Вторник, 31 июля 2018 21:04

По тропам Убыхии - 2

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

http://komanda-k.ru/sites/default/files/Dagomys%20(2).jpg

Дагомыс

Итак, проснувшись утром у Бабуков-Берзеков, наши бритты приняли решение идти далее " вдоль западных склонов, пока не заблагорассудится повернуть обратно к морю". Но поскольку область Убыхии была ограничена долиной р. Сочи, то выбор дорог был невелик. Очевидно, что черкесы-проводники вели англичан проторенными конскими тропами, вряд ли они стали бы ломиться в неизвестных направлениях, следуя желаниям путешественников. Поэтому важно выяснить, какие дороги существовали в Убыхии на тот момент и какие из них более всего подходят под описание Олифанта.


SCHACHO


Судя по характеру движения после ночевки в Бабук-ауле, когда лошади постоянно падали "в ручей", путники поднимались вдоль русла какой-то реки на какой-то перевал, высоту которого они "оценили ... около 6 тысяч футов", то есть чуть меньше 2000м. После указанного перевала они начали спускаться в долину реки SCHACHO.
Подобного английского написания нигде, кроме этой книги, мне не удалось найти. Отсюда вывод, что Олифант записал его так, как услышал от черкесов. На первый взгляд, слово созвучно названию "Шахе", но этого не может быть, ибо:
1. Логика движения "вдоль западных склонов" не позволяет партии снова вернуться в долину Шахе, откуда они только что вышли.
2. Река Шахе у Олифанта с самого начала называется Субаши (Soubachi).
Вполне вероятно, что SCHACHO - это река Соча. Если предположить, что после ночевки партия поднималась по течению р. Субаши (Шахе) или р. Бзыч, то перевальной точкой мог быть отрог г. Большая Чура или одна из вершин хр. Амуко. Оттуда действительно можно спуститься в долину Сочи.
Проверим это, используя "Исследование бывших горских аулов, а также частновладельческих и поселянских хозяйств Черноморской губернии." , проведенное в ходе экспедиции таксаторов в 1897 г.

"Ущелья нагорной полосы бассейна р. Сочи соединены между собой сохранившимися вьючными и пешеходными тропами, проложенными горцами и частью при покорении края разделанными войсками... Главная вьючная тропа проходит от юрта Пластунского, по правому склону ущелья до отрога Главного хребта. От нее отделяется тропа, идущая по ущелью притока, с правой стороны - Агуа, которая, пересекая водораздельный хребет, отделяющий р. Агуа от р. Бзыч, притока р. Шахе, спускается в бассейн р. Шахе. По водораздельному же хребту идет боковая тропа до вершины его, Амуко. "

Вершина Амуко составляет 1918м, что вполне похоже на расчеты путешественников (ок. 6000 футов). Через неё проходит тропа из ущелья Бзыч в ущелье р. Агва, впадающей в р. Соча.

Кстати и у Лаврова в монографии "Убыхи" есть упоминание об этой дороге:

"Важное значение имела конная дорога, соединявшая средние течения рек Сочи и Шахе; она шла от Дишана (устье р. Бзыч) через многие населенные пункты к Мутыхуаса"


Вроде бы всё гладко, но для этого им пришлось бы возвращаться с места ночевки в Бабук-ауле около 12 км к устью р. Бзыч. Почему Олифант не упоминает этого?

Дольмены

Далее Олифант пишет:

Мы остановились отдохнуть в роще прекрасных деревьев, где наше внимание привлекли необычные памятники. Массивы скал, торчащие тут и там, были обработаны рукой человека и представляли собой почти перпендикулярную земле стену площадью около шести футов. С каждой стороны скала была высечена в форме фасада, а посередине было круглое отверстие диаметром около 18 дюймов.

По всей вероятности, англичане увидели дольменный комплекс. К счастью, У. Симпсон зарисовал его и мы можем быть уверены, что это дольмены в урочище Три Дуба, недалеко от Солох-аула.

Но как они туда попали? Единственным объяснением здесь может быть путаница в памяти самого Олифанта, нарушившая хронологию. Скорей всего, дольмены они наблюдали еще до ночевки в Бабук-Ауле, а не после перевала Амуко, как следует из описания.
Исключая дольмены из путешествия третьего дня, можно проследить дальнейший путь Олифанта.


Бзыч - Амуко - Соча


" Вскоре после этого интересного места мы оказались в долине SCHACHO. Мы спустились с вершины хребта очень быстро и наш хозяин, сопровождавший нас до этого места, попрощался с нами. Пересечение бурной SCHACHO было самым рискованным мероприятием. Лошади едва могли удержаться на каменистом скользком дне, а стремительный поток достигал кобур. После одной-двух неудачных попыток мы нашли брод, и, за исключением промокания багажа, других неудобств не испытали. Но теперь, к нашему ужасу, мы увидели перед собой хребет совершенно равный по высоте тому, с которого мы только что спустились. Гиды сообщили нам, что если мы не остановимся здесь на ночь, то можем не успеть подняться и придется разбивать лагерь, не достигнув селения на противоположном склоне."


Если верно то, что утром путешественники вышли из Бабук-аула и к устью Бзыча не возвращались, то первым взятым перевалом мог быть только водораздельный хребет между Шахе и Бзычом. Высота его чуть более 1000 м (а не 6000 футов). Реку Бзыч Олифант, вероятно, принял за Сочу, поэтому был удивлен предстоящим подъемом на следующий, более высокий хребет Амуко. Приняв решение брать Амуко, путешественники были вознаграждены прекрасными видами с открытой вершины горы, после чего начали спуск, двигаясь по хребту, что вполне похоже на реальную географическую ситуацию в этом районе. Путаница только в указанной высоте:


"В течение трех часов мы поднялись на высоту около трех тысяч футов и это была вторая высота, взятая нами с утра".


Конечно, трехтысячником был предыдущий хребет, а шеститысячником - г. Амуко. Но поскольку Олифант не вёл дневника, а вспоминал эти события спустя несколько лет, то такие неувязки вполне возможны.
Уже по темноте они, наконец, спустились в настоящую Сочу, где остановились на ночь в "селении", которое могло быть крупным аулом Мутыхуаса (нынешняя Пластунка), где завершалась главная вьючная тропа из долины Шахе.


Tecumseh


Это интересное название реки упомянуто Олифантом в путешествии четвертого дня. Английское написание точно соответствует имени индейского вождя и названию американского города. Ничего похожего в названиях Убыхии найти не удается, разве что приблизительно похожее по звучанию "Terampse" с карты Дж. Белла 1840 г., расположенное в районе р. Дагомыс.


Обратимся снова к "Исследованию бывших горских аулов":
"Наконец существует еще тропа, проложенная между притоками Агуа и Безымянной речкой, впадающих с правой стороны в р. Сочи, которая соединяет нагорную полосу бассейна р. Сочи с бассейном р. Восточный Дагомыс. "


Эта дорога существует и поныне. Логично предположить, что Tecumseh и есть Дагомыс, тем более, что одно из его черкесских названий звучит как Тыгъэмыс (Топонимический словарь Твердого), что могло быть записано Олифантом как ассоциация трудного черкесского слова с более знакомым англичанину именем знаменитого индейца.
Дальнейший путь партии подтверждает, что к морю они вышли именно в районе Дагомыса:
"Теперь мы достигли юго-восточной границы Убыхии... мы направили стопы в сторону моря, прошли через русский форт Мамай и достигли по побережью Ардиллера. В русском форте на Сочи мы нашли несколько духовых ружей в хорошем состоянии."



 

Прочитано 124 раз

Добавить комментарий

Защитный код