и Кореновск, после чего гора Собер-Баш осталась в стороне от маршрутов полета Бостонов. Таким образом, можно предположить, что найденный нами самолет был потерян не позднее марта 1943 года. Среди обломков самолета удалось обнаружить останки членов экипажа и фрагменты одного из двигателей с выбитым на них номером 41-2761№1. Анализ архивной информации о номерах моторов Wright Cyclone R-2600, устанавливаемых на самолетах Б-20 показывает, что нумерация 41-27… характерна для данного типа двигателей, но при этом после двухзначного числа, обозначающего год выпуска двигателя, должен быть указан пятизначный номер самого мотора. Однако в нашем случае, мы имеем только четыре цифры номера и обозначение № 1, которое, скорее всего, указывает на номер цилиндра двигателя. Можно предположить, что обозначение № 1 является продолжением заводского номера мотора, который в этом случае будет выглядеть следующим образом № 41-27611, но это лишь одна из рабочих версий, наряду с другими. Так, в качестве другой рабочей версии рассматривался вариант дублирования на цилиндрах двигателя заводского номера самолета № 41-2761, поскольку достоверно известно, что самолет с таким номером был поставлен в СССР по Ленд-Лизу. Еще одно предположение возникло в ходе изучения архивных материалов 219 БАД, согласно которых в состав дивизии входил Бостон с номером одного из моторов 41-2737, при этом в документах 4 воздушной армии, этот же мотор был учтен за номером 41-27370. Возможно в случае, если последняя цифра номера мотора была «0», то в учете ВВС США, она просто не указывалась, а технические службы ВВС РККА вели учет номеров моторов на свое усмотрение, указывая в одних документах номера на «американский» манер, а в других указывали полный, пятизначный номер двигателя. В любом случае в истории этого Бостона пока было больше вопросов, чем ответов.

В ходе очередного выезда на Собер-Баш, мы обратили внимание на скромный обелиск, установленный в самом дальнем краю огромной поляны, занимающей всю вершину горы. Выцветшими от солнца и вымытыми дождями буквами на гранитной плите была высечена надпись: «Советским летчикам, погибшим в феврале 1943 года». Самолеты типа Бостон стояли на вооружении 132 и 219 бомбардировочных дивизий. В феврале 1943 года 219 дивизия не потеряла ни одного Б-20, 132 дивизия за этот период недосчиталась трех Бостонов: экипаж старшего сержанта Кузнецова потерпел катастрофу при взлете с аэродрома Адлер 22.02.43 г., экипаж старшины Мекерова был сбит огнем зенитной артиллерии Красной Армии над населенным пунктом Джубга 03.02.43 г. (экипаж спасся на парашютах), экипаж старшего сержанта Исатова не вернулся с боевого задания по разведке войск противника 10 февраля 1943 года.

Дополнение к Оперативной сводке № 83 штаба 132 БАД от 10.02.43 г.:

БАП одним Б-3 экипаж в составе командира звена старшего сержанта Исатова, штурмана звена старшего сержанта Смоляр, стрелка-радиста сержанта Исханова, воздушного стрелка младшего сержанта Волостных в 07.10 вылетел на разведку аэродромов противника Славянская, Крымская с задания не возвратился».

И снова, как нельзя более кстати, пришлись воспоминания Геннадия Анатольевича Пащевского. В своей книге он описал обстоятельства гибели экипажа Исатова, который был сбит противником в районе Славянская. Штурман экипажа Смоляр Андрей Яковлевич выбросился на парашюте и попал в плен. В 1945 году был освобожден, и после войны проживал в селе Медвин Киевской области Украины.

Таким образом, ни один из экипажей Б-20, стоявших на вооружении 4 и 5 воздушных армий и не вернувшихся с боевых заданий в феврале 1943 года не мог оказаться на склонах горы Собер-Баш и следовательно информация, указанная на памятнике не соответствовала действительности.

Холодным зимним вечером февраля 2010 года сидя в кресле перед компьютером я придавался воспоминаниям и просматривал старые фотографии экспедиции 1999 года на гору Тхаб. На одной из них был крупным планом запечатлен цилиндр двигателя Wright Cyclone R-2600-11 с выбитым на нем номером 41-0366

№1. По шрифту, месту и порядку набивки этот номер полностью соответствовал номеру, обнаруженному на цилиндре мотора самолета, разбившегося на Собер-Баше. Но заводские номера моторов Бостона, найденного на Тхабе были 41-25181 и 41-12582 и не имели ничего общего с номером 41-0366№1, выбитым на одном из их цилиндров. Выходило, что и номер 41-2761№1 мог не являться номером мотора, найденного Б-20. Единственная зацепка, дававшая надежду на установление имен экипажа по номерным деталям, исчезла.

В ходе изучения оперативных сводок 132 БАД за октябрь –ноябрь 1942 года было установлено, что 09.11.1942 г. 63 БАП тремя Бостонами одиночно с двух-трех заходов в период с 18.30 до 18.50 с Н=1200-1800 м бомбардировали войска в пункте Азовская. Налет 5 часов 29 минут. Израсходовано: 6 ФАБ-100, 1 ЗАБ-50, 2 ФАБ-50, 21 АО-25, 2 САБ-3. Разрывы бомб наблюдали в центре пункта Азовская. Обстреляны двумя батареями ЗА противника из Азовская. Один экипаж летчика старшего лейтенанта Лопатеева с выполнения боевого задания не вернулся.

Станица Азовская расположена в 5 км от горы Собер-Баш и если предположить, что найденный нами Бостон был сбит зенитной артиллерией противника при заходе на цель, то этим обстоятельством можно объяснить и направление самолета в момент падения и наличие бомб на борту самолета.

В оперативной сводке 132 БАД за 09.11.1942 года указано, что Бостоны действовали одиночно и в вечернее время, т.е. в темное время суток. Таким образом, другие экипажи, принимавшие участие в данной операции, не могли визуально наблюдать гибель экипажа Лопатеева, что подтверждается оперативной сводкой, согласно которой обстоятельства пропажи самолета не установлены, организован поиск не вернувшегося экипажа. Спустя шесть дней, в оперативной сводке за 15.11.1942 года есть упоминание о том, что возможно экипаж старшего лейтенанта Лопатеева потерпел катастрофу в 3-х км северо-западнее Ново-Михайловское, а согласно донесения о безвозвратных потерях личного состава 132 БАД за октябрь –ноябрь 1942 года, самолет, пилотируемый старшим лейтенантом Лопатеевым упал в море. Думаю, что, не имея возможности установить точное место гибели экипажа Бостона, командование 132 БАД предпочло указать в графе «Место гибели»: «самолет упал в море» и таким образом, закрыть вопрос с организацией поисковых мероприятий. К слову сказать, формулировка «самолет упал в море» встречается довольно часто в донесениях о безвозвратных потерях частей 4 и 5 воздушных армий. Своего рода синоним другой известной в быту фразы «концы в воду».

Данное предположение подтвердил и ветеран 63 БАП Пащевский Г.А., который при очередной нашей встрече рассказал, что после взлета с аэродрома базирования в Адлере самолеты 132 БАД двигались в направлении территории, занимаемой противником, над морем параллельно береговой линии, и только на участке Новороссийск – Анапа делали боевой разворот и уходили вправо на цель. Поскольку большую часть пути самолеты проделывали над морем, то в случае если экипаж не возвращался с боевого задания и обстоятельства его гибели были неизвестны, то предполагалось, что он упал в море, о чем в документах о безвозвратных потерях делалась соответствующая запись.

Выписка из Приказа № 171 от 17 ноября 1942 года по 63 ББАП:

«09.11.1942 года при выполнении боевого задания ночью экипаж в составе летчик –заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Лопатеев Василий Михайлович, штурман эскадрильи лейтенант Бохонов Николай Герасимович, воздушный стрелок-радист старший сержант Носов Яков Яковлевич и воздушный стрелок Данин Николай Александрович, потерпел катастрофу в 3-х километрах от пункта Ново-Михайловское. Самолет упал в море, экипаж погиб.

Самолет А-20В № 13025 с моторами Райт-Циклон правый № 41-25938, левый № 41-25865 подлежит списанию на основании актов по инспекторскому освидетельствованию как безвозвратные потери».

Кто и на основании чего мог осенью 1942 года сделать выводы о принадлежности упавшего ночью в море самолета!? Учет потерь личного состава в частях Красной Армии был далеко не на высоком уровне, что подтверждается Приказом по войскам Северо-Кавказского фронта

№ 0572 от 27.10.1943 г. «О преступном отношении к погребению павших в боях за Родину». Результаты работы военной прокуратуры поражают размахом фальсификаций и приписок, выявленных в документах по учету погребения военнослужащих Красной Армии. После их изучения не возникает сомнений в том, что разбившийся в горах самолет вполне мог быть списан как упавший в море.

В результате опроса населения нами было установлено, что один из местных жителей вместе со своим сыном осенью 1942 года побывал на месте падения советского самолета на горе Собер-Баш, собрал документы у погибших летчиков, а после прихода Красной Армии передал документы военным. Сразу после освобождения Северского района, весной 1943 года, его сына забрали в армию, и домой с фронта он уже не вернулся. В середине 70-х годов прошлого века умер и сам очевидец катастрофы самолета, но местные жители станицы Убинская до сих пор помнят рассказанную им историю и в том числе тот весьма важный факт, что самолет был сбит осенью 42-го года. Можно предположить, что речь идет о другом самолете, а не о найденном нами Бостоне, тем более, что все сторожили в один голос утверждают, что в годы войны на горе Собер-Баш упало два самолета и чтобы окончательно разобраться в этой истории нам предстояло обнаружить место падения второго самолета и установить его судьбу. Смущал тот факт, что о втором самолете говорили как о некой немецкой «этажерке», упавшей на северных склонах горы, при этом точное место падения никто показать не брался. И, тем не менее, в ходе очередной экспедиции, при обследовании предположительного места падения второго самолета, его обломки все же были найдены на северных склонах примерно в 400 метрах от вершины Собер-Баш. По сохранившимся фрагментам было установлено, что это самолет-разведчик советского производства Р-5, использовавшийся в годы войны в качестве ночного бомбардировщика. В ходе экспедиции удалось установить заводские номера самолета и мотора. Благодаря наработанному опыту по авиации не составило большого труда определить, что самолеты Р-5 стояли на вооружении 650 НЛБАП 218 БАД. Изучая архивные документы этого авиационного полка, было установлено, что самолет Р-5 № 9092, мотор М-17 № 2-1676 13.02.1943 г. прибыл из 266 САМ и был зачислен в состав 650 НЛБАП. Установление дальнейшей судьбы самолета и экипажа было делом техники. Самолет не вернулся с боевого задания по бомбардировке скопления войск противника на косе Чушка 4 марта 1943 года, после того, как был сбит зенитной артиллерией противника над станицей Варениковская, пилот - командир звена 650 НЛБАП лейтенант Левченко, стрелок бомбардир лейтенант Кудасов, экипаж вернулся в часть (приказ по 650 НЛБАП от 31.03.1943 г. № 021 «Об итогах боевой работы за март месяц 1943 года»).

Следует отметить, что лейтенант Кудасов Павел Иванович был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени (приказы по войскам Южного фронта от 25.05.1942 г.

№ 0269/н и Закавказского фронта от 19.10.1942 г. № 026/н), а лейтенант Левченко Петр Захарович –медалью «За отвагу» и орденом Красного Знамени (приказы по войскам Южного фронта от 23.04.1942 г. № 020/н и Закавказского фронта от 19.10.1942 г. № 024/н). Выжив после аварийной посадки на склонах горы Собер-Баш, и вернувшись в часть, оба летчика до самого конца войны продолжали громить врага.

Возвращаясь к истории другого самолета потерпевшего катастрофу на Собере, и сопоставляя все ставшие известными факты, становится очевидным, что самолетом, упавшем на горе Собер-Баш осенью 1942 года, был именно обнаруженный нами Бостон. Самолеты данной модификации А-20-В поступили на вооружении ВВС Северо-Кавказского фронта 22.10.1942 года и до весны 1943 года стояли на вооружении только 63 БАП 132 БАД. С этого момента и до конца 1942 года на Кубани было потеряно два Бостона из состава 63 БАП: самолет старшего лейтенанта Лопатеева 09.11.1942 г. и самолет лейтенанта Ильина 15.11.1942 г. Учитывая то, что Бостон Ильина потерпел катастрофу при взлете с аэродрома Адлер, все факты указывали на правильность наших первоначальных выводов –на вершине горы Собер-Баш 09.11.1942 года погиб экипаж старшего лейтенанта Лопатеева.

Прочитано 2842 раз
Другие материалы в этой категории: « А-20 Бостон №12796 пос.Горный А-20 Бостон №12789 г.Тхаб »

Комментарии

Жека

Самолет Р-5 установлен по номеру самолета и мотора - тут ошибки с идентификацией быть не может. То, что он был подбит в районе Варениковки и смог долететь до Собера, то вполне реально, если повреждения были не серьезными.
Что касается Бостона, вероятность правильности идентификации самолета и экипажа 99,99 %. Тут просто нет других вариантов. В послевоенные годы его разбирали на металлолом и оболомки этого самолета мы находили не только на месте падения, но и на северо-восточно й стороне под самой вершиной. Там же находили боеприпасы от пулеметов Браунинга - бортового вооружения Бостона.

Владимир Шевцов

Если Р-5 был сбит над Варениковской, то как он оказался на Собере? А стойка шасси у памятника на Собере - принадлежность Бостона?
Дело в том, что я лично участвовал в ее перетакивании с северного склона горы примерно с того места, где вы нашли Р-5.
21 сентябре 1975 года мы же установили там памятник, изготовленный из лопасти несущего винта вертолета Ми-2. Потом, изуродованную вандалами лопасть к 40-летию победы заменили на гранитный памятник.Феврал ь 1943 г. там указан не как дата гибели самолета и экипажа, а как время самых ожесточенных воздушных боев в небе Кубани, месяц в котором были освобождены Северская и Краснодар.