Понедельник, 28 октября 2019 21:49

Еще раз о Никопсии

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

 

Горст А.П.

ЕЩЁ РАЗ О НИКОПСИИ

[Статья о Никопсии была опубликована благодаря Б.Б. Овчинниковой в сборнике «Археология, архитектура и этнокультурные процессы Северо-Западного Кавказа» (Материалы конференции, посвящённой итогам исследований Лооской археологической экспедиции УрГУ в Лазаревском районе г. Сочи (1987–1997 г.). 14-16 февраля  1997 г. Екатеринбург: «БКИ». С. 72–80). К сожалению, обстоятельства военной службы не позволли автору внести необходимые поправки перед отправкой рукописи в печать. Кроме того, отсутствовала возможность для размещения топографических карт с расчётами (см. приложение 1 электронной версии, где проблему частично удалось решить с помощью ГИС SAS.Planet). Поэтому текст представлен в авторской редакции с незначительными изменениями. - А. Горст]

 

 

Предание гласит, что прежде, чем вознестись на небо, Христос повелел апостолам бросить жребий, дабы каждый из них определил для себя тот путь, по которому он пойдёт в мир проповедовать Евангелие [4, с.249-257; 8, с. 58; 28, с. 29]. Одного из них, Симона Зилота (известного так же, как Симон Кананит) судьба после долгих скитаний и многочисленных приключений привела на Черноморское побережье Кавказа, где и оставила навсегда. Схваченный римлянами, Симон погиб мученической смертью и был похоронен на морском берегу неподалеку от южной границы Зихии. А пять столетий спустя во имя Новой Римской империи над его могилой вознеслись стены Никопсии – города, который был когда-то святыней христиан Кавказа.

Трудно судить о правоте легенд, когда речь идёт о прошлом Побережья, где история забытых могил и безымянных развалин кажется склеенной из бессвязных отрывков чужеземных хроник и только фантастический узор преданий соединяет их непрерывной, но совершенно запутанной нитью. Об истории Никопсии написано не очень много [13; 20, с. 167-169], но здесь хотелось бы рассмотреть лишь один вопрос – о местонахождении этого города.

Вопрос этот не просто труден – иногда кажется, что безопаснее странствовать по самой земле Побережья, чем по страницам описывающих её прошлое книг. До сего дня было высказано пять точек зрения. Первая из них принадлежит грузинскому историку и географу XVIII в. Вахушти Багратиони, который считал, что Никопсия и Пицунда  - одно и то же место (хотя источники чётко их различают) [32, с. 58]. Мнение Вахушти тогда мало кого интересовало и поэтому никем не оспаривалось, а позднее его просто не принимали в расчёт. А вот в XIX в. интерес к Кавказу возрос, и поисками Никопсии занялись серьёзно. Наиболее распространённым было мнение, отождествлявшее Никопсию и Анакопию (Новый Афон) – из-за созвучия названий (а также из-за того, что в Анакопии находится знаменитый храм Св. Симон Кананита) [14, с. 59, 61, 136, 155; 17, с. 286; 20, с. 168; 26, с. 71; 28, т. XXI, с. 168; 33, с. 117-118]. Однако это предположение неверно, так как оба города одновременно упоминаются в источниках. Неправомерно отождествлять Никопсию и с городищем на р. Белой [20, с. 169; 25, с. 79].

В 1833 г. Ф. Дюбуа де Монпере предположил, что Никопсия находилась близ устья р. Нечепсухо, где и по сей день сохраняются развалины, известные как Новомихайловское городище. В настоящее время эта точка зрения является господствующей [2, с. 110; 7, с. 259; 13; 15, с. 86; 18, с. 122, 137; 20, с. 169-170; 21]. Раскопки подтвердили существование здесь в V – VIII вв. укреплённого поселения, однако в пользу того, что именно оно является Никопсией, говорит лишь созвучие названий. Значительных архитектурных памятников здесь нет, а ведь в Никопсии, являвшейся центром епархии, должна была находиться и резиденция епископа, и кафедральный собор с гробницей почитаемого апостола. Ещё одно предположение было высказано в 1989 г. Ю.Н. Вороновым, который поместил Никопсию на месте современного Цандрипша [12].

Поразительно то, что современные исследователи не обращаются к цифрам, позволяющим установить примерное местонахождение Никопсии на современной географической карте. В 134 г. Флавий Арриан составил подробный «Перипл Понта Эвксинского», переписанный в конце V – начале VI в. неизвестным византийцем, добавившим современные ему названия и пересчёт стадий в мили [1, с. 85]. В этом тексте (т. н. «Перипле Псевдо-Арриана») указано следующее (добавления переписчика заключены в скобки):

«...От Питиунта до области Стеннитика (некогда называвшейся Триглитом) 150 стадиев (20 миль)... От Стеннитики до реки Абаска 90 стадиев (12 миль). От реки Абаска до реки Брухонта (ныне называемой Мизигом) 120 стадиев (16 миль). От Брухонта до реки Несиса, в которой...Гераклейский мыс (называемый Пикситом), 60 стадиев (8 миль). От реки Несиса до реки Масетика 90 стадиев (12 миль). От реки Масетика до pеки Ахеунта...60 стадиев (8 миль). Эта река Ахеунта (называется Басий и) отделяет зихов от санихов... От реки Ахеунта до Гераклейского мыса (ныне называемого Пустынным) 150 стадиев (20 миль). От Гераклейского мыса до мыса, на котором... находится укрепление... Бага, 10 стадиев, 1 и 1/3 мили.). От этого мыса до мыса, у которого есть защита от ветров Фраксия и Борея (где ныне находится так называемая Левая) 180 (80) стадиев (10 и 2/3 мили). От него до так называемой Старой Лазики (в которой находится так называемая ныне Никопсис, близ которой река, называемая Псахапсис) 120 стадиев (16 миль). От Старой Лазики до Старой Ахеи  (в которой и река, называемая ныне Топсида) 150 стадиев (20 миль). От Старой Ахеи до гавани Пагры (ныне называемой Гептала) 350 стадиев (46 и 2/3 мили). От гавани Пагры до (Старой Ахеи... живут зихи. От гавани Гептала до гавани Святой (ныне называемой Гиэрия или Никаксин) 180 стадиев (24 мили). От Святой гавани (или Никаксин) до Синдики (или Синдской гавани, ныне называемой Эвдусией) 300 (290) стадиев (40 миль)...» [22, 1948, №4, с. 229-232].

Начало и конец известны – это Пицунда (Питиунт) и Анапа (Синдика). Расчёт показывает, что Стеннитика (Нитика) находилась в районе Гагры, река Абаск – Хашупсе, а река Брухонт – Мзымта., реке Несис и Гераклову мысу соответсвует река Хоста и мыс Видный, а рекам Масетика и Ахеунт – Мацеста и Сочи (а не Шахэ, как принято считать из-за созвучия названий [11, с. 72-73]). Местность у второго Гераклова мыса назвается сейчас Дагомыс, развалины укрепления Бага известны как Мамай-Кале (Мамайка); мыс Левой находился, судя по всему, в районе Вардане – Якорная Щель, Никопсия располагалась где-то у реки Шахэ. Реке Псахапсис соответствует река Псезупсе, Старой Ахее – рйон Аше, р. Тописде – река Туапсе. Гавань Пагры находилась, видимо, близ устья реки Пшада, а Святая гавань – в Геленджикской бухте [прил. 1, карты №1-4].

 

 

 

 

 

 Эти расчёты подтверждаются данными Плиния и Клавдия Птолемея; первый упоминает город Гиэр в 67,5 милях от Синдики и в 206 милях от Себастополя (Сухуми). Гераклов мыс Плинию неизвестен, зато известен город Гераклея в 70 милях от Себастополя [прил. 1, карты №5-6; 22, 1949, №2, с. 292; ср.: 22, 1947, №4, с. 221]. Птолемей называет лишь город Таз (отождествляемый со Старой Лазикой), и на составленной по приведённым в его «Географическом руководстве» координатам карте город будет занимать примерно такое же положение, как и по данным Арриана [прил. 1, карта №7; 22, 1948, №2. с. 244]. Искажения объясняются тем, что Птолемей неверно определил широту исходного пункта своей сетки – Византия [1, с. 91]. При рачётах он пользовался разными источниками и, естественно, не мог избежать ошибок, переводя расстояния в координаты.

 

Черноморское побережье Кавказа по данным Клавдия Птолемея (IIв.)

Однако в «Перипле» есть одно тёмное место, имеющее прмое отношение к поискам  Никопсии. Как пишет В.В. Латышев: «Арриан от Гераклейского мыса до мыса Левой считает 180 стадиев и в этом он прав; Аноним из того же расчёта должен был указать 170 стадиев (180-10), но неизвестно в силу  какой ошибки даёт только 80. Что здесь нет ошибки переписчика, ясно из суммы расстояний в §27» [22, 1948, №4, с. 231]. Вероятнее всего объяснить это тем, что переписчик пытался уточнить данные Арриана с помощью других источников. Кроме того, расстояние в 10 стадиев следует отсчитывать на юго-восток, т. к. после упоминания «Бага» расстояние до следующего пункта дается не от «укрепления» (как следовало бы писать при сохранении северо-западного направления), а всё от того же Гераклова мыса (возвращаясь с юго-востока на прежний курс).

Таким образом, античные источники свидетельствуют в пользу того, что Никопсия располагалась в районе рек Псезуапсе – Шахэ. Это подтверждает и «Армянская география»

VII в. По её сведениям, владения Империи на Боспоре отделены от Никопсии рекой Псеховрос (т. е. Псезуапсе) [27, c. 29]. Константин Багрянородный считал, что от Таматархи до реки Уркух (вероятно, левый рукав Кубани), расстояние равно «18 или 20 милям», а от реки Укрух до Никопсии на одноимённой реке, разделяющей Зихию и Абасгию, расстояние составляет 300 миль [19, c. 175-177]. Столько же миль отделяют Никопсию от Сотириуполя (Питиунта?). При всём том, что общая протяжённость восточного берега Черного моря в трактате «Об управлении империей» сильно завышена (Сотириуполь оказывается рядом с Трапезунтом), положение Никопсии на половине пути от устья р. Кубань до Пицунды примерносоответствует району рек Псезуапсе – Шахэ [см. прил. 1, карта №8].

 

 

Единственным значительным памятником здесь является крепость Годлик. Вероятно, именно её под именем «замка Сович» упоминает Эвлия Челеби в своей «Книге путешествий» (1667 г.). Он пишет, что развалины этого замка расположены по дороге из Абхазии, не доходя двух дней пути до устья реки Аше» [6, с. 178, 179]. Упоминает Годлик и Ф. Дюбуа де Монпере (1833 г.), но он отмечает лишь то, что данная крепость похожа на Нечепсухо [15, с. 87]. У Дж. Белла (1838 г.) Годлик описан более подробно: «К морю идёт обрыв, три остальные стороны продолговатого четырёхугольника… обнесены крпеко построенной из камня и извести стеной, которая достигает от 12 до 20 футов и снабжена со стороны суши башнями и контрфорсами. В северо-западном углу, в сторону моря, находится пространство, отделённое стеной от другого большого пространства: с внутренней стороны внутри стен отделённой территории  находлится прдолговатая куча развалин, а встене западной стороны есть четырёхугольный фундамент в высшей степени крпекой постройки, которая, вероятно, служила башней. Я предполагаю, что маленькое пространство было цитаделью, а большое - рыночной площадью. Много оснований считать, что когда-то это было генуэзской факторией-крепостью. Это же доказывают и развалины, находящиеся неподалеку на этом же берегу» [цит. по: 20, с. 173].

Вспоминая события последнего года Кавказской войны, В. Солтан пишет, что «…18 марта на этом месте горцы попытались дать бой отряду генерала Геймана, для чего заняли позицию около развалин древнего монастыря» [31, с. 448]. А.В. Верещагин спустя десять лет отметит «…храм, находящийся на левой стороне Годлика в каштановой роще у самого морского берега» [10, с. 50], а графиня П. Уварова  в 1891 г. записала, что здесь по карте «…значатся развалины монастыря: по отзыву же начальника края следы эти ныне совершенно исчезли» [33, с. 76]. В 1957 г. крепость исследовалась Н.В. Анфимовым, который датировал памятник XIV – XV вв. [3]. Осмотревший городище два года спустя Л.И. Лавров предположил, что Годлик – это Альба Зихия, известная по итальянским картам XIV – XV вв. [20, с. 174-175]. Однако названия на этих картах не всегда обозначали поселения и определить, что именно имел в виду чертивший их картограф, затруднительно [16, с. 138]. Скорее всего, Альба Зихия – искажённое «Абадзехия», т. е. страна абадзехов, одного из адыгских племён. В 1965 г. раскопки Годлика проводил И.Б. Брашинский, по мнению которого сама крепость была воздвигнута в античную эпоху и носила в те времена название «Бага», а сложенная «ёлочкой» внутренняя стена построена генуэзцами [5; 11, с. 80, 104-105] (о местонахождении Багу см. выше, а стены «ёлочкой» укладывали и во времена владычества хазар [29, с. 68]). В.А. Левкинадзе «создал» по этому поводу на Побережье целый «Понтийский лимес» [23], который на сегодняшний день можно считать совершенно «разрушенным» стараниями А.Ю. Ломоури [24]. С 1992 г. начались планомерные исследования крепости Годлик экспедицией Уральского университета под руководством Б.Б. Овчинниковой.

Даже сейчас разрушенные стены и башни производят немалое впечатление, хотя руины во многих местах скрыты землей и заросли мхом и кустарником. Крепость своими очертаниями напоминает вытянутый треугольник неправильной формы (почему Дж. Белл пишет о четырёхугольнике – непонятно, но так же, как и в его времена, небольшое пространство в северо-западном углу отделено стеной). Раскопки ещё далеки от своего завершения, поэтому отметим лишь то, что следов внутренней застройки пока не обнаружено, и только будущие исследования способны прояснить картину. Культурный слой – не более полуметра, но столь же тонок он и на многих аланских городищах. Настораживает отсутствие заметных следов архитектуры – как показано выше, они неоднократно упоминаются в источниках прошлого века. Не исключено, что их разрушение связано с колебанием уровня Чёрного моря и cильным воздействием волн на обрывистый берег [1, с. 25].

Попытаемся разобраться с датой основания Никопсии. Впервые её имя появляется в византийской рукописи «Перипла» Арриана (её составление обычно относят к концу V - началу VI века [1, с. 85]), а Вахушти Багратиони в своей «Истории царства Грузинского» пишет, что отождествляемый им с Никопсией Питиунт был основан около 526 г. [9, с. 41], хотя на самом деле это событие произошло тысячелетием раньше. Если вспомнить подробности истории Северо-Западного Кавказа  в первой половине VI века (крещение царя Лазики Цате в 523 г. и возвращение Империей Боспора в 528 г. [18, с. 100-103; 30, с. 36, 165, 468]), то станет ясно, что дата 526 г. относится именно к Никопсии. Географически этот город расположен между Лазикой и Боспором, между крещением первой и захватом второй страны находится время предполагаемого основания Никопсии. Возведение нового форпоста в Восточном Причерноморье в 523–528 г. было логичным шагом властителей Константинополя на пути к осуществлению их заветной мечты – возрождению Римской империи в её прежних границах.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Абгунов М.В. Античная география Северного Причерноморья. М.: Наука. 1992. 240 с.

Анчабадзе З.В. Из истории средневековой Абхазии (VI - XVII вв.). Сухуми: Абх. гос. изд. 1959. 306 с.

Анфимов Н.В.  Отчет о работе Сочинского отряда Черноморской археологической экспедиции за 1957 г.  М.: ИА РАН. Ф. Р-1, д. 1679.

Болотов В.В. Лекции по истории древней церкви. II. История церкви в период до Констатина Великого/ Приложение к журналу «Христианское чтение» за 1908, 1909 и 1910 г.. СПб., 1910. 474 с.

Брашинский И.Б. Обследование античных памятников Северо-Восточного Причерноморья// АО 1965 г. М., 1966. С. 113-115.

Брун Ф. Путешествие турецкого туриста по восточному берегу Черного моря// ЗООИД. Одесса. 1875. Т. IX. С. 161-188.

Брун Ф. Черноморье. Сборник исследований по исторической географии Южной России// Зап. Новоросс. имп. ун. Одесса. 1880. Ч. II. С. 77-353.

Васильевский В.Г. Хождение апостола Андрея в стране мирмидонян. Русско-византийские отрывки// ЖМНП. 1877, январь. С. 58-76.

Вахушти Багратиони. История царства Грузинского/ Пер. Н.Т. Какашидзе. Тбилиси: Мецниереба. 1976. 340 с.

Верещагин А.В. Путевые заметки по Черноморскому округу. М., 1874. 203 с.

Воронов Ю.Н. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар: Краснод. кн. изд. 1979. 112 с.

Воронов Ю.Н. К вопросу о локализации Никопсии// Тезисы XV Крупновских чтений. Махачкала, 1988. С. 72-73

Гадло А.В. Византийское свидетельство о Зихской епархии как источник по истории Северо-Западного Причерноморья// Из истории Византии и византиноведения. Л., 1991. С. 98-105.

Гулиа Д. История Абхазии. Тифлис: Изд. Наркомпроса С.С.Р. Абхазии, 1925. Т. I. 341 с.

Дюбуа де Монпере Ф. Путешествие вокруг Кавказа. Сухуми: АбГИЗ. 1937. Т. I. 180 с.

Егоров В.Н. Историческая география Золотой Орды. М.: Наука. 1985. 246 с.

Инал-Ипа Ш.Д. Вопросы этнокультурной истории абхазов. Сухуми: Алашары. 1976. 464 с.

История народов Северного Кавказа  с древнейших дней до конца XVIII в./ Под ред. А.Л. Нарочницкого, В.Б. Пиотровского. М. Наука. 1988. 544 с.

Константин Багрянородный. Об управлении империей/ Под ред. Т.Т. Литаврина, А.П.  Новосельцева. М.: Наука. 1989. 496 с.

Лавров Л.И. Этнография Кавказа (по полевым материалам 1924-1978 г.). Л.: Наука. 1982. 224 с.

Латышев В.В. К истории христианства на Кавказе. Греческие надписи из Ново-Афонского монастыря// Сборник археологических статей, поднесенный графу А. Бобринскому. СПб. 1911. С. 169-198.

Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе// ВДИ, 1947, №4. С. 177-242; 1948, №2. С. 231-257; 1948, №4. С. 224-237; 1949, №2. С. 271-316.

Левкинадзе В.А. Понтийский лимес// ВДИ, 1969. № 2. С. 75-94.

Ломоури Ю. Н. К выяснению некоторых сведений NOTITIA DIGNITATUM и вопрос о так называемом  «понтийском лимесе»// ВВ. М., 1986. Т. 46. С. 59-74.

Макарий (Булгаков), митрополит. История русской церкви. Кн. 1. История христианства в России до равноапостольного кн. Владимира как введение в историю русской церкви/ Вступ. ст. С.А. Беляева. М.: Изд. Спасо-Преображ. Валаамского мон. 1994. 400 с.

Очерки истории Адыгеи/ Под ред. С.К. Бушуева. Майкоп: Адыг. кн. изд. 1957. Т. I. 484 с.

Патканов К. Из нового списка географии, приписываемой Моисею Хоренскому// ЖМНП. 1883, март. Ч. 226. С. 20-32.

Петровский С.А. Сказания об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморскому побережью (очерк из истории древнехристианской литературы)// ЗООИД, Одесса. 1898. Т.  XX. С. 29-148; Т. XXI. С. 1-184.

Плетнева С.А. Салтово-маяцкая культура// Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. М.: Наука, 1981. С. 62-75.

Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история/ Пер. А.А. Чекаловой. М.: Наука, 1993. 576 с.

Солтан В. Военные действия в Кубанской области с 1861-го по 1864-й год. Походные записки// Кавказский сборник. 1880. Т. 5. С. 345-470.

Сообщения средневековых грузинских письменных источников об Абхазии/ Пер. и прим. Г.А. Амичба. Сухуми: Алашара. 1986. 86 с.

Уварова П. Абхазия, Аджария, Шавшетия, Посховский участок. Путевые заметки. М., 1891. Ч. II. 323 с.

 

Приложения:

 

Карта 5 Черноморское побережье по данным Плиния 1 в.

 

 

Карта 6 Черноморское побережье Кавказа по данным Артемидора (II в. до н.э.)

 

При расчётах принималось, что 1 стадий = 157,7 м, 1 миля у Плиния = 1481 м. Традиционная локализация показана жёлтым цветом, авторская – красным. Так как все измерения при написании статьи в 1996 г. проводились на топографических картах вручную, маршруты рисовались прямыми линиями (за исключением карты №8).

Прочитано 110 раз Последнее изменение Пятница, 01 ноября 2019 17:33

Добавить комментарий

Защитный код