Суббота, 21 ноября 2015 21:38

В поисках крепостицы

Автор
Оцените материал
(6 голосов)

Старожилы хутора Островская щель Туапсинского района, не раз рассказывали мне, что когда то, на горном отроге, у слияния Пшиша и Островского ручья, стояли остатки стен старой крепости, построенной еще турками, а может и кем поранее. Попадались мне упоминания о ней и в различных исторических источниках. Остатки стен крепостицы были разобраны и вывезены при строительстве близкой Армавиро-Туапсинской железной дороги. И старая крепость исчезла. Но остались ли ее следы?

Этим субботним утром, мои знакомые дружно заскулили по животрепещущему вопросу грибов. Зная, что я много хожу по лесам и горам, был я у них в вопросе этом, инстанцией последней. А раз я еще и с лопатой по лесам хожу, тут уж вне всяких для них сомнений – гребу я эти самые грибы, не иначе как лопатой. Что поделать – давно обещал, везти народ надо. Но я хитер. Грибы, конечно, дело нужное, но хотелось открытий. И не на грибном поприще, а на историческом.
И решил я двух зайцев убить. Отвезти страждущих до опят-поганок в лес, а самому, значит, разведку провести. Места, где по слухам и сплетням, да невнятным историческим упоминаниям, стояла эта самая турецкая крепостица. При этом раскладе, убивал я зайца и третьего. Зачем тащить камрадов по историческим поискам, неизвестно куда? Не до такой я степени Моисей, чтобы водить народ свой, по невнятным буеракам, да с пространными целями.


День был для конца ноября дивно солнечным, а с юга дул вполне теплый ветер. Пока собрались грибники, время укатилось к полудню. Но для разведки, его вполне хватало. Прибыли в хутор Островская щель, грибники порскнули из машины в буреломы, а я чинно и степенно побеседовал с Андреем Дундукчаном, хозяином лесной базы, да не торопясь похлебал с ним кофею.
А после церемониала, на уазике, был подброшен на три километра, поближе к цели. Ехать было почти весело. Почти – потому что в практичной голове вертелась мысль – «обратно то, пешком»…


Пересек уже полноводный Островский ручей, да полез на кручу. Место еще издали радовало своим стратегическим видом, но больше – огорчало. На широком и ровном языке горного отрога, где самое место крепостице, громоздились вышки ЛЭП…


И вот я на месте. Вне всяких сомнений, если и быть крепостице – то только здесь. Язык горного отрога выдавался над равниной, Гойтхским урочищем, как называлось оно на картах. На урочище сливались воедино реки Пшиш и Островская. Да сходились современные дороги.

А если глянуть на старые карты – то и древние. Причем – три. Весь этот важный узел рек и дорог просматривался как на ладони. Не пройти купцу, не уплатив налога, не минуть места ворогу, не отгребя.


С предварительным оглядыванием было покончено, и я принялся разыскивать свидетельства вещественные. Напомню, что по рассказам старожилов, остатки крепостного камня были вывезены при строительстве Армавиро-Туапсинской железной дороги, в самом начале 20-го века.
Дорога эта, естественно присутствовала, причем видно было ее прекрасно – всего то, в километре-полутора. Еще в беседах со стариками, я высказал вопрос – а зачем крепостной камень на железке? Ну насыпи там, гравий, это понятно. Но оказалось что рядом был тоннель, да мостовые укрепления. А при их возведении, требовался камень, и много. Логично. Чего ж не воспользоваться дармовым камнем, с совершенно уже ненужного в техническом веке строения?
И я принялся за камни. Рассматривать, какие мне попадаются, попутно изучая несложную геологию маленького плато. Геология представала во всей своей бесхитростности. Место кишело камнями. Все они – округлые, небольшие. Много (может – целый миллион) лет назад, были эти горки берегом океана, с окатанным камнем. Ну а может – громадной рекой. В общем, камень одного и того же сорта, да и размера. Камень был везде. Потому что вся местность была начисто перепахана бульдозерами, при строительстве ЛЭП. Последние штрихи к уродству добавила недавно проложенная газовая трасса. По этому же месту.

На фото - камень,  характерный для всего каменного хозяйства отрога.


Однако, результатом земляных работ стал срез части склона, где отлично просматривалось строение почвы. Видно, что изначально небольшое плато представляло собой слой каменных окатышей, укрытых многовековым слоем лесной почвы да древних наносов. И больших камней, годных для постройки укрепления не было.

Значит, искать мне надо было камни большие, да другой породы-племени. На соседнем Каратянском хребте, возвышающимся в километре над Пшишом, как раз были видны мощные выходы подходящего, для возведения каменных стен. Да и не далеко. Захочешь вольготно-весело жить за каменными укреплениями крепости, поналовиш себе рабов-пленников, а они то, камня и натаскают. Масса прецедентов в истории. И подальше, и побольше таскали.
Я не рассчитывал найти обтесанные и монументальные квадры – жирно было бы городить из таких однозвездочную крепостицу, на пересечении третьестепенных торговых путей. Но если каменное строение было, как бы его не растаскивали, крупный камень, годный для постройки, должен был хоть где то валяться, причем – почти на поверхности. По моему разумению.


Попутно, обходя всю площадь ровной части хребта, я работал металлоискателем. Хоть он частенько и сходил с ума, от обилия проводов, сумасшедших токов, да напряжений. И от множества железной строительной дряни, щедро покрывавшей землю. Дело в том, что до окончательного угробления этого места газовой трассой, мои знакомые из хутора находили здесь пули Минье и штуцерные, монеты, осколки и крупные фрагменты кувшинов и посуды, пуговицы. И это не единичные факты. Совершенно очевидно, что крепость или ее остатки, которую по слухам соорудили турки ( а может и воспользовались они тем, что было сооружено еще в эпоху генуэзцев), облюбовали солдаты Кавказского корпуса. Ведь именно в этих местах шел в 1862 году Даховский отряд, а позднее стояли укрепления Чилипсинской линии. А что? Место – что надо. Все черкесские пути-дорожки, как на ладони, с трех сторон крутейшие обрывы к рекам, а с тылу – вершина, где ставь вышку, да оглядывай всю округу. До сих пор, точно неизвестно, где находилось первое укрепление Гойтх, сооруженное императорскими солдатами. Не тут ли, где я хожу?


Своих следов да железа добавила и война. Весь окоем перед крутыми обрывами был изрыт окопами. Эти участки – единственное, что сохранилось на плато почти в естественном лесном виде, не тронутое техникой электро-газостроителей. Стратегичность места оправдывалась и века спустя. Маленькое плато, с крутыми склонами, начисто перекрывало фашистам путь в хутор Островскую щель. И его бомбили да обстреливали. Осколки, осколки, осколки…


Однако, именно в западной части плато, перед крутыми склонами с сохранившимся лесом, я и обнаружил то тут то там выглядывающие из земли редкие крупные камни. Причем небольших, не попадалось вообще. Аккурат, на кусочке старой-престарой, еле уловимой дороги. Были они крупные, и совершенно не того фасону, как остальные камни. И другой породы. Были ли они остатками стен крепости? Я не знаю. Но то, что они были «не те» - в этом я совершенно уверен. Тут и геологом быть не нужно. Таких было много внизу, у реки, да у подножия Каратянского хребта. Сами, заползти на пару сотен метров вверх, они не могли.


Вот, собственно говоря, и все итоги моей разведки. В земле мне не попалось монет и пуль, пантикопеек и старых пистолей, да прочих свидетельств древности. Была ли на самом деле тут крепость – я не знаю. Но хочется верить – что была. И стояли старые полуразрушенные временем каменные стены, и не было уродливых вышек ЛЭП, гудящих проводов, да столбов газовой трассы…
Я специально указал на фрагменте современной карты это место. И если кто то, из любителей металлопоиска, прочитавших этот материал будет бродить там – мы будем очень благодарны за рассказы и фото о находках, сделанных на маленьком плато. Ведь они смогут пролить свет на то, чего мы не знаем. Пишите в теме форума, пишите в комментариях.

 

Прочитано 1331 раз Последнее изменение Суббота, 21 ноября 2015 23:28

Добавить комментарий

Защитный код

Комментарии