Воскресенье, 29 июля 2018 17:37

По тропам Убыхии

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Гора, называемая "Оштен" в наши дни

 

В своей книге "Патриоты и флибустьеры" г-н Лоренс Олифант увлекательно рассказывает о путешествии группы англичан, в которую входил он сам и художник Уильям Симпсон-Крымский, по горным районам Убыхии. При этом автор не раз подчеркивает, что они были первыми европейскими путешественниками, проникшими в заповедные места Черкесии.
 

Из-за трудности общения с местными жителями, а может из-за своего глобального восприятия мира, Олифант не утруждал себя выяснением географических названий, обозначая лишь основные вехи пути. Наслаждаясь красотами сокровенных территорий, Олифант сетовал, что европейские путешественники еще долго не смогут увидеть всё это, считая российское завоевание Кавказа гибелью для его богатств.
Постараемся выяснить, какие земли прошли неустрашимые бритты и насколько доступны виденные ими чудеса современному сочинскому туристу.


Соук-Су

 

Итак, отплыв из Сухум-Кале "в начале октября" 1855 г, путешественники нанесли визит князю Михаилу Шервашидзе в его имении Соук-Су. Лояльное отношение генерала Российской армии к завладевшим в это время Абхазией туркам и их союзникам в дальнейшем стало причиной подозрения Шервашидзе в измене. Всем были известны кунацкие связи абхазского владетеля с убыхами. Видимо, с его подачи англичане получили турецкий пропуск в их пределы.
Соук-Су - старинное название абхазского селения Лыхны. Дворец и церковь, описанная Олифантом, и ныне находятся на центральной площади села. Сама площадь издревле используется абхазами для народных собраний и видела много исторических событий.


Оштен и Джумантау

 

Кодорский хребет и г. Ходжал


Обогнув (на корабле) мыс Пицунда, Олифант увидел вершину "Оштена", высотой 13 000 футов (около 4 тыс метров) и написал следующее:
"От Оштена до Djoumantau основной хребет состоит из пиков одинаковой высоты и образует северо-восточную границу Абхазии, отделяя северные черкесские племена и образуя непреодолимый барьер."


Фраза о горах "Оштене" и "Djoumantau" украдена Олифантом у Монпере. Прочтя это описание целиком у де Монпере, можно получить некоторые ориентировки:
"Начиная от Ошетэна до Джумантау, Кавказский горный массив представляет уединенную горную цепь с высокими вершинами, которая тянется на сто сорок верст вдоль берега моря в направлении с западо-северо-запада на восток-юго-восток. За Джумантау начинается центральный хребет, который идет, образуя почти прямой угол с горной цепью Абхазии, до Эльбруса и отсюда, принимая свое первоначальное направление, тянется к Пассамта и Мкинвари, или Казбеку. Большой отрог, который отходит от горы Джумантау, отделяя бассейн реки Гализги от бассейна реки Енгура, питает у своего выступа на юге множество ручьев и рек; из этих рек наиболее значительные Цорика, Гудава и Гагида."


Вообще Джамантау сегодня - это горный хребет в составе Тянь-Шаня (Киргизия). Как это название попало на Кавказ - загадка жизни. Очевидно, Монпере списал его у древних авторов. Выдающейся горой на юго-востоке Абхазии, разделяющей своим отрогом бассейны рек Галидзга и Ингур, может быть только Ходжал (3313).
Вероятно также, что Джумантау - это гора Могуаширха (3850), северо-восточнее Ходжала, высота которой на карте 1926 г оценивается как 12,5 тыс футов.


Название Джумантау было не ископаемым, а употреблялось в начале и середине 19 века. Например:


"Сваны ныне занимают южные альпийские луга Кавказа; сначала их можно найти к востоку от горы Джумантау, расположенной примерно в 40 верстах к югу от поселения карачаевцев." (Иоганн Бларамберг ИСТОРИЧЕСКОЕ, ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ, СТАТИСТИЧЕСКОЕ, ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ И ВОЕННОЕ ОПИСАНИЕ КАВКАЗА 1834)


«высоко в горах живет племя, называемое всеми соседними народами аланами; нет никакого сомнения, что это племя является остатком древнего народа аланов…, карта тифлисского Генерального штаба и атлас Западной России помещают их страну у истоков Карденека и Малого Инджика, но, вероятно, она захватывает также и верховья Шона и тянется до Джумантау…(Карл Кох 1842 г).


Загадочный "Ошетэн" Монпере относит именно к горам Абхазии, поэтому современным Оштеном он быть не может. Под описание его местоположения, много раз встречающееся у г-на Дюбуа, более всего подходит горный массив Арабика (2700):


К слову сказать, на карте 1858 г, изданной при Военном Сборнике, Оштеном названа вершина в истоках р. Сочи (то ли Чура, то ли Ачишхо). И только на картах 1877 г Оштен занимает свое нынешнее положение. Всё это немудрено, ведь это название в переводе с черкесского означает "вечный снег".
Почему Олифант решил, что Оштен (Арабика) достигает 13 000 футов? Очевидно, во всем виноват Монпере, который имел неосторожность написать:
"Самые высокие вершины абхазской горной цепи достигают, несомненно, двенадцати и тринадцати тысяч футов высоты."


Вардан и Субаши

 

У. Симпсон. Вардане


Сухопутная часть экспедиции началась в Вардане, крупном убыхском ауле, местоположение которого в устье р. Буу не вызывает вопросов. Партия отправилась конным ходом по побережью, пока наконец " другая река засверкала между зелеными лугами, впадая в море, мы повернули к горам".
Позже Олифант проговорится, что река эта называется Субаши, современная Шахе. Это подтверждается и руинами большой крепости (Головинского укрепления), виденными путешественниками в её устье. После отдыха отряд двинулся вверх по реке и к вечеру достиг аула, где должен был заночевать.
Где находилась первая ночевка? Учитывая то, что раннему выходу из Вардане воспрепятствовали долгие сборы, то вряд ли отряд мог пройти более 16-18 км, которые заканчиваются в районе Большого Кичмая.

У. Симпсон. В долине Субаши


Далее возникает вопрос, куда двинулась партия на следующий день? Олифант пишет, что путь продолжался по "долине Субаши" до обеда, затем "по более суровому руслу горного потока" и к вечеру путешественники поднялись на гору или перевал. Невдалеке от этого места они заночевали у следующего хозяина, "в деревне на вершине холма".


Вторая ночевка и Abbasack

Приют Бабук-аул


Согласно исследованиям Лаврова, "В верховьях р. Шахе, на правом ее берегу, среди крутых лесистых гор лежало разбросанное селение, называвшееся по имени проживавшего там Хаджи-Бабуко Берзек". Сейчас это пустынное урочище называют Бабук-Аул. В пользу предположения, что путешественники ночевали именно у Берзеков говорят следующие факты:
1. Бабук-аул действительно расположен на подъеме к перевалу, на двух возвышенных террасах.
2. В числе эскизов Симпсона-Крымского присутствуют дольмены, форма которых не оставляет сомнений, что они были зарисованы недалеко от Солох-Аула, на пути к ночевке.


3. Олифант отмечает, что они достигли пределов Убыхии: "Село, где мы ночевали, было одним из самых отдаленных районов Убыхии и находилось на западном склоне хребта, отделяющего ее от Abbasack . По сути мы были в 5-6 милях от границы и, следовательно, на таком же расстоянии от истоков рек, впадающих в Кубань."
На подходе ко второй ночевке Олифант рассуждает о возможности "пересечь Abbasack" и "увидеть кубанские равнины". Название Abbasack, не встреченное мною нигде, кроме книг Олифанта, может означать только Абадзехию. И ведь правда, от Бабук-Аула до Белореченского перевала около 10 км (6 миль).

Продолжение следует...
 

Прочитано 173 раз Последнее изменение Воскресенье, 29 июля 2018 23:16

Добавить комментарий

Защитный код